РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Гаврилов С.А. Церковь Вознесения в Коломенском. Исследования 1972-1990 гг. В сб.: Реставрация и архитектурная археология. М., 1991. Все права сохранены.

Материал предоставлен библиотеке «РусАрх» автором. Все права сохранены.

Иллюстрации приведены в конце текста.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2009 г.

 

 

 

С.А. Гаврилов
ЦЕРКОВЬ ВОЗНЕСЕНИЯ В КОЛОМЕНСКОМ.

Исследования 1972–1990 гг.

 

Одним из самых выдающихся памятников русской архитектуры XVI в. является церковь Вознесения в Коломенском. Несмотря на относительно хорошую сохранность, на пристальное внимание исследователей, этот храм хранит в себе немало загадок. Не до конца ясен его первоначальный облик, утраченный вследствие пожара и ремонтов, в результате которых были разрушены белокаменные резные порталы, изменен вид папертей, утрачены каменная глава и убранство интерьера. Архитерктура памятника до последнего времени оставалась слабо изученной. Исследования и обмеры на памятнике до 1970-х годов проводились в небольших объемах. Так, в 1914-1916 гг. Б.Н. Засыпкиным велись наблюдения при частичной (но значительной по площадям) перелицовке кладки шатра./1 В те же годы И.В. Рыльским выполнен архитектурный обмер./2 В 1930-е гг. П.Д. Барановский провел исследования
отдельных частей./3 В.Н. Подключников. на основе своих наблюдений, а также данных Б:Н. Засыпкина и И.В. Рыльского, в 1941 г. защитил диссертацию,/4 посвященную монографическому исследованию архитектуры этого храма.

Серьезное изучение памятника стало возможным с началом реставрационных работ, проводившихся в 1970-80 гг. С 1972 г. по 1982 г. их вел Н.Н. /Свешников, с ним работали: А.Г./4а Кудрявцев в 1975.-80 гг. и в 1974-82 гг. - С.А. Гаврилов, продолживший исследования
в 1983-90 гг. Результаты работы этого коллектива кардинально меняют представление о памятнике, и прежде всего о его папертях и крыльцах, которые принято относить к поздним перестройкам, искажающим первоначальный облик памятника./5

Как установлено при исследовании, форма плана фундамента церкви Вознесения отличается от плана котлована. Фундамент основной части под четвериком, северной, восточной и южной папертями - (Рис.1) прямоугольный, незначительно вытянутый с се-
вера на юг, выполнен сплошной платформой./6 Фундамент под стенами западной части подклета - ленточный. Примыкает к основному фундаменту, образуя с ним "Т-образную форму плана.


с.159. Оба фундамента выложены открытым способом в одном котловане, с соблюдением перевязки в углах (в примыкании). Кладочный известковый раствор и известняк обеих частей идентичен. Западные углы котлована остались незанятыми фундаментом. Наружные вертикальные плоскости фундаментов выложены из блоков белого камня грубой тески. Кладка велась рядами. Для одного ряда подбирались блоки приблизительно одинаковые по высоте, а по ширине они колеблются от 20 до 70 см. Высота ряда, в среднем, около 25 см. Верхние ряды выложены более тщательно, из блоков хорошей тески. Швы кладки снаружи затерты известковым раствором.

Внутренняя часть фундамента выкладывалась также рядами, соответствующими наружной кладке, но из грубо обколотых камней. Промежутки между камнями заполнены щебнем из белого камня. Встречаются обломки кирпича. Восточная бровка котлована
находилась примерно на 1.5 м ниже западной, поэтому с востока обрез фундамента выступал над уровнем земли. С восточной стороны к вертикальной стенке фундамента сразу же сделана подсыпка из белокаменного щебня, оставшегося от тески камня. Щебеночная подсыпка охватывает также часть северной и южной сторон. Разность отметок верхней и нижней точек щебеночной подсыпки на рельефе достигает 3 м. Распространяется подсыпка к востоку от фундамента на 13 м. Верхний уровень щебня примыкает на 8-12 см ниже верхнего обреза фундамента.

Фундамент под крестовой частью просел на 12-17 см относительно края
фундамента.

Ленточные фундаменты западного крыльца устроены в самостоятельных траншеях. Для пилонов этого крыльца, прислоненных к западной стене подклета, ямы под фундаменты были выкопаны после окончания фундамента подклета и забивки суглинком пазухи основного котлована. Но это никоим образом не может говорить о более поздней постройке западного крыльца.

Здесь имеет место уточнение замысла. Площадь каждой ямы более 8 м². Для северного пилона фундамент сделан на 20% шире, чем все остальные фундаменты крылец и площадью 6.5 м², а южный по ширине в пределах нормы и площадью менее 4 м², подобное изменение равнозначных частей, вероятно, явилось отражением изменения архитектурного решения, в процессе строительства. Фундаменты под крыльцами ленточные. Они устроены под стенами, перпендикулярными маршам лестниц. Стены, параллельные маршам лестниц, опираются на арки, переброшенные между этими ленточными фундаментами возле самого основания.
Чуть ниже уровня земли под каморами первоначально были сделаны коробовые своды, также опирающиеся на те же ленточные фундаменты. Коробовые своды выложены из грубо обработанного камня, т.е. их явно рассчитывали скрыть под полом камор. Глубина фундамента под каморами 3 м от дневного уровня XVI в.

Подклет церкви состоит из двух самостоятельных частей: крестовой и находящейся под западной папертью. Западная часть пе-


с.160 рекрыта коробовым сводом, опирающимся на западную и восточную стены, а восточная, крестовая, - сомкнутым. Для гашения распора в кладку при строительстве сводов заведены кованые связи сечением 9-10x7 см. Внутри стен должны быть периметрально
уложенные внутристенные связи, к которым крепятся связи, выходящие из кирпичной кладки наружу: в крестовой части и в западной. Стены всего подклета выложены из кирпича размером 30x14 х8 см.

Кладка крестовая (верстовая), затиралась кладочным раствором. Внутри стены декорированы пилястрами из кирпича, частично из белого камня сделаны детали. Кладку пилястр там, где их вынос из плоскости стен был не более 5 см, выполняли, как рядовую, без четкой границы между пилястрой и полем стены, но с нужным выносом из плоскости стены, а затем делали вертикальную протеску (Рис.2). Все пилястры, так же, как и вне подклета, поставлены на пьедесталы, Пьедесталы наружных пилястр крестовой части (внутри западной
части подклета) имеют белокаменные профилированные детали (такие же, как вне стен подклета) (Рис.3.3). У капителей всех внутренних пилястр, в том числе и на стенах крестовой части, нижняя часть сделана из трех рядов кирпичной нависающей кладки. Все детали
пьедесталов пилястр на стенах западной части сделаны из кирпича простой ступенчатой кладкой (Рис. З.2.). Внутри крестовой части подклета капители пилястр такие же, как в западной части состоят из верхнего профилированного белого камня и трех кирпичных нависающих рядов./7 (Рис.3.1). В массах детали пилястр повторяют пропорции пилястр и столбов, находящихся вне подклета. Кирпичная кладка обеих частей подклета велась одновременно, с соблюдением перевязки, на одном и том же известковом растворе.
Белокаменные детали пилястр на фасаде западной части подклета имеют точно такую же профилировку, как и у столбов паперти.

Детали пьедесталов пилястр крестовой части в 1-ом ярусе, в отличие от деталей столбов и наружных пилястр западной части подклета имеют значительно больший вынос. Набор обломов в каждом профиле на один элемент меньше./8, и, профиля при одинаковой высоте, следовательно, крупнее./9 (Рис.3.3, 3.4). Небольшие фрагменты, в основном, хвостовые части, древних белокаменных профилированных деталей раскрыты во время реставрационных работ на всех фасадах. Следует отметить, что профилированные детали были сделаны только на пилястрах, а стены обеих частей подклета имели с фасада только гладкий белокаменный цоколь высотой 25-30 см. Цоколь стен внутри подклета сделан из кирпича.

Небольшие отверстия в толстых стенах не могли использоваться для освещения подклета и устроены для проветривания помещения хозяйственного назначения. Единственное оконце для минимального освещения устроено вверху южной стены западной части подклета. В восточной крестовой части - два продуха, (в восточной и южной стенах). В западной части подклета - в северной

 
с.161 и южной стенах по одному продуху и в западной стене - два. Остальные прясла на фасадах подклета имеют ложные окна.

Своды и стены подклетов изнутри были оштукатурены известковым раствором, идентичным кладочному (белая известь с наполнителем из крупного речного песка, доходящего до размеров мелкой гальки). Штукатурный намет достигал местами нескольких
сантиметров толщины. В некоторых местах сохранились штукатурные коррекции кривизны арок. (Рис.2). Возле выхода на улицу распалубка над дверью опирается на белокаменные блоки, обработанные в виде профилированных импостов (частично сохранился южный импост); фоновая прямоугольная часть блоков стесана до плоскости стены (Рис.4). Точно такой же прием установки белокаменных блоков с резьбой мы наблюдаем повсеместно на фасадах церкви Вознесения.

Первый ярус папертей построен одновременно с подклетом церкви, на общем фундаменте. Кирпич и известковый раствор идентичны использованным в кладке подклета церкви. Все столбы декорированы пилястрами, одинаковыми с пилястрами подклета
западной паперти. Их профиля идентичны. При строительстве в кладку заведены кованые связи сечением: идущие перпендикулярно стенам подклета - 7.0x5.2 - 8.0x6.0 см; между столбами папертей - 6.5x5.0см. Многие связи деформированы, а некоторые, в том числе все осевые, оборваны. Арки паперти декорированы архивольтами из формованного профилированного кирпича. Завершается 1-ый ярус папертей также карнизом из формованного кирпича. Все порталы 1-го яруса выполнены одновременно со строительством церкви и никогда не переделывались. Портал крестовой части имеет полуциркульный архивольт (профилированный декор утрачен) из белого камня, прямоугольные пилястры из кирпича с белокаменными деталями (с большими утратами). На капителях портала видны следы первоначальной перетески профилей. Портал наружного входа имеет прямоугольные пилястры и килевидный архивольт с профилированным декором. Нижняя часть портала утрачена, верхняя сохранилась полностью (Рис 6).

Около 1873 г./10 переложены четверти этого портала, вместо белого камня появилась кладка из большемерного кирпича с клеймом "ШМ" в прямоугольнике из валика. Под первоначальную арочную перемычку подведена горизонтальная на доске. Внизу сохранились
следы срубки нижней четветри. Пилястры этого портала также имели пьедесталы. Профили обладали сходством с профилями рядом расположенных пилонов западного крыльца.

 Сохранились два портала входов в каморы под северным крыльцом (Рис.6).

Оба портала одного типа, килевидные. Прямоугольные в плане пилястры имеют пьедесталы из кирпича с белокаменными деталями. Нижние профили восстановлены в 1970-х гг. Остальные детали дошли с некоторыми утратами с XVIв.

 

с.162 Портал южной каморы утрачен полностью в XIX в. Но на первоначальной кирпичной кладке, прилегавшей к пилястрам и архивольту южного портала, сохранились его отпечатки. Они позволяют установить идентичность портала сохранившимся у камор северного крыльца и в то же время некоторые отличительные особенности его форм. Так, пропорции южного портала более приземисты за счет сокращения рядов кирпичной кладки пилястр и их пьедесталов.

Все три крыльца построены одновременно с подклетной частью церкви, т.е. в 1532 г. По кирпичу, известковому раствору, технике кладки они идентичны, в кладке заложен тот же пояс связей. Все несоответствия, отмечаемые исследователями, вероятно, связан с изменением первоначального замысла в ходе строительства. В забутовке нижнего рундука западного крыльца при строительстве крыльца помещены белокаменные детали шатра - блоки круглого гурта, никогда не использовавшиеся по своему назначению.

Первоначально нижние рундуки были квадратными в плане. Вход на рундук был только один - по ходу нижнего марша лестницы. При разборке ступеней XIX -XX вв. на южном крыльце раскрыто несколько подступенных кладок. Хорошо сохранилась первоначальная кладка из целых кирпичей и затертая при кладке. Следов износа на этих ступенях немного. По-видимому, ими пользовались во время строительства в XVI в. Ступени выложены очень аккуратно и имеют высоту в 2 ряда кладки и проступь в 1.5 кирпича, т.е. 20 см высотой и 45 - 50 см шириной. На них сделана подсыпка из сухого цемяночного известкового раствора, пролитого известковым молоком. Раствор розового цвета, пылеватый, очень непрочный, достигает местами нескольких дециметров./13. В засыпке встречается древесная щепа. Поверх этого слоя на крепком известковом растворе с включением кирпичного и белокаменного щебня сохранились еще одни ступени из кирпича. Известковый раствор визуально не отличается от первоначального кладочного. Вероятно, ремонт лестниц проводился одновременно с ремонтом пола внутри церкви уже в XVI в. На этих грубо сделанных ступенях сохранились отпечатки на растворе от кладки ступеней, возможно, белокаменных. Каморы под крыльцами первоначальны. Предположение о том, что пролеты между столбами заложены поздними стенками ошибочно, так как это не столбы, а стены, декорированные пилястрами./14. Кладка камор хорошо сохранилась, границы ремонтов различимы, но следы капитальных перестроек полностью отсутствуют. Каморы перекрываются коробовыми сводами. Дверные проемы с откосами, с арочными перемычками сохранились во всех трех каморах.

Наружная часть дверного проема утрачена только у южной каморы. Перед входами в каморы под северным крыльцом во время раскопок раскрыта кирпичная кладка, сложенная в верхней части ступенями. Ее нижняя часть сохранилась и перед входом в южную камору. По отсутствию следов износа, можно предположить, что на эту кладку укладывались белокаменные ступени.

с.163. Исследование кирпичной кладки сводов под маршами лестниц выявило, что все своды на всех крыльцах сохранились древние, но на западном и северном крыльцах ползучие своды нижних маршей переложены с лицевых сторон на глубину в среднем на один кирпич. Декоративная тяга из профилированного кирпича сохранилась на южном крыльце и частично на северном. Самая большая перекладка лицевого кирпича относится к 1873 г./15 когда были переложены средние части южной и восточной стен каморы под южным крыльцом.
Во время археологических раскопок 1973 - 79 гг. было поднято свыше 1.8 тысяч фрагментов резьбы и профилей от декора церкви Вознесения./16 При предварительной обработке материала установлено, что это составляет от количества утраченного декора около
6,5 % по разным видам профилей и резьбы. Несколько выше процентное соотношение профилей пьедестала пилястр крестовой части - около 16%. Камней от капителей четверика и восьмерика практически нет - всего несколько обломков. Частый по количеству находок элемент - фрагменты капителей с резным валом, двумя полками под ним, резным фризом и астрагалом. Если принять во внимание, что подняты из земли не все утраченные когда-либо камни, а только, максимум, 16%, то и тогда" общая протяженность резного вала должна составить свыше 150 м.

 Суммарная длина резьбы существующих капителей составляет около 80 м вместе с восьмериком. (Если учесть резьбу интерьера, то и тогда общая длина резьбы будет менее 100 м).

Наряду с большим количеством мелких фрагментов резьбы из раскопок сохранились еще несколько почти целых блоков с аналогичной резьбой - это 10 блоков из основания сени XVIII в. (Рис.7) над троном. Блоки вторичного пользования являлись не чем
иным, как капителями./17. Типологически, резьба капителей из-под сени близка резьбе капителей четверика настолько, что бесспорно свидетельствует о принадлежности их одному памятнику, одному мастеру. Различие могло быть продиктовано местоположением в
системе декора памятника. Степень проработки резьбы зависела от удаленности от зрителя, а ее компоновка на блоке - от ракурса: розетка на капители из-под сени смещена на нижнюю часть вала, так как на капитель зритель смотрел снизу. При этом встречаются розетки совсем без проработки. Подобное могло случиться в двух случаях: 1. При заделке в кладку; 2. При достаточном удалении от зрителя, при ограничении обзора капители. Высота капители из-под сени на 7 - 8 см меньше капители четверика - уже одно это различие делает замену части декора самой церкви Вознесения невозможной. В отличие от капители четверика, где под валом капители сделаны четвертной вал и полка, под валом капители из-под сени сделаны две полки. Вместо фриза с канелюрами, на нижних капителях во фризе - растительная резьба.

Итак, найденные фрагменты декора относятся к элементам, полностью отсутствующим в системе существующего декора. Декор с такой резьбой был весьма распространен на памятнике, и

с.164. утраты составляют более половины его площади. Резные детали
располагались, с одной стороны, вблизи зрителя, с другой стороны, могли быть удалены на значительное расстояние.

Единственным местом для найденных обломков капителей были столбы второго яруса папертей. Не менее частым элементом декора во время раскопок был завершающий карнизный гусек с двумя полками под ним. В хвостовой части этих блоков были сделаны пазы, предположительно, для опирания деревянных конструкций крыши паперти.

Существующий парапет, ограждающий паперти, сохранил в себе все первоначальные пьедесталы столбов 2-го яруса. Пьедесталы из кирпича поставлены над раскреповками карниза 1-го яруса. В основании пьедесталов и всего парапета гладкий цоколь из белого камня. Базы и капители пьедесталов аналогичны декору 1-го яруса. Парапеты с ширинками выложены из кирпича на известковом растворе с наполнением из мелкого песка. Кирпич красного цвета с закругленными кромками ручной формовки, неровный. По всей видимости, парапеты с ширинками следует отнести к одному из ремонтов 60-х гг. XVIII в./18. Размер кирпича 6.0 -7.5 х 13.0 -14.0 х 27.5 -29.0 см этому не противоречат. Парапеты XVIII в. примыкают к первоначальным пьедесталам столбов без перевязки и без соблюдения порядовки. На всех пьедесталах сохранились следы примыкания древних парапетов в виде срубленных участков кирпичной кладки и разрывов профилей./19. Древние парапеты были на 14-16 см толще парапетов с ширинками, поэтому при установке последних белокаменный цоколь с внутренней стороны стесали по наклонной плоскости до толщины нового парапета. Тогда же (в XVIII в.) были стесаны внутренние части белокаменных профилей декора столбов. С фасада профили уцелели.

Сохранившиеся базы столбов свидетельствуют, что некоторые из них (на более тонких столбах) после установки на место уже первоначально были подтесаны, так как вытесаны были на более толстые столбы.

По сохранившимся столбам XVI в./20 2-го яруса папертей и крылец можно предположить, что в середине каждой паперти стояли симметрично по 2 столба, толщина и высота которых больше, чем остальных. (Рис.8). Почти на всю первоначальную высоту сохранились только два столба на южной паперти, верхи других разобраны при ремонтах. На всех папертях, кроме восточной, рядом с этими большими столбами первоначально располагалось еще по два более тонких столба, расстояние между этими столбами меньше, чем между большими. Сохранились два таких столба - на западной паперти. На южной и северной папертях столбы переложены. На северной паперти напротив этих двух малых столбов стоят еще два столба XVI в., и все они расположены примерно на одинаковых
расстояниях друг от друга. Таким образом, на северной паперти известно расположение всех столбов, на которые опирались конструкции древней крыши. Их расположение, размеры позволяют предполагать, что средние части всех папертей имели самые высо-

 

с.165. кие крыши, предположительно, в виде бочек, опиравшихся на большие столбы. На меньшие столбы между ними опирались бочки, коньки которых были примерно, на 2 м ниже первых, все остальные части папертей имели простые скатные кровли.

Зондажи на стенах четверика вскрыли консоли наружных подоконников угловых окон. Белокаменные блоки имеют прямоугольную форму и площадь, значительно превосходящую площадь резных волют. Размер подоконных волют совпадает с размером импостов щипцов над окнами. Волюты опускаются ниже примыкания к четверику существующей кровли. На стенах четверика под окнами обнаружены следы от четырех кровель, но все они так или иначе перерезали подоконные волюты. Следы от первоначально вделанных в стены конструкций не обнаружены. Однако трудно представить, что столбы 2-го яруса папертей с крышами могли возводить раньше полного завершения самой церкви, а это значит, что в кладке стен четверика следов от деревянных кровель просто могло не быть, и примыкание кровли к волютам возможно уже первоначально.

Новые представления об облике паперетей могут быть дополнены наблюдениями, сделанными на их лестницах с крыльцами. Как можно увидеть, пилястры крылец аналогичны по своим размерам и декору пилястрам подклета паперти. Исключение составляют северные пилястры на западном и восточном фасадах восточной каморы под северным крыльцом. Их первоначальная ширина в 1,5 раза и более превышает ширину остальных пилястр папертей. У пилястры на западном фасаде сделан только пьедестал, а от самой пилястры отказались в процессе строительства, так как над этим местом к каморе примкнул ползучий свод под
лестницей. Пилястра на восточном фасаде была выложена полностью и завершена соответствующей ей капителью. Однако, выше декоративный архивольт поставлен не на край капители, а оставляет большое плечо не занятым, т.е. сделан так, будто опирается на
пилястру нормальной ширины. Здесь мы наблюдаем не перестройку, а изменение замысла в процессе строительства./21. В этом отношении интерес представляют южные столбы над южной каморой. По площади в плане они в 2-2,5 раза больше северо-западного столбов XVI в. над западной каморой северного крыльца. Нижний марш южной лестницы сделали значительно уже верхнего, в отличие от других крылец, где ширина лестниц на маршах не меняется. Столбы и вся южная камора оказалась как бы выдвинутыми из плоскости парапета нижнего марша лестницы. Кроме того, столбы, вернее, пилоны нависают над плоскостями стен каморы. При поиске объяснений особенностей этой части южного крыльца следует вспомнить, что и широкие пилястры 1-го яруса северного крыльца должны были быть продолжены более широкими пилонами во 2-ом ярусе. Не является ли сооружение более
массивных, чем в других местах пилонов, как и закладка мощных фундаментов для пилонов под западным крыльцом, следствием желания создать какую-то усиленную конструкцию, место которой

с.166 сначала предполагали с западной стороны, затем возвели ее 1-ый ярус с северной, но окончательно построили над южным крыльцом. Нам кажется, что единственным сооружением, которое могли возвести в этих местах, была звонница./22. Аналогично церкви Вознесения (особенно северному варианту размещения звонницы) располагалась звонница над северо-восточным углом паперти Успенского собора в г. Дмитрове, начала XVI в./23.

Юго-восточный пилон гипотетично реконструируемой нами Вознесенской звонницы имеет "Г"-образную форму и устойчив в обоих направлениях. Допускаем, что и звонница могла располагаться над двумя стенами каморы: южной и восточной. Необходимость в ней исчезла с появлением отдельно стоящей колокольни.

На восточной паперти церкви Вознесения, на внешней стороне алтарной стены встроен белокаменный резной трон. Серьезного внимания исследователей трон долгое время не привлекал. Иногда исследователи могли назвать его древним,- но в таком широком толковании, что невозможно его было отнести ни к какой конкретной эпохе./24 Примерно, до 1916 г. трон был заштукатурен. Открытыми были резная раковина и "звериные" ноги. Около 1916 г. Б.Н.Засыпкииым сделаны первые расчистки. О серьезности исследования П.Д.Барановского в начале 1930-гг. можно только догадываться, так как материалы находятся в его неразобранном (поэтому недоступном нам) фонде ГНИМА. Им была догипсована каннелюрованная спинка трона.

Наше исследование трона закончено в 1987 г. Его первоначальные части сохранили ренессансные формы: ноги фавна, покрытые сочной растительной резьбой, каннелюрованную спинку (плохой сохранности), завершающуюся раковиной, сплошь покрытой резными листьями аканта (Рис.9).

Для устройства трона в рядовой, уже выложенной, кладке восточной стены вырубили углубление в пол кирпича и вставили в него ноги и спинку с раковиной. Связующий раствор, использованный для установки ног и спинки, по визуальному наблюдению, идентичен первоначальному - белая известь с наполнением из крупного речного песка, встречается мелкая галька. Под камнями седалища сохранился хвост железной связи, соединявшей правую переднюю, свободно стоявшую ногу с правой задней, заделанной в кирпичную кладку стены. Левая железная полоса утрачена/24-а. Сохранились основания передних ног. Передние ноги были вытесаны из блоков белого камня, хвостовые части которых заведены для прочности под задние ноги/24-б.

В основании трона лежат перевернутые капители с тонкой растительной резьбой. Как было установлено ранее, капители могли принадлежать только столбам II-го яруса папертей. Перевернутые капители уложены на поздний кирпичный пол (XVIIIв.). Гипсовые детали парапета, завершение в виде бочки с гипсовым орлом, штукатурный декор слухового окна сделаны по рисунку архитектора Е.Д.Тюрина в 1836 г./25

с.167. Непосредственно над раковиной трона при возведении восточной стены было устроено слуховое окно /26, размерами 175х40 см, с горизонтальной перемычкой (боковые окна с арочными перемычками имеют немного большие размеры: 230х40 см). Окно
выходило под кровлей паперти и для освещения не предназначалось, тем более, что сразу над ним устроено большое осевое световое окно с горизонтальной перемычкой, размерами 315х70см.

Начальный этап исследования боковых порталов церкви проведен в 1914-16 гг. Б.Н.Засыпкииым и И.В.Рыльским, когда порталы были очищены от штукатурки XIX в. и сделана фотофиксация. В начале 1930-х гг. П.Д.Барановским проведено их исследование и выполнена графическая реконструкция первоначального вида северного портала./27. В его реконструкции верно предложены каннелюрованные полуколонки. Капители полуколонок реконструированы по аналогии с капителями пилястр того же северного портала, хвосты которых сохранились в кладке стены, но капители, в действительности, были разными. В шурфах 1990-го года, заложенных в местах примыкания северного и южного крылец к папертям обнаружено большое количество фрагментов белого камня с резьбой от порталов, особенно с каннелюрами от полуколонок и пилястр (примерно поровну). По размерам и проработанности декора капители порталов наиболее близки резным капителям столбов 2-го яруса папертей, да и расположены они были на той же высоте, что и капители угловых столбов папертей. Порталы церкви, в отличие от всех порталов подклета, пьедесталов не имели. Самые выступающие из плоскости стен части - полуколонки. На северном портале плоскости пилястр, обращенные к полуколонкам, сохранили в хвостовых частях фрагменты каннелюр и "отпусков". Противоположные плоскости пилястр их не имели. Судя по найденным в 1990 г. фрагментам пилястр, их лицевые плоскости были каннелюрованы. В тимпанах всех порталов вкомпонованы слуховые круглые люкарны, обрамленные резным декором в виде витой ленты.

Люкарны находятся на одном уровне со слуховым восточным окном, выходящим над троном. Как и восточное окно, все люкарны порталов выходили под кровлей папертей, а сразу над кровлей расположены световые окна четверика.

Были проведены и исследования пола на паперти и в самом помещении храма. Зондажи у южной двери и в северо-восточном углу паперти вскрыли кирпичный пол. Кирпич уложен на песок ребром "в елку". Кирпичи имеют диагональную ориентацию (поздний прием). Кирпичи идентичны кирпичу ширинчатых парапетов папертей и крылец и кирпичу пола внутри церкви. Датируется он 1760-ми гг. Под этим полом открыт пол "в елку" из кирпича на известковом растворе, (идентичны кирпичу и изветковому раствору превоначальной кладки). Кирпич уложен на ребро с параллельной ориентацией. Пол черновой - некоторые кирпичи уложены нецелыми. Выше чернового пола на белокаменном цоколе видна белая полоса от примыкавшего к цоколю покрытия.

с.168. Судя по ширине полосы (5-7см), это покрытие было из плитки толщиной 3,7–5,5 см, вероятно, керамической на известковом растворе (1-2 см)./28 Полоса на цоколе полу XVIIIв. принадлежать не могла, так как уровень кирпичного пола XVIII в. на 8-10см выше верха этой полосы.

Натурным исследованием пола церкви Вознесения установлено, что первоначальный был утрачен уже в XVIв. Скорее всего, выложен он был по мотиву "руста" из треугольных плиток: из двух белых (красной ангобированной или белоглинянои) и двух серых (от очень светлых до довольно темных)29. Во время археологических раскопок было поднято много фрагментов таких плиток. Первоначальный пол утрачен вместе с кирпичной выстилкой, Пол 2-го этапа XVI в. также был выложен по мотиву руста из красных и серых треугольных керамических плиток. При его укладке частично использовались плитки от пола 1-го этапа. При этом часто
клали плитки верхом вниз, вероятно, поскольку ангоб, которым был покрыт верх красных плиток, во многих местах был уже утрачен. Отметка ремонтного пола приблизительно совпала с первоначальной. В ХУШ в., при следующем ремонте пола, плитку сняли, покрыли его кирпичом "в елку" аналогично кирпичной вымостке папертей. Кирпич уложен на песке. Кирпичи располагаются по диагонали к стенам. При этом ремонте престол и иконостас не разбирали, поэтому под ними сохранились значительные фрагменты 2-го пола XVIв. Приблизительно пол "в елку" датируется 1760ми гг./30.

В 1836г. устроен двухцветный пол из белой и темно-серой гжельской лещади. Тогда же впервые появилась солея с белокаменным амвоном и ступени клиросов./31. При ремонте 1760-х гг. сохранились три значительных фрагмента пола 2-го этапа XVI в.: под кирпичным престолом, вдоль восточной стены северного притвора и возле юго-восточной угловой пилястры. Второй и третий фрагменты лежат на одной линии./32 В одной плоскости с этими фрагментами пола в северной стене, на высоте 2,5 м от уровня современного пола обнаружено гнездо от нижнего тябла иконостаса./33. Гнездо вырублено. Выше этого места первоначально выложенных гнезд от тябел не обнаружено. При возведении стен церкви устройство иконостаса не учитывалось, поэтому неизбежны были подгонки, переделки.

Иконостас могли установить автономно, без заделки концов тябел в стены. Вероятно, именно такая каркасная конструкция была устроена в церкви Вознесения и существовала вплоть до 1760-х гг./34.

Под первоначально сделанные арочные перемычки над входами вскоре после завершения строительства подведены на 0,5м  ниже, такие же арочные перемычки из такого же кирпича на идентичном известковом растворе.

Понижение арки, безусловно, продиктовано архитектурно-эстетическими соображениями. Единственное логичное объяснение можно видеть в том, что при устройстве иконостаса часть икон приходилось размещать над дверями./35. При первоначальной более

c.169 высокой арке ее зрительно перерезала нижняя часть иконостасного ряда.

Уже при сооружении первоначального иконостаса пришлось изменить декор, а местами вообще избавиться от него - цоколь был подрублен при укладке напольного бруса, пилястры и профили, где они мешали установке иконостаса, были гладко срублены, Вероятно, тогда же пьедесталы угловых пилястр были протесаны вертикально: масштаб пилястр подгонялся под более мелкий масштаб иконостаса. Углы пилястр полностью залицованы 1971 г.
Исследование не завершено: выше 4 м кладка стен не обследована.

Стены четверика изменений не претерпели. Хоры над западным притвором появились во время строительства церкви. В толще стен устроена кирпичная лестница. Входная дверь на нее сделана в западной стене северного притвора. Дверь на хорах в верхнюю часть лестницы находится возле западной стены. Для освещения лестницы выложены маленькие окошки. С хор она ведет к небольшой каморе, помещенной внутри нижнего южного кокошника. Камора, перекрытая коробовым сводом, освещается через маленькое осевое оконце, которому на других фасадах соответствуют ложные оконца. Площадь каморы около 3 м² , высота около 2 м. В осевом прясле северной стены четверика сохранилось в закладке гнездо от круглого бревна диаметром более 30 см., вероятно, от подъемного устройства. Кроме этого гнезда и гнезд от пальцев строительных и ремонтных лесов, следов от переделок нет. Капители четверика, в основном, сохранились на своих первоначальных местах. Каждая капитель по высоте состоит из двух блоков белого камня. Шов разрезает капители по фризовой части с
каннелюрками. Первоначальная резьба капителей выполнена схематизировано. Она скомпонована фронтально: крупная розетка находится в середине вала и от нее отходят крупные дубовые листья. Во время археологических раскопок найдено всего несколько фрагментов от резьбы данного типа (включая однотипные капители восьмерика и интерьера). При обследовании оказалось, что общая длина установленного на новых растворах, в основном, на цементном, резного вала составляет около 10 м, или менее четверти от всех капителей четверика. При этом иногда при ремонте применялись первоначальные блоки с резьбой. Важно отметить, что в интерьере использованы те же капители, что на фасаде./36.

 Угловые контрфорсы, завершающие углы четверика, выложены из гладко тесаных блоков белого камня. Их кладка велась горизонтальными рядами вперевязку с кладкой нижнего ряда диагональных кокошников, донца которых также выложены из белокаменных блоков, в отличие от осевых и всех верхних. Следы переделок на контрфорсах и кокошниках отсутствуют, за исключением кровель./37. Под кровлей на белом камне сохранились многочисленные слои побелок. Контрфорсы от плоскостей стен ничем не отрезались./38.

При исследовании стен восьмерика не выявлено никаких переделок. Внутристенная лестница (винтовая) в южной стене восьме-

c.170 рика  сделана из белого камня. При ее устройстве световое окно переместилось в юго-восточную стену, а южное окно с фасада закрыто тонкой, в 16 см белокаменной плитой, в которой сделано маленькое окошко для освещения винтовой лестницы.  Дополнительно для ее освещения устроены два проема без четвертей из интерьера церкви. Лестница получилась очень узкой – местами менее 40 см шириной. Завершается она железной дверью в основании шатра, ведущей наружу./39.

Кладка шатра выложена ступеньками. Каждый последующий ряд отступает на 2,5 - 3 см внутрь. Лицевая кладка шатра в значительной степени переложена, особенно много встречается большемерного кирпича с клеймом "1914" на ложке./40, уложенного на цементном растворе. В местах, где сохранилась первоначальная кладка, она иногда закрывается белым кладочным известковым раствором, т.е. первоначально кладка полностью закрывалась известковым раствором. Следы гвоздей и отпечатки от черепицы отсутствуют. Кладка круглых гуртов на ребрах и рустованных тяг на гранях шатра велась одновременно с кирпичной кладкой. В кладке шатра обнаружены тонкие деревянные рейки, идущие вдоль гуртов и, видимо, являвшиеся направляющими ориентирами во время строительства. Можно предполагать наличие деревянных реек и вдоль рустованных тяг внутри кладки, в 5-10 см от
лицевой поверхности. Внутренний сомкнутый свод находится на высоте 2/3 от высоты шатра, а пяты этого свода примерно на половине высоты. От уровня первоначального пола до верхней точки свода 40.635 м. Над сводом ступенчатая кладка внутри шатра завершается грубым поясом из полки и большого вала, расположенным на уровне белокаменного карниза, завершающего шатер снаружи.

Выше этого белокаменного пояса идет также ступенчатая, но уже конусная, кладка, на уровне двери она переходит в цилиндрическую шейку. Снаружи шейка восьмигранная, имеет основание, поставленное на карниз, завершающий шатер. Каждой грани шатра соответствуют малые кокошники на гранях основания шейки. На карниз основания поставлена сама шейка, углы которой оформлены угловыми рельефными пилястрами с базами и капителями. В гранях устроены ложные небольшие окошки с белокаменными наличниками. На откосах дверки в южной грани хорошо видны отпечатки от кирпичной клаки, т.е., первоначально, на месте дверки было ложное окошко./41. Изнутри в этом месте рядовая кладка пробита. Под дверкой кладка пробита, и лестница-стремянка, ведущая от двери в основании шатра, пропущена внутрь./42. Завершается шейка антаблементом, архитрав которого сохранился на первоначальном растворе, а четыре кирпичных ряда фриза и карниз уложены на цементном растворе./43. Несмотря на это в карнизе использованы, в основном, первоначальные блоки с гуськом и двумя полочками под ним./44

В 1979г. во время исследований в натуре, архитектор А.Г.Кудрявцев обнаружил снаружи северо-восточного угла четве-

c.171 рика, вырезанную на карнизе надпись XVI в. /45. Арабскими цифрами с характерным готическим начертанием изображен год - "1533". В подлинности
надписи сомнений нет - она сделана по чистому и неразрушенному камню. Все повреждения и побелки перекрывают надпись. Сам камень стоит на известковом растворе XVIв.
Цифровое обозначение даты в русской практике тогда не применялось. Расхождений в письменных источниках нет, и все они указывают на завершение строительства и освящении церкви в 1532 г. Поэтому еще в 1979 г. автором данной статьи было высказано
предположение, что дата "1533", вырезанная фрязином, соответствовала нашему 1532 году. В действительности, по пизанскому, ультрамартовскому стилю 1533 год начинался в переводе на современный календарь 25 марта 1532 года, так что по пизанскому 1533 году на церкви еще стояли леса./46.

Таким образом, исследования, проведенные на памятнике в 1970-1980-е гг., установили, что в общих объемах храм сохранился в первоначальном виде. Основной вопрос - датировка папертей и реконструкция первоначального вида. Построены оба яруса папертей
одновременно с самим храмом. Предполагать их разновременность нет никаких оснований. Все три крыльца одновременны папертям, т.е., до освящения церкви в 1532 г. они уже были возведены. Все изменения коснулись формы крыш папертей и крылец; декора, вследствие полной утраты резных белокаменных капителей столбов 2-го яруса и порталов; белокаменной главы, которая в XIX в. была заменена на плоскую железную; пола и иконостаса; звонницы на южном крыльце.



Примечания


1. Фотофиксация находится в фондах ГНИМА им. А.В. Щусева и музея-заповедника "Коломенское".
2. Роговин Н. Е. Церковь Вознесения в с. Коломенском. Академия архитектуры. М 7,1942.
3. Материалы находятся в неразобранной части архива П.Д.Барановского в фондах ГНИМА им. А.В. Щусева.

4. Подключников В. Н.. Некоторые элементы архитектурной композиции Коломенского храма. М., 1941. Диссертация на соискание ученой степени канд. 5арх. ЦГАНХ ф. 293, оп., 3 е.х. 257.

4а. По оплошности редакции эта часть текста при публикации утрачена.

5. Первым специалистом, считавшим 2-ой ярус папертей поздним, был архитектор Н.Шохин, руководивший ремонтом церкви Вознесения в 1866-67 гг.; Шохин Н.А. Сборник очерков и детальных рисунков русских старинных построек. М., 1872. Мысль Н.Шохина подхватили А.М. Павлинов, И.Э. Грабарь и др.. И.В. Рыльский подтвердил мысль об открытых гульбищах. Не опровергли ее Б.Н. Засыпкин, П.Д. Барановский и В.Н. Подключников.

6. Фундамент обследован нами на глубину до 2м. Предположение относительно 9м глубины, вероятно, преувеличено, см.: Гра М.А., Жиромский Б.Б. Коломенское. М. 1971, с.109. Можно привести сравнение с колокольней Ивана Великого, у которой глубина фундамента от дневной поверхности начала XVI в. составляла около 3.7 м см.: Ильенкова И.В. Колокольня Ивана Великого - В сб.: Охрана и реставрация памятников архитектуры. М., 1982, с.76, 79. c.172
7. Есть отличие в завершении их пьедесталов - вместо 4-5 рядов ступенчатой кладки - два ряда, нижний - из ступенчатого формованного кирпича.

8. В сумме в профиле пилястр центральной части на три полки и один валик меньше, чем на столбах.
9. В.Н. Подключниковым разница в профилях была ошибочно интерпретирована как доказательство разновременности. Эту точку зрения в 1972 г. опроверг Н.Н. Свешников.

10. Работы проводились под руководством архитектора Н.Ф. Кольбе.

11. Ни один из порталов подклета не имеет традиционных полуколонок. Среди памятников начала 1530-х гг. портал с прямоугольными пилястрами у Троицкого собора Данилова монастыря в Переславле-Залесском.

12. Заготовка белого камня и теска деталей велась заранее, чтобы строительство не замедлялось. Уже готовые детали устанавливали при ведении кирпичной кладки; это видно по некоторым внутренним резным капителям, которые установлены на чересчур узкие пилястры. Отбракованные при теске белокаменные детали гурта уложены рядами и пролиты известковым раствором. Поскольку браковавшиеся детали использовались в качестве забутовки (если нельзя было пустить на более мелкие детали), следует предположить, что заготовка деталей шатра велась уже при начале строительства крылец.

13. Такая же подсыпка из цемянки встречалась вокруг папертей и крылец на земле тоже  довольно толстым слоем, но там известковым молоком не проливалась.

14. Крыльца без камор предлагает в своих нескольких публикациях М.П. Кудрявцев
Напр., См.: Кудрявцев М.П. Системы приречных ансамблей Москвы XVII – АН №34 М., 1986, с.19.

15. Под руководством Кольбе.

16. Значительное количество фрагментов белокаменной резьбы от церкви Вознесения еще находятся в земле. В 1990 г. заложенные 2 шурфа дали свыше 400 фрагментов камней с резьбой, но в количественный анализ они не вошли.

17. Впервые капители XVI в. в блоках резного камня под сенью разглядел Н.Н.Свешников.

18. В 1767 г. князь П.В. Макулов построил в Коломенском 4-х этажный дворец для Екатерины II, одновременно перестроив Сытный дворец и Приказные палаты. Вероятно, церковь Вознесения также подверглась ремонту.

19. На северном фасаде северного крыльца в смежном с осевым прясле, в месте возможного парапета такого разрыва профилей первоначально не было. Нет белокаменного гладкого цоколя. Поэтому Н.Н.Свешников предполагает здесь начало перехода к дворцу Василия III. Однако, под этим местом крыльца сделан ползучий свод для марша лестницы и не с ним ли связано отсутствие цоколя так как на парапетах лестниц их не делали? Хотя над верхней частью ползучей части свода должен располагаться рундук.

20. Кладка столбов папертей 2-го яруса признана первоначальной Н.Н.Свешниковым.

21. Стесанные первоначально хвостовые части края капители и базы пилястры в 1970-х гг. были ошибочно интерпретированы как утраченные и поэтому восстановлены при реставрации.
22. Исследователи давно обратили внимание, что многие детали церкви в Дьякове ориентированы на детали церкви Вознесения. Может быть и осевое расположение звонницы и частично архитектурные формы ее зодчий позаимствовал в Коломенском? Логично видеть в завершении Вознесенской звонницы щипец, подобный дьяковскому, или два, под прямым углом друг к другу. Особенно на фоне вимпергов в пряслах стен четверика.

c.173
23. Звонница Успенского собора стояла на пилонах, примкнувших к северной паперти в восточной части. Первый ярус этой звонницы сохранился.

24. Например, называя древним трон, В. Згура называет древним также портал XIXв., а бочку с орлом относит к XVII в.

24-а.  От этой полосы сохранилась более короткая хвостовая часть.

24-б. Под все царское место уложено общее основание из белокаменных плит. Верхняя часть основания подрезана таким образом, что все четыре ноги стояли на рундуке овальной формы. Заделанная в кирпичный пол нижняя часть выступала из-под овального рундука довольно далеко, но была на одном уровне с черным полом, их могли покрывать тонкими керамическими плитками пола.

25. ЦГАДА. ф.1239. он. 3 е.х. 29785. лл. 62-67. Нижняя часть слухового окна скрыта завершением сени 1836 г. Наличник окна увенчивался высоким щипцом, сбитым в 1836 г.

26. Роговин Н. Указ. соч. Графическая реконструкция северного портала П.Д.Барановским.

27. Следы известкового раствора от чистого пола сохранились на черном кирпичном полу.

28. В Италии такие плитки назывались футовым кирпичом, так как квадратную глиняную заготовку (1x1 фут) надрезали по диагонали и после обжига разламывали на 4 треугольные плитки.
29. От этого пола сохранен и законсервирован фрагмент у восточной стены алтаря.
Ремонт 1760-х гг. был осуществлен, вероятно, под общим руководством П.В. Макулова.

30. При реставрации оставлена часть правого клироса. ЦГАДА ф.1239 оп. 3,, ед. хр. 29785. л.678-73.
31. По описям XVIII в. см.: ЦГАДА ф. 1239., оп. 31818. л.96 и по чертежу арх. Помощника Белоголовова в архиве НИИМАХ, г.Ленинград. А-4654, в этом месте - от северной двери до южной располагался иконостас.

32. Иконостас не сохранился. В 1986 г. были сняты 4 тябла, установленные П.Д.Барановским "под XVI в." между угловыми пилястрами. В пилястрах все гнезда вырублены в кладке и подделаны кирпичом в XIX и XX вв. В этом месте иконостас впервые показан на чертежах Н.Шохина в 1866 г., возможно, как проектное предложение. Архив НИИМАХ, А - 4665.

33. Из документов XVIII в . известно о поновлении икон в 1745,1750, 1767 гг. и замене иконостаса в 1745 г., но конструкция оставалась, по-видимому, неизменной вплоть до 1787 г., когда С. Потупецким было исправлено основание с прибавкой лесных материалов. При заведении тябел в стены, требовались более длинные брусья. Но и во время этого ремонта сохранялись царские врата, т.е. по высоте иконостас не менялся. ЦГАДА ф. 1239., оп. 3., ед. хр. 30973; ед. хр. 69315, лл. 79, 612;

34. ед. хр. 31968, лл. 1,126 45; ед. хр. 32348, лл. 35 - 37, 43.

35. ЦГАДА там же, ед. хр. 31987, л.1. В основании нижних осевых кокошников до 1867 г. стояли большие белокаменные желоба, но при ремонте были разобраны. ЦГАДА там же, ед. хр. 21734.

36. В1836 г. новое кровельное покрытие контрфорсов уже должно было заменить железную кровлю XVIII в. ЦГАДА, там же, ед.хр. 29785, л. 74,

37. Реконструкции М.П.Кудрявцева никакой реальной основы не содержат - и не только в части контрфорсов. - Кудрявцев М.П. Указ. соч., с. 19.

38. Существующая дверь на месте первоначальной сделана при Н.Шохине в 1867 г. ЦГАДА там же., ед. хр. 21734, лл. 78 об, 79.

39. Перелицовка шатра 1914 -1916 гг. проводилась под наблюдением Б.Н. Засыпкина.

40. Дверь в шейке на месте первоначального ложного окна пробита в 1867 г, по смете Н.Шохина. ЦГАДА, там же, ед.хр. 21734, лл. 156 об, 78 об, 79.

41. До ремонта 1867 г. лестница-стремянка была укреплена под крестом на каменной главе и по описям ветхостей Н.Шохина явилась одной из причин разрушения главы. ЦГАДА. Там же, ед.хр. 21734, я. 154 об.

42. Фриз и карниз переложены Н.Шохиным в 1867 г. ЦГАДА. там же, л. 154.
c.174. 
43. Существующая глава сделана в 1867 г. По подробному описанию конструкции главы известно, что глава до разборки была белокаменной, из трех рядов кладки завершалась белокаменным яблоком. Блоки скреплялись железными скобами.
Яблоко из цельного камня было обтянуто железным кольцом. Глава и яблоко покрыты железной кровлей. В пяту свода (на карниз) заложены 2 проемные связи из железного кованого бруса, толщиной по 6,5 см. Снаружи вокруг свода, но с зазором
до 4,5 см обходил обруч из 4-х звеньев с обухами и засовами, не заделанными в кладку. Обруч лежал на проемных связях. На проемные связи без скрепления с ними был поставлен пятник высотой 2,26м, пропущенный сквозь главу и яблоко. Высота белокаменной главы, таким образом, получается на 35 - 40 см выше существующей, т.е. была немного более выпуклой, кроме того, зазор между главой и обручем, а также незаделанные в кладку обухи и засовы предполагали какое-то покрытие. В 1867 г. глава разваливалась, поэтому была разобрана.  ЦГАДА. там же. л. 154 об.

44. В верхнем широком конце пятника было гнездо, в котором на свинце были вставлены щипцы, державшие короткий хвостовик креста. Кроме разогнувшихся крючков для закрепления цепей-растяжек состояние креста было хорошим поэтому крест при ремонте 1867г. менять не стали. ЦГАДА там же, лл. 155,155 об.

45. Фиксацией декора руководил Н.Н.Свешников.

46. Вопрос о несоответствии даты нашему календарю был задан мною С.С.Подъяпольскому на его докладе о Петроке Малом. С.С.Подъяпольский сходу ответил, что этого не могло быть, но через несколько дней сам подошел ко мне и сказал о своем разговоре с Данатом Александровичем Дрбоглавом, который сказал Подъяпольскому, что такое вполне могло быть. После этого Д.А. подработал вопрос и опубликовал его в своей книге.
Д р б о г л а в Д. А. Камни рассказывают. М., 1988, с. 17 - 21.


 


Рис. 2. Коррекция арок известковым раствором

 

 

 

 

 


Рис. 3. Ордер пилястр подклета

 

 

 

 

 

 


Рис. 4. Хвостовая часть нижнего блока с левой стороны значительно шире площади резьбы

 

 

 


Рис.8 План 2-го яруса церкви

 

 


Рис.9. Белокаменный трон

  

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский