РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ А.Н. БАШЕНЬКИНА

НА СТРАНИЦУ И.П. КУКУШКИНА

 

 

Источник: Башенькин А.Н., Кукушкин И.П. Древняя Вологда. В кн.: Вологда. Краеведческий альманах. Вып. 1. Вологда, 1994. Все права сохранены.

Размещение электронной версии в открытом доступе произведено: www.booksite.ru. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2006 г.

 

 

 

 

 

А. Н. Башенькин, И. П. Кукушкин

ДРЕВНЯЯ ВОЛОГДА 

 

Вологда - один из древнейших городов на Русском Севере. Ее история уходит в глубь веков. Датой основания Вологды считается 1147 год. Как и другие города с многовековой историей, Вологда испытывала периоды подъема и относительного упадка, менялась ее роль в истории государства Российского.

В летописях XIII-XV веков Вологда фигурирует как важный стратегический пункт и административный центр волости на севере Руси. В эту эпоху междоусобиц и становления централизованного Российского государства спор за обладание Вологдой вели Великий Новгород, Тверское княжество, Москва. Находясь на важном торговом пути в Заволочье, Вологда быстро становится крупным торговым центром, богатеет и застраивается. Папский легат. Антонио Поссевино, посетивший Вологду в XVI веке, называет ее "наиболее значительным по многолюдству и известности" городом на севере Московии1.

ИСТОРИОГРАФИЯ ВОПРОСА

Истории города посвящены многочисленные исследования, однако большинство их касается периода после XV века. Ранний период истории города остается наименее изученным. В историко-краеведческой литературе древняя история Вологды рассматривается бегло, как бы между прочим. Почти во всех публикациях повторяются одни и те же факты, взятые из работ первых историков Вологды, часто не подтвержденные достоверными источниками. Эти данные переходят из одного издания в другое и от многократного повторения становятся своеобразным штампом. Во многом это связано с немногочисленностью и фрагментарностью письменных источников по раннему периоду истории города.

Первой попыткой исторического исследования о Вологде можно назвать Летописец Ивана Слободского, певчего вологодского архиерейского дома, законченный им в 1716 году. Рукопись содержит краткие выдержки из летописей и дает мало информации. Сам летописец отмечает, что "имех аз немалое желание, даби ми изследовать о своем отечестве, а именно о граде Вологде, ..., но по многом моем старании и многих гранографов и летописцев созерцании не суть намерение исполнися"2.

В 1780 и 1782 годах в Москве выходит книга А. А. Засецкого "Исторические и топографические известия по древности о России и частно о городе Вологде". А. А. Засецкий делает попытку применить известные ему сведения по древней истории для Вологодского края и прокомментировать летописный материал, касающийся города. Относительно же начального периода истории Вологды он вынужден констатировать: "О том я обстоятельное и верное известие не мог отыскать"3. В этой работе и упоминается дата- 1147 год-год прихода святого Герасима на Вологду и основания им монастыря. Дата заимствована из "жития, имеющегося на Вологде при церкви, где был монастырь"4. Имеется в виду Троице-Герасимова церковь. В дальнейшем эта дата становится общепринятой как год основания Вологды.

В период с середины XIX века по начало XX века выходит большое количество краеведческой литературы по истории города. Но по рассматриваемому времени работы ограничиваются, как правило, лишь интерпретацией материалов, опубликованных А. А. Засецким. Следует отметить книгу И. К. Степановского "Вологодская старина", изданную в Вологде в 1890 году, содержащую наиболее полный обзор имевшихся в то время материалов.

В 1950-60-е годы выходят в свет статьи археолога А. В. Никитина, в течение ряда лет проводившего раскопки в Вологде. В них впервые была представлена характеристика материальной культуры древней Вологды. На основе фактического материала А. В. Никитин сделал вывод, что до возникновения города никакого поселения здесь не было. Вологда возникает сразу как какой-то административный или экономический центр с культурой, характерной для древнерусских городов, и не позднее XII века5. Работы А. В. Никитина не потеряли своей актуальности и являются ценным источником для изучения средневековой Вологды.

В 1980-е годы производственным объединением "Союзреставрация" под руководством С. А. Шарова разработан историко-архитектурный план Вологды. В нем содержатся исследования о древней топографии города, общие исторические сведения, а также архивнобиблиографические изыскания о Вологде6. Кроме вышеперечисленных работ, отдельные сведения о Вологде имеются в обобщающих монографиях: М. Н. Тихомиров "Древнерусские города", А. В. Насонов "Русская земля", А. В. Кучкин "Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в Х-XIV вв." и др.

АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ ВОЛОГДЫ

Началом археологических исследований Вологды можно считать XVIII век. Первое наблюдение с целью фиксации археологического памятника было произведено А. А. Засецким. Описывая "знаки, имеющихся бывших издревле городов, которые состоят в уезде Вологодском,- А. А. Засецкий отмечает,- признак строения города высоким земляным валом от города Вологды в 3 верстах, на берегу реки Вологды при ямской деревне Лукьянове"7.

Большое внимание любителей древностей привлекала к себе Соборная горка. В народе о ней было много легенд и сказаний. Увлеченный ими в 1809 году генерал К. М. Бороздин провел на Горке небольшие раскопки. В 1866 году по поручению Московского Археологического общества некто штабс-капитан 3. в течение двух недель обследовал Соборную горку. Однако все эти раскопки "нашли только следы бывшего тут какого-то каменного здания"8.

Серьезных археологических исследований города не предпринималось до 1947 года, когда П. И. Засурцевым было заложено два раскопа по 36 квадратных метров близ Ленивой площадки, по традиции считающейся историческим центром города. В ходе раскопок были выявлены позднее кладбище и остатки кирпичного фундамента. Вскрытый культурный слой сильно перемешан; датируется временем не ранее XVI века9.

В 1948 году под руководством А. В. Никитина начато планомерное археологическое исследование города. Раскопки этого года носили предварительный разведочный, характер. Их результаты определили дальнейшие работы, которые были продолжены в 1955-1957 годах. Основной целью раскопок было выявление древнейших слоев. Обследовалась часть города, которая считается наиболее древней. Это район современных улиц Бурмагиных, Ударников, Луговой набережной, Паркового переулка. За четыре года было заложено 16 шурфов и 8 раскопов общей площадью около 900 квадратных метров. Раскопки дали неоднозначные результаты. Часть шурфов и раскопов не содержала древних культурных отложений или стратиграфия слоев была значительно нарушена. В то же время вскрыты слои с хорошо сохранившимися средневековыми постройками и замощениями улиц, найдено большое количество вещевого материала10.

В 1985 году сотрудником Вологодского музея-заповедника И. Ф. Никитинским были предприняты небольшие разведочные работы по сбору подъемного материала на реке Вологде. В 1986 году им было заложено две траншеи, в которых были зафиксированы остатки фундамента башни и место складирования белого камня времени строительства крепости при Иване IV Грозном11.

В 1987-1988 годах охранные и раскопочные работы около Ленивой площадки проводил А. М. Иванищев. В ходе раскопок были найдены остатки сруба, деревянный настил, фундамент церкви или крепостной стены, средневековые вещи12.

В 1992 году Вологодским отрядом Северорусской археологической экспедиции под руководством И. П. Кукушкина проведены развеянные шурфовки и стационарные раскопки на территории Вологодского городища, которые дали существенные результаты.

ДРЕВНЕЙШИЙ ПЕРИОД ИСТОРИИ РЕГИОНА

В 1970-90-е годы А. Н. Башенькин, М. Г. Васенина, С. Ю. Васильев, Н. В. Гуслистов, И. Ф. Никитинский, И. П. Кукушкин, Е. Н. Кукушкина проводили археологические обследования округи города, в результате которых открыто более 100 памятников от эпохи мезолита (VIII-V тысячелетия до н. э.) до позднего средневековья. В настоящее время эта территория достаточно хорошо обследована в археологическом отношении, и это позволяет сделать ряд важных заключений, иногда весьма неожиданных.

Первоначальное освоение территории верхнего течения реки Сухоны человеком относится к эпохе среднего каменного века - мезолита (VIII-V тысячелетия до н. э.). Ее осваивали небольшие группы охотников и рыболовов, продвигавшихся на территории, освобождавшейся от ледника. Стоянки эпохи мезолита найдены на верхней и средней Сухоне. Однако достоверных поселений этого времени на реках Вологде, Леже, Комеле пока неизвестно. Возможно, это связано с существованием на данной территории большого приледникового озера. Отметим, что на реке Вологде найдены каменные и костяные орудия, которые предварительно можно отнести к эпохе мезолита. Поэтому обнаружение памятников этого времени может быть делом будущего.

Стоянки следующей эпохи-неолита (V-III тысячелетия до н. э.), обнаружены на берегах Вологды в районе д. Михальцево, Ленивой площадки, Соборной горки, у церкви Андрея Первозванного, судоремонтного завода, Турундаева и др. На стоянках найдена ямочно-гребенчатая керамика, каменные топоры, наконечники стрел, скребки, костяные орудия. Однако археологических раскопок, которые могли бы дать более полное представление о культуре населения столь отдаленного времени, пока не проводилось. Значительное количество стоянок свидетельствует о достаточно плотном заселении берегов Вологды в эпоху неолита. Это очень интересно, так как для последующего времени-эпохи бронзового и железного веков (II тысячелетие до н. э.- V век н. э.) - на территории города поселений пока не выявлено. В верховьях Вологды, выше города, известен только один памятник раннего железного века - Сараево, открытый в 1993 году Е. Н. Кукушкиной. Возможно, при дальнейших исследованиях поселения еще будут найдены, хотя факт некоторого "запустения", видимо, имел место. Здесь следует отметить, что ниже по реке в районе Лиминского завода и месте слияния рек Вологды, Сухоны, Лежи известно несколько десятков поселений этого времени. Среди них выделяется центральное поселение в устье реки Вексы. Оно открыто Н. В. Гуслистовым в 1980 году и исследовалось раскопками И. Ф. Никитинским, В. С. Патрушевым, С. Ю. Васильевым. Поселение имело большие размеры и существовало с эпохи неолита до средневековья.

ПРОБЛЕМА ВРЕМЕНИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ Г. ВОЛОГДЫ

Отдельного рассмотрения заслуживает проблема возникновения города. Общепринятой датой основания Вологды считается 1147 год. Но, как бы парадоксально это не звучало, ни в одной древнерусской летописи под 1147 годом Вологда не упоминается. Первое достоверное упоминание города в письменных источниках относится к 1264 году, в докончаниях Новгорода с великим князем волость Вологда называется в перечне других окраинных владений Новгорода13 . В 1273 году Вологда упоминается в связи с нападением тверского князя Святослава Ярославича на новгородские земли14. Дата 1147 год взята, как уже упоминалось, из письменного источника XVII века под полным названием "Чудеса и деяния и преславные новоявленная творения преподобного и приснопамятного Отца нашего Герасима". В нем сообщается: "Лета 6655 (1147) Августа в 19 день, на память святого мученика Андрея Стратилата, прииде Преподобный отец Герасим от богоспасаемого града Киева, Глушенскаго монастыря постриженик, к Вологде реке, еще до зачала града Вологды, на великий лес, на средний посад Воскресения Христова Ленивыя площадки малаго Торжку, и создал пречестень монастырь во славу Пресвятыя Троицы, от реки Вологды растоянием на полпоприща"15. Далее автор рукописи, некто Фома, описывает чудеса, свершившиеся при гробе преподобного Герасима. Именно описание чудес было главной целью в работе Фомы. Эту задачу поставил вологодский архиепископ Маркелл: "...приходящих ко святому допрашивать... и писанию предавати древняя и новая чудеса". Известие же о приходе Герасима на Вологду, вероятно, было написано как пояснение - кто такой и откуда появился Герасим. Фоме необходимо было создать цельный и правдоподобный образ святого, но информации не было. На это сетует и сам Фома: "А о жительстве его и коликими труды подвизася и коего града урожением и какова родом саном был, того мы не обретахом". Поэтому автору сказания пришлось использовать некоторую долю вымысла, что, впрочем, характерно для подобного жанра литературно-церковных произведений. С этой точки зрения понятна противоречивость его сообщений. В частности тот факт, что Герасим якобы был пострижеником Глушенского монастыря. "Но такого монастыря ни в XII веке, ни после не бывало в Киевской губернии"16. Существовал Глушицкий монастырь. Как раз на XVII век (время написания сказания) и приходится его расцвет. Но основан он был только в XV веке, и не близ Киева, а в Кадниковском уезде. Другое расхождение в тексте, отмечавшееся исследователями, касается свидетельства о приходе Герасима "еще до зачала града Вологды" и сообщения, что в то же время он пришел "на средний посад Воскресения Христова Ленивыя площадки малаго Торжку", то есть когда уже было и поселение, и торг.

Необходимо отметить, что и сам факт прихода Герасима на Вологду в XII веке в общем контексте истории монастырей на Руси вызывает сомнение. Первые монастыри появляются в Киевской земле в XI веке; в первой половине XII века-на северо-западе Руси, в Новгороде; значительно позднее этот процесс начинается на северо-востоке. Первый монастырь во Владимире был основан в 1152 году, в Ростове - в 1212 году. В Белозерском крае первый монастырь основан в 1251 году белозерским князем Глебом Васильковичем. Это был Усть-Шехонский Белозерский монастырь, расположенный близ г. Белоозера - центра княжества. Виднейший русский историк церкви Е. Голубинский писал: "Все наши монастыри периода домонгольского, не только ктиторские, но и собственно монашеские были построены в городах или поблизости их, и не было ни одного построено в пустыне, в лесу и вообще в удалении от жилья человеческого... Предполагать, чтобы уроженец Киевский мог иметь желание идти в инородческую и некрещеную местность, где он не мог надеяться найти себе товарищей в монашествовании и где он вовсе не мог ожидать себе и благосклонного приема, весьма сомнительно"17.

Остается и вопрос, почему именно 1147 год был выбран для указания времени прихода Герасима. На этот счет могут быть различные предположения. Одно из них - версия А. В. Никитина, который считал, что "дата 1147 год, льстившая областным симпатиям, могла быть создана по аналогии с датой возникновения столицы, как подобный пример можно указать на столь же сомнительную дату основания Тулы в 1147 году"18.

Таким образом, отношение к сказанию о приходе Герасима на Вологду, как к историческому источнику, должно быть очень осторожным. И вряд ли корректно привлекать эти сведения для обоснования даты основания Вологды, учитывая, что первое ее упоминание в достоверных письменных источниках появляется спустя более чем 100 лет после 1147 года.

В сложившейся ситуации решающее значение приобретают материалы археологических исследований. Как уже отмечалось, древнерусских поселений Х-XII веков в ближайшей округе не обнаружено. Это находится в разительном контрасте с другими древнерусскими городами домонгольского периода, которые окружены сельскими поселениями. Для примера укажем, что наиболее близкие к Вологде города - Белоозеро, Устюжна, Великий Устюг - находятся в окружении десятков селищ и могильников домонгольского времени. Но, конечно, отсутствие домонгольских селищ в округе не может являться основным аргументом в вопросе о времени возникновения Вологды. Решающими являются результаты раскопок в самом городе, в его древней части (Рис. 1).

Рис. 1

Наиболее важные результаты были получены в ходе раскопок А. В. Никитина на улице Бурмагиных, во дворе дома № 24 (в настоящее время дом снесен). Удалось вскрыть сохранившиеся жилые и хозяйственные постройки, замощения улиц, найти разнообразный бытовой и хозяйственный инвентарь эпохи средневековья, А. В. Никитин считал, что Вологда возникла не позднее XII века. Вывод был сделан на основе находки шиферного пряслица (Рис.2), время бытования которых по хронологии 50-х годов ограничивалось XII веком19. Сейчас после широкомасштабных раскопок в Новгороде, Белоозере и других городах известно, что шиферные пряслица бытовали до начала XV века20. Причем в слоях XII века это одна из наиболее массовых находок. При раскопках в Вологде найдено всего одно пряслице из шифера, что более характерно для периода с середины XIII века, когда татаро-монголами были уже разорены центры производства пряслиц из овручского шифера на юге Руси.

Рис. 2. 
1 - шиферное пряслице; 2 - 4 - ножи; 5 - наконечник стрелы; 
6 - сапожный молоток; 7 - булавка-спица; 8 - писало; 9 - вток; 10 - острога; 
11 - ключ; 12 - светец; 13-14 - рыболовные блесны.
2 - 14 - изделия из железа.
1, 5, 6, 9, 11, 12 - из раскопок А. В. Никитина; 
2 - 4, 7, 8, 10, 13 - из раскопок И. П. Кукушкина; 
14 - подъемный материал

Один из шурфов был заложен А. В. Никитиным около Троице-Герасимовой церкви, где, по преданию, основал обитель Герасим. Но никаких следов древних культурных отложений обнаружено не было21.

При работах на Ленивой площадке А. М. Иванищева в раскопе площадью 120 квадратных метров выявлены остатки сруба, деревянный настил, найден вещевой материал, характерный для древнерусского городского центра. Наиболее ранней является находка коричневого ложновитого стеклянного браслета, датируемого серединой XIII века22. После работ А. В. Никитина и А. М. Иванищева можно с большой долей уверенности утверждать, что слоев XII века ни на Ленивой площадке, ни на месте Троице-Герасимовой церкви нет. Наиболее древние вскрытые слои датируются временем не ранее XIII века.

НОВЫЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ВОЛОГДЕ

В 1992 году И. П. Кукушкиным исследован участок Вологодского городища в Парковом переулке под домом № 4. Одной из основных задач, решаемых в ходе работ, оставалась точная датировка ранних слоев. Исследовавшийся раскопками участок расположен в 150 метрах к северу от Ленивой площадки.

Площадь заложенного раскопа составила 110 квадратных метров. На глубине 1-1,2 метра выявлен целый комплекс деревянных сооружений. В южной части раскопа вскрыто древнерусское жилище, представлявшее рубленую в обло клеть со сторонами по 4 метра. С внешней стороны нижний венец обложен глиной, которая придерживалась положенными в 30-50 сантиметрах от стен бревнами и досками. Такая завалинка играла роль дополнительного утеплителя и способствовала сохранности окладного венца. В северозападном углу жилища располагалась глинобитная квадратная печь, поставленная на столбах. Подпечное пространство забиралось жердями. Печь топилась по-черному. В юго-восточной части находились две подпольные ямы округлой формы глубиной 0,3 и 0,5 метра, разделенные деревянной перегородкой. Внутри жилища выявлены следы столбовых ям, которые, по-видимому, являются остатками конструкций внутреннего убранства (лавок, полатей). Следов деревянного покрытия пола не обнаружено. С западной стороны к жилищу примыкала легкая пристройка: расчищены настил из плах, занимавший площадь 4Х3,5 метра, и ямы от столбов, поддерживавших крышу. По всей видимости, пристройка играла роль сеней перед входом. В целом конструкция жилища характерна для городских построек XIII-XIV веков. В то же время существенной особенностью является отсутствие деревянного настила пола и наличие круглых ям для погреба. Такие конструктивные элементы свойственны жилищам более южных регионов.

Почти вплотную к северной стороне дома находился частокол, составленный из бревен, жердей и горбыля. Удалось проследить способ его возведения. Сначала вырывалась канавка глубиной до 0,5 метра. В нее ставились подготовленные столбы, жерди, горбыль и присыпались землей, которая утрамбовывалась. Частокол отделял жилище от улицы, участок деревянного настила которой обнаружен в северной части раскопа. Он состоял из положенных на продольные лаги плах. Настил ориентирован по направлению к реке. Ширина мостовой составляла около 2,2 метра.

Рис. 4. 
1 - бронзовая булавка; 2 - 3 - бронзовые подвески; 4 - 5 - перстни; 
6 - стеклянная буса; 7 - бронзовый крестик; 
8 - бронзовая серьга со стеклянной бусиной; 9 - бронзовый браслет; 10 - костяная печать; 
11 - каменная форма для отливки украшений; 12 - 14 - стеклянные браслеты.
6, 7, 12 - 14 0 из раскопок А. В. Никитина; 
11 - из раскопок А. М. Иванищева; 
8 - 10 - из раскопок И. П. Кукушкина; 1 - 5 - подъемный материал

Таким образом, раскопками вскрыто древнерусское жилище с примыкающей к нему замощеной улицей. Выявленная планировка, когда дом ставился поблизости от улицы, типична для усадеб рядовых горожан. Судя по стратиграфии и находкам,- весь комплекс построек одного времени.

В ходе раскопок найден различный вещевой материал.

Большой интерес представляют две находки, обнаруженные выше уровня построек. Это печать и крестик. Печать выполнена из кости, овальная, с ушком в верхней части. На лицевой стороне в центре изображен воин в доспехах с поднятыми вверх щитом и мечом. По ободку надпись 

На оборотной стороне изображение полустерто, по ободку надпись

Печать предназначалась для воско-мастичных оттисков на документах и могла принадлежать должностному лицу. Подобная печать найдена в Зарядье (Москва) и датируется XV веком23. Она близка по форме, на ней изображен воин со щитом и мечом, по ободку надпись - "Печать Ивана Каровы". По определению академика В. Л. Янина, печать, найденная в Вологде, также датируется XV веком. Тельный крестик - четырехконечный, с невысоким ступенчатым возглавием, изготовлен из твердой породы дерева. На одной стороне, в средокрестии, вырезан Спас Нерукотворный, в верхнем конце-буквы "IСХ", слева, справа и нижнем конце- стилизованные ростовые изображения святых. На другой стороне - профильная фигура святого в рост (Иоанн?), на верхнем и боковых концах- надпись " 

 По определению М. В. Седовой, крестик относится к XV веку.

Изделия из железа. Самой массовой находкой этой группы являются ножи. Все они относятся к типу универсальных хозяйственных. Разделяются на ножи с толстым обушком и более поздние ножи с тонким обушком. Один нож имеет пластинчатый черенок, на котором сохранились следы деревянных обкладок, скреплявшихся заклепками. Металлографический анализ одного из ножей показал, что он изготовлен в технике "псевдопакета", путем сварки трех стальных пластин. В заполнении жилища обнаружены: составная трезубая рыболовная острога, блесна, булавка-спица, которая использовалась для крепления кудели к лопасти прялки, писало, заостренное с одного конца для прочерчивания букв и уплощенное на другом - для стирания ошибок.

Изделия из кости. В основном это предметы, используемые в хозяйстве и быту. Почти все они происходят из слоя деревянных конструкций. Найдено две рукояти ножей, украшенных циркульным и линейным орнаментом, 5 экземпляров костяных проколок и игл, грибовидное костяное навершие меча или кинжала, прокладки для деревянных рукоятей.

Рис. 6
Изделия из кости и рога: 
1 - гребень; 2 - копоушка; 3 - ложечка; 4 - 5 - прокладки; 6 - обломок шахматной фигуры; 
7 - кочедык; 8 - шило; 9 - навершие; 10-11 - рукояти ножей.
1, 6, 11 - из раскопок А. В. Никитина; 
3 - из раскопок А. М. Иванищева; 
4, 5, 7 - 10 - из раскопок И. П. Кукушкина; 2 - подъмный материал

У крашения представлены одной категорией находок - браслетами. Все они происходят из слоя с деревянными сооружениями. Фрагментов стеклянных браслетов найдено двенадцать. Один из них плоский, остальные круглые в сечении. Все браслеты гладкие, желтого, зеленого, фиолетового и коричневого цветов. Один перевит спиралью. Как и при раскопках А. В. Никитина, преобладают желтые и коричневые тона. Между плахами мостовой найден обломок бронзового пластинчатого браслета с геометрическим орнаментом, нанесенным зубчатым колесиком.

К изделиям из камня относятся оселки. Их найдено четыре. Отметим также находки 6 кремневых и сланцевых орудий. По всей видимости, здесь существовала стоянка эпохи каменного века.

Изделия из глины. В большом количестве найден керамический материал - отдельные фрагменты и развалы сосудов. Вся керамика гончарная. Кроме нее, в раскопе собраны: 12 экземпляров глиняных грузил для сетей, легкий уплощенный грузик, два плоских пряслица, изготовленных из обломков керамики, головка глиняной игрушки-птички.

Полученный в ходе раскопок вещевой материал характеризует быт и культуру типичного городского центра, однако его явно недостаточно для характеристики материальной культуры средневековой Вологды в целом. Инвентарь жилища свидетельствует о его принадлежности рядовому горожанину, в жизнедеятельности которого существенную роль играло рыболовство. Находка печати XV века говорит о наличии административных институтов, по всей видимости, местных.

Принципиальным является вопрос датировки древних построек. Они залегали на материке, то есть являются первоначальными на этом участке. Раскоп расположен в непосредственной близости от Ленивой площадки, и вскрытые слои можно считать древнейшими в Вологде. Хорошая сохранность и непотревоженность культурного слоя. хронологическая чистота вскрытого комплекса, наличие датирующих вещей позволяют довольно точно определить время заселения этой территории города.

Древнерусские стеклянные браслеты имели распространение с середины XII века до середины XIV века24. Бронзовый пластинчатый браслет имеет близкие аналогии в Новгороде в слоях первой половины-середины XIV века25. Булавка для крепления кудели датируется концом XIII -началом XV века26. Нож, изготовленный в технике "псевдопакета", датируется XIII веком27. Время совместного бытования всех этих предметов-вторая половина XIII -середина XIV века. И, соответственно, на этот период приходится время существования построек.

Таким образом, результаты всех археологических раскопок, проведенных на Ленивой площадке и близ нее, свидетельствуют о возникновении здесь поселения не ранее XIII века, что согласуется с достоверными письменными источниками, первое упоминание Вологды в которых относится к 1264 году.

Определенный интерес представляют находки средневековых вещей в других местах города, в частности у дома-музея Петра I и Соборной горки. Следует, однако, учитывать, что эти вещи являются случайно найденными, происхождение их в ряде случаев неясно. Тем не менее, можно полагать, что в районе дома-музея Петра I существовало финно-угорское поселение конца XII - первой половины XIII века, но собственно к возникновению древнерусского города оно прямого отношения не имеет. Среди вещей, найденных у Соборной горки, нет таких, время бытования которых ограничивалось бы XII веком. Все эти вещи были в употреблении в XIII веке и в более позднее время. Отметим, что такие находки говорят о перспективности археологических раскопок на Соборной горке и в районе дома-музея Петра I.

ОСНОВНЫЕ ИТОГИ

Подводя итоги, можно сказать, что на данном этапе изучения Вологды мы не имеем достаточных оснований, подтверждающих возникновение города в XII веке.

Судя по письменным источникам, Вологда первоначально являлась новгородским владением. Освоение этой территории, очевидно, происходило с реки Сухоны. Основными путями перехода из бассейна реки Шексны на верхнюю Сухону и Вологду являлись два: первый - через Славенский Волочек, реку Порозовицу, озеро Кубенское и второй - по рекам Согоже, Большому Югу с выходом на реки Комелу и Лежу. Они были освоены еще в дославянское время, на них известны и древнерусские поселения Х-XII веков. Пути выходят в место слияния рек Сухоны, Лежи и Вологды, где существовало уже упоминавшееся финно-угорское поселение Векса. Вероятно, это поселение и контролировало важнейшие водные артерии до возникновения Вологды. Освоение верховья реки Вологды и реки Тошни происходило позднее, так как ни по письменным, ни по археологическим источникам древнерусских поселений до XIII века на них неизвестно. Реки Вологда и Тошня являлись путями для "внутреннего", земледельческого освоения региона и не играли существенной роли для торговли.

Вероятно, в начальный период Вологда была одним из конечных пунктов, "глубинкой", административным центром волости. И только в XIV-XV веках с появлением прямого сухопутного тракта непосредственно от Вологды на Ростов и Москву возрастает роль города как торгового центра на пути из центральных районов в Заволочье.

В заключение отметим, что изучение древнего периода истории Вологды только начинается, и будущие исследования дадут новые интересные материалы.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Антонио Поссевино. Московия // Иностранцы о древней Москве. М., 1991. С. 85.

2 ПСРЛ. Т. 37. Л. 1982. С. 194.

3 Засецкий А. А. Исторические и топографические известия о России и частно о городе Вологде. М., 1782. С. 17.

4 Там же. С. 23.

5 Никитин А. В. О начальном периоде истории города Вологды // КСИА. Вып. 81. М., 1960. С. 36-37

6 Историко-архитектурный план г. Вологды. М., 1988. (Хр. в Дирекции по охране и использованию памятников истории и культуры Вологодской области. Инв. № 62- П/39).

7 Засецкий А. А. Исторические и топографические известия... С. 16.

8 Суворов Н. И. О Соборной Горе в Вологде. // ВЕВ. 1866. №№ 15-16 (приб); он же. Путеводитель по Вологде. Вологда, 1874. С. 7-8.

9 Засурцев П. И. Отчет об археологических раскопках в Вологде в 1947 г. С. 1-15. // Архив ИА РАН. Р - 1. № 252.

10 Никитин А. В. Раскопки в Вологде в 1948 г. // КСИИМК. № 52. М.- 1953; он же. О начальном периоде истории города Вологды // КСИА. Вып. 81. М., 1960, он же. Древняя Вологда по археологическим данным. // Сборник по археологии Вологодской области. Вологда, 1961.

11 Никитинский И. Ф. Отчет о работе Вологодской археологической экспедиции в 1985 г. С. 21-22. // Архив ВГИАХМЗ. Б/н.

12 Иванищев А. М. Отчет об археологическом наблюдении над земляными работами в г. Вологде в 1987 г. // Архив ВГИАХМЗ. Б/н; он же. Отчет о раскопках в г. Вологде в 1988 г. // Архив ВГИАХМЗ. Б/н.

13 Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.; Л., 1949. С. 9.

14 ПСРЛ. Т. 26. М., Л., 1959. С. 93-94.

15 Сборник рукописных документов. // C.-Петербургская публичная библиотека. Собр. Савваитова. F-1, № 778. Л. 4 об. Текст документа предоставлен Ю. С. Васильевым, за что выражаем ему благодарность.

16 Верюжский В. Преподобный Герасим, основатель Троицкого Кайсарова монастыря, Вологодский чудотворец. Вологда, 1879. С. 3.

17 Голубинский Е. История русской церкви. Т. 1. Ч. II. М., 1904. С. 568, 759.

18 Никитин А. В. Археологический отчет о раскопках в Вологде в 1948 г. С. 4. // Архив ИА РАН. Р - 1. № 222.

19 Никитин А. В. О начальном периоде истории... С. 36.

20 К о л ч и н Б. А. Хронология новгородских древностей. // Новгородский сборник. М., 1982. С. 174. Рис. 9.

21 Никитин А. В. Археологический отчет... 1948 г. С. 4.

22 И в а н и щ е в А. М. Отчет... 1988 г. С. 6.

23 Рабинович М. Г. Основные итоги археологического изучения Москвы. // КСИИМК. Вып. X. М., 1951. С. 63. Рис. 15.

24 К о л ч и н Б. А. Хронология... С. 163. Рис. 4.

25 Седова М. В. Ювелирные изделия древнего Новгорода. М., 1981. С. 108. Рис. 41:2,6.

26 К о л ч и н Б. А. Хронология... С. 163. Рис. 4.

27 Завьялов В. И., Розанова Л. С. К вопросу о производственной технологии ножей в древнем Новгороде. // Материалы по археологии Новгорода. М., 1990. С. 182. Рис. 4, № 5480.

Принятые сокращения

АО - Археологические открытия.

ВГИАХМЗ - Вологодский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник.

ВЕВ - Вологодские Епархиальные ведомости.

ИА РАН - Институт Археологии Российской Академии Наук.

КСИИМК - Краткие сообщения института истории и материальной культуры.

КСИА - Краткие сообщения Института Археологии.

ПСРЛ - Полное собрание русских летописей.

 

 

НА СТРАНИЦУ А.Н. БАШЕНЬКИНА

НА СТРАНИЦУ И.П. КУКУШКИНА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский