РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Гаврилов С.А. О начале строительства церкви Вознесения в Коломенском (гипотеза). Все права сохранены.

Материал предоставлен библиотеке «РусАрх» автором. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2009 г.

 

 

 

С.А. Гаврилов
О начале строительства церкви Вознесения в Коломенском

(гипотеза)

 

О начале строительства церкви Вознесения в Коломенском никаких документальных сведений не обнаружено. Летопись содержит краткое сообщение о завершении строительства: "Того же лета (7040 – 1532 г.) свершена бысть в Коломенском церьковь камена Вознесения Господа Бога и Спаса нашего  Иисуса Христа"./1. (1532 г.) Летопись сообщает об освящении церкви 3 сентября 7041 и о трехдневном пиршестве по этому случаю великого князя с детьми, митрополита Даниила и многочисленных гостей./2. Почти все публикации за период изучения памятника приводят легендарный повод строительства: в честь рождения долгожданного наследника великого князя Василия III, будущего царя Ивана Грозного. Авторы публикаций этот легендарный повод сомнению не подвергают, хотя от рождения Ивана до завершения строительства церкви было всего два года. Время закладки остается неизвестным.

Решившись на развод с первой своей женой Соломонией Сабуровой и на второй брак с Еленой Глинской, Василий III хорошо представлял сложность своего положения. Немногие, но весьма авторитетные ортодоксы открыто объявляли второй брак великого князя незаконным, а это грозило тем, что незаконным могли признать и наследника. Этого Василий III допустить не мог и, хотя из русских великих князей по возрасту уступал едва ли не двум только государям: своему отцу, Иоанну III-ему и Владимиру Мономаху, он в своем преклонном возрасте вынужден был выпрашивать епитимью…/3 Отношение к епитимии красноречиво объясняет Домострой, составленный по указанию Ивана Грозного всего несколько десятилетий спустя./4. Никакой другой возможности очиститься от греха, как пройти через епитимью, у Василия III не было. Знали об этом и противники брака, поэтому так резко возражали против епитимии. На отказ оппозиции Василий III ответил тем, что самые активные противники брака были посажены в темницу. Среди них писатель и переводчик Максим Грек, впоследствии признанный святым и влиятельнейший политик Вассиан Патрикеев. Противники брака были нейтрализованы, а Василий III, несомненно, добился наложения на него епитимии и возможности благополучно очиститься от греха. За двоеженство по церковному уставу он должен был два года вести благопристойную жизнь в покаянии, но без возможности получить причащение, иначе, в случае появления наследника, по-прежнему нашлись бы противники, способные признать его незаконнорожденным. Вероятно, именно поэтому активные действия по подтверждению легитимности будущего наследника великокняжеского рода предпринимаются только по истечению двухгодичного срока после вступления в брак, т. е. после очищения этого брака епитимией. Обращения к Господу с молением о зачатии наследника, строительства моленных храмов в этот период нам не известно.

Но зато сразу же по истечении двух лет, т.е. в январе 1528 года к папе римскому явились послы великого князя./5. Папа дал послам архитекторов и через четыре месяца, в июне, послы с архитекторами были уже в Москве. Приехав в Москву на 3-4 года, архитектор Петр Францизск (Франческо) Анибал/6 должен был выполнить, безусловно, очень важный и вполне конкретный (едва ли не единственный) заказ, к которому мог начать подготовку еще в Италии. Проехав через всю Европу и половину Руси, он чуть ли не сразу мог быть готовым приступить к первому этапу работ: разбивке плана, копке котлована и сооружению фундамента, ведь за этот срок он мог подготовить не только общую идею, но и продумать многие детали. Конечно, более близкое знакомство с православием, с русским зодчеством, с конкретными условиями строительства заняли какое-то время, но обычно ознакомительно-подготовительный этап ограничивался несколькими неделями./7. Думается, именно потому, что Петрок приехал с готовой идеей "обелиска", вертикальной композиции (заказ был совершенно конкретным), а оттачивалась эта идея на образцах архитектуры разных стран: в первую очередь итальянских и лишь в последнюю очередь на образцах русских, именно поэтому так много новшеств для русских было в этой постройке и так бесполезно искать прямые аналоги-предшественники в какой-либо отдельно взятой стране и, тем более, "школе". Но нельзя сомневаться, что в разработке идеи храма-обелиска великокняжеская чета приняла самое активное участие, особенно Елена Глинская. Можно предполагать также, что, несмотря на высказывавшиеся суждения о неканоничности архитектурных форм постройки, в обсуждении программы храма приняли участие и догматики церкви.

Поскольку мы вообще допускаем возможность привлечения к строительству церкви Вознесения в Коломенском итальянского архитектора Петра Франческа Аннибале (по русским летописям Петра Фрязина или Петрока Малого), то должны закладку и возведение фундаментов храма отнести к лету 1528 года. Строительный сезон на Руси заканчивался ко дню Покрова (к 1октября) и к этому сроку все фундаменты объемом более 4000 м³ должны были уже закончить, так как оставить незаполненным котлован на зиму, тем более на крутом берегу, не могли. С.С.Подъяпольский прав, сравнивая церковь Вознесения с колокольней Ивана Великого, которую возводили четыре строительных сезона. Следует, однако, учесть, что церковь сложнее колокольни по планировке и конструкциям, выше колокольни 1508 года и объем ее фундамента в 4 раза больше. По своим физическим параметрам церковь должна была возводиться в больший срок, чем колокольня или же более четырех строительных сезонов. С лета 1528 года до освящения церкви Вознесения было пять сезонов.

Обычно дату начала строительства церкви Вознесения в Коломенском связывают с рождением долгожданного наследника – Ивана Грозного. Легендарная датировка, конечно, ошибочна, т. к. в таком случае на строительство отводилось бы всего около двух полных строительных сезонов – до конца августа 1532 года, когда, по летописям, она уже была завершена. Следует предполагать, что храм был не обетным (единственным), поставленным по данному ранее обещанию за уже исполненную конкретную просьбу (рождение долгожданного наследника), а был моленным (одним из множества других, построенных по одному поводу) – по случаю еще только испрашиваемого чадородия. Однако связь постройки с днем рождения Ивана нельзя отрицать полностью, т. к. около половины всех работ выполнено после его рождения. Следовательно, уже во время строительства в великокняжеской семье происходили испрашиваемые в молении события, которые могли служить очень серьезными поводами в уточнении замысла строительства. В молении великокняжеской четы субъектами конкретного действия выступала сама чета. Они только еще обращались к Богу. Последовавшие за молением события были промышлением Господа, т.е. событиями более крупными.

Известная поездка Василия III и Елены Глинской по монастырям с молением о чадородии состоялась осенью 1528 – зимой 1529 годов. Она сопровождалась большими моленными вкладами в каждый монастырь, на которые уже с весны 1529 года начали строить многие монастырские храмы. Начаться эта поездка могла в день Покрова, так как не только строительные, но и полевые работы заканчивались к этому сроку и свадебный цикл на Руси начинался именно с этого дня, что зафиксировано в многочисленных работах этнографов. Праздник Покрова был "многофункциональным". В этот день обращались не только к Богородице за заступничеством, но и отмечали сладкопевца Романа, обретшего дар песнопения в день Рождения Иисуса Христа. В русской иконографии XVI в. видение Андрея Юродивого во Влахернской церкви (икона Покрова Богоматери) нередко объединяются с изображением архидиакона Романа, оглашающего сотворенное им во славу Богоматери песнопение – по случаю Рождества Христова.

Итак, с одной стороны, к окончанию строительного сезона – к 1 октября 1528 года должны были выложить фундамент и подготовить площадку для возведения стен церкви Вознесения. С другой стороны, вероятно, с 1 октября начиналась поездка по монастырям. И посвящены оба события молению о чадородии и, безусловно, могли быть звеньями одной цепи. Одно событие могло логично предварять другое. Закладка стен моленной церкви вполне могла служить торжественным зачином всей религиозно-политической программы, включившей поездку по монастырям (с той же целью). И произойти это могло именно в день Покрова Богородицы. При проверке азимута продольной оси храма установлено, что ось ориентирована по азимуту восхода солнца в день Покрова, т.е. прямая связь строительства церкви Вознесения с этим днем реально существует. Понятно, что начинать строительство в этот день не могли: ни рыть котлован, ни выкладывать фундамент и стены. В этот день могли только на уже готовом фундаменте сделать разбивку плана и сделать лишь символическую, но очень торжественную закладку стен, что было вполне традиционно./8.

Государева программа моления не закончилась поездкой по монастырям. Моление включало в себя еще строительство многих моленных храмов, в которых и должно было происходить само моление. Можно назвать несколько храмов из этого великокняжеского цикла. Троицкий собор Данилова монастыря в Переславле-Залесском, церкви Архангела Гавриила и Иоанна Предтечи в Кирилло-Белозерском монастыре, трапезная церковь Ферапонтова монастыря, завершенных в 1532-34 гг., но заложенных, скорее всего, весной 1529 г.. Строительством моленных храмов, предусмотренных великокняжеской программой, по всей вероятности, должен был руководить великокняжеский архитектор./9. Вполне вероятно, для осуществления этой программы и был выпрошен у папы римского Петр Ганнибал. Возможно, в строительстве в разных местах принимали также участие ростовские и других русских земель зодчие, поскольку одновременное строительство церкви Вознесения в Коломенском, Зачатия Иоанна Предтечи в Дьякове и, предположительно, деревянной церкви Архангела Гавриила в Коломенском не оставляли Петроку времени на другие постройки, тем более, такие дальние. Но в выработке общих решений он, вероятно, участие принимать мог. Вопрос авторства Петра Малого и привлечения к большой программе других архитекторов сложный. Часто такие вопросы решались привлечением большого количества зодчих и строителей со всех концов государства. Примерно так же, как для росписей хором и церквей по государеву указу рекрутировались живописцы Оружейной палаты или во все времена на крупные государевы, а впоследствии государственные, стройки собирались строители.

Выбор конкретного места строительства в селе великого князя зависел от нескольких факторов, среди которых, вероятно, главными были природные. Самое высокое, видное издалека, место на крутом берегу Москвы-реки в Коломенском было освоено задолго до строительства церкви, здесь археологи обнаружили следы поселения XIV-XV вв. Территория с запада от церкви, вся Вознесенская площадь, была занята кладбищем XIV- начала XVI в.. Вполне возможно, что кладбище перенесено в Дьяково в связи с постройкой церкви Вознесения. Участок к северу от церкви, с точки зрения обзора местности, был не хуже, но выбрали именно эту точку. Архитектор, вероятно, был знаком с трактатом "Десять книг о зодчестве", опубликованном в 1485 г., соотечественником Петрока Малого Леоном-Батистой Альберти, ссылавшегося на многочисленных предшествовавших авторов. В трактате даются рекомендации по выбору участка./10. Несколько позднее был опубликован трактат Андреа Палладио, он также обобщал существовавшую в Италии XVI в. практику выбора участка./11. Видимо, на выбор повлиял родник, бьющий из основания берега под церковью Вознесения, прямо на продолжении продольной оси храма. Ключ расположен на "зимнем востоке"./12. Случайное совпадение этого последнего фактора исключается – на ключи всегда смотрели как на "чудо". Без сомнения, с древнейших, еще с угро-финских, времен, т.е. с V-VI века ключам и камням поклонялось местное население. Угро-фины на закате своей дьяковской истории перемещались в другие регионы, но в данной местности вымирали и вынуждены были обращаться за помощью к природе, в частности к камням и ключам. От них остались только некоторые топонимы, Дьяковское городище, камни и ключи да многочисленные каменнные фалосы – предметы поклонения вырождающегося народа, во множестве найденные здесь археологами. Но угро-финам природа помочь уже не смогла. Поклонение ключам и камням перешло к сменившим их славянам. Даже и сейчас здесь можно встретить многочисленных поклонников, особенно часто женщин, страдающих бесплодием, которые после службы в местных храмах вереницей идут к камням/13 и ключам./14

Наличие питьевой воды на участке отнесено в трактате А.Альберти к самым важным факторам. Самый распространенный диагноз заболевания, при котором следует выбирать участок по качеству питьевой воды в трактате Альберти, ссылающегося на врачей Гиппократа, Цельса и других, названо женское бесплодие. Более того, это единственный диагноз, названный конкретно. У великокняжеской четы были те же проблемы, с мольбами о даровании наследника обращались они к Богоматери в день Покрова, давали многочисленные вклады на постройку моленных храмов, ставили многочисленные престолы у себя в усадьбах, в том числе в Коломенском и Дьякове, совершали многонедельный моленный поход до Кириллова и Ферапонтова монастырей...

Можно не сомневаться, что идея храма обдумывалась с 1526 г., когда Василий III выпрашивал епитимью. До приезда итальянского архитектора, вероятно, уже была разработана моленная программа, для реализации которой он был приглашен. Могло быть выбрано место для церкви, возможно, для всей группы моленных коломенских церквей. Но с приездом ренессансного архитектора создание храма стало превращаться в реальность. Первоначальный замысел не мог не измениться. Корректировка замысла была подтверждена нашими натурными исследованиями.


Примечания:


1. ПСРЛ. Т.16. 1-я половина. – СПб. 1904 , с.62.1

2. Там же.

3. Зимин А.А. Выписи о втором браке Василия III.

4 Наказы же духовных отцов соблюдать и епитимьи править, и тем очиститься от греха. Домострой М Советская Россия 1990, сс. 119, 181, 292.

5 Послы Ивана III Трусов и Лодыгин были отправлены из Москвы еще в 1527 г с тем, чтобы в самом начале следующего года быть им без задержек у папы Климента VII. Пирлинг П. Россия и папский престол. М., 1912, с. 328-332.

6 Подъяпольский С.С. Архитектор Петрок Малой в кн. Памятники русской архитектуры и монументального искусства. "Наука". М. 1983 г. сс. 34-50. Кивимяэ Ю.Ю. Доклад о Петре Францизске Анибале на конференции, посвященной 500-летию Московского Кремля в 1985 г.

7 Аристотель Фиораванти приступил к работе по Успенскому собору Московского Кремля уже не более чем через 4-5 недель после приезда из Италии в Москву.

8 Факты подобного обряда при закладке обоих Успенских соборов Московского Кремля описаны в ПСРЛ. Обряд "основания церкви" совершался после завершения фундаментов перед торжественной закладкой стен. См. Подъяпольский С.С. примечание 15 к ст. "К вопросу о своеобразии архитектуры Московского Успенского собора" в сб. Успенский собор Московского Кремля. М.Наука. 1985. с. 27.

9 Одновременная закладка 11 посадских церквей в Москве Алевизом Новым в 1514 г., строительство Покровского собора в Александровой слободе и Покровского собора Покровского монастыря в Суздале и др. могли быть также связаны одним великокняжеским молением. Каким? Может быть, не случайно последним приютом Соломонии Сабуровой стал Суздальский Покровский монастырь? Поводом обращения с молением к Господу могло служить серьезное беспокойство великокняжеской четы из-за отсутствия наследника через 6-7 лет супружеской жизни.

10 "для постройки зданий мне в особенности будет нравиться местность с многочисленными и разнообразными подступами к ней, по которым удобно будет перевозить все необходимое – на корабле, на вьючных животных и на повозках – как летом, так и зимой. Альберти, "Десять книг о зодчестве". С17. Нигде сооружение, какое бы оно ни было, не будет помещено более неудобно и несоответственно, чем там, где оно будет спрятано в закрытой долине. Ибо само собою разумеется, что там оно затеряно и лишено всякого достоинства, а вид его лишается всякой приятности и прелести - там же с.18 - участок может располагаться либо на ровном месте, либо на склоне горы, либо на ее вершине." Альберти, "Десять книг о зодчестве". с26.

11 При выборе места для постройки виллы (и храма – С.Г.) следует учитывать все то, что учитывается при выборе местоположения для города, ибо город – не что иное, как некий большой дом (также и храм – С.Г.), и обратно, дом (и храм – С.Г.) – некий малый город. Палладио А. Книга II, с. 48 О месте, которое следует избирать для возведения на нем храмов… древние тосканцы… в отношении остальных богов для возведения их храмов считали должным избирать места, отвечавшие приписываемым им свойствам и способу принесения им жертв. Но мы, которые, благодаря особой милости Божьей, освобождены из этого мрака, отказавшись от их суетного и лживого суеверия, будем выбирать для храмов такие места, которые будут находиться в самой благородной и приметной части города, далеко от мест непристойных, и на красивых и роскошных площадях, куда выходят многие улицы, так, чтобы каждая часть храма могла быть видима в своем великолепии и вызывать благоговение и восторг каждого, кто на храм смотрит и им любуется. Если же в городе будут холмы, то нужно выбирать самый высокий из них, а если не будет возвышенного места, то пусть основание храма будет, насколько это нужно, приподнято над остальной частью города, и подъем к храму будет по ступеням, так чтобы самое восхождение во храм приносило с собой большее чувство благоговения и величия. Фасады храмов должны обозревать большую часть города, чтобы казалось, что религия поставлена на стражу и на защиту гражданам. Если же храмы строятся за городом, то пусть их фасады смотрят на большую дорогу или на реку, если она находится поблизости, чтобы путешественники могли их видеть и совершать приветствия и поклоны перед фасадом храма. Палладио Книга IV, Гл. I, с. 6.

12 "ключевые воды…, которые вытекают у подножия пригорков, Гиппократ считал лучшими из всех". Альберти Л.-Б.. с.354. "Далее об источниках древние полагали следующее: из лучших на первое место они ставили источник, который обращен к северу или к востоку равноденствий; на последнее место они ставили тот источник, который обращен к югу; более всего приближающимся к лучшим считали те, которые находятся на зимнем востоке;. Достойно упоминания также, что воды между собою сильно разнятся как по своей природе, так и по своему действию, и это весьма важно для благополучия и злополучия людей… У Зелонского болота есть источник, делающий женщин бесплодными, и здесь же другой, от которого они становятся плодовитыми… В Аркадии…существуют такие воды, которые восстанавливают здоровье – пуццоланские, сиенские, вольтеррские, болонские – и которые славятся по всей Италии." Альберти Л.-Б.. Там же с.343-345. "Известно указание врача Гиппократа, что пьющие воду неочищенную, тяжелую… будут страдать от тяжких и длительных болезней… Женщины будут с трудом зачинать и претерпевать труднейшие роды…", Там же, с.19. По мнению врача Цельса, ключевая вода вслед за дождевой, самая легкая" Там же, с.352.

13 "В России с образом языческого бога, олицетворявшего хтонический подземный мир, Волосом, были связаны ритуалы свадеб, первой брачной ночи…Находящийся в Голосовом (Волосовом) овраге – между церквами Вознесения и Иоанна Предтечи – "Девичий камень" по народным представлениям, дожившим до XX в., помогает женщине излечиться от бесплодия и обладает другими целительными свойствами." Чигрин А.С. Ритуальная символика сил природы, выраженная в камнепочитании. Коломенское. Материалы и исследования. Вып. 4. М 1993. с. 56, 63, 64.

14 Ключевая вода в Коломенском, по заключению санэпидстанции, в настоящее время совершенно непригодна для питья из-за загрязнения нефтепродуктами, тяжелыми металлами и другими вредными компонентами. Но людей не могут остановить предупреждающие плакаты.

 

  

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский