РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

Источник: Мельник А.Г. Собор Рождества Христова в Каргополе: московское влияние или новгородская традиция? Тезисы доклада на конференции "Русское искусство позднего средневековья - XVI  век" (М., 12 - 14 января 2000). Все права сохранены.

Размещение электронной версии материала в открытом доступе произведено: www.archi.ru («Российский архитектурный портал»). Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2006 г.

 

 


А.Г. Мельник

Собор Рождества Христова в Каргополе:

московское влияние или новгородская традиция?

 

Собор Рождества Христова в Каргополе (1562 г.) исследован явно недостаточно. Он представляет собой сложенный из белого камня и кирпича шестистолпный пятиглавый трехапсидный храм на подклете. Обращает на себя внимание близкая к прямоугольной внутренняя планировка боковых апсид подклета, тогда как его средняя апсида и все апсиды второго яруса изнутри и снаружи полукруглые. В образе внутреннего пространства храма исключительную роль играют квадратные, очень массивные столпы. Они размещены так, что средний продольный неф и трансепт имеют большую ширину, чем остальные нефы. Особенно узок восточный поперечный неф. Из пяти барабанов световыми являются только центральный и западные, расположенные над крайними западными угловыми компартиментами, восточные же барабаны изначально были глухими. Средний продольный неф и трансепт перекрыты коробовыми сводами без выявленных подпружных арок. От столпов к стенам переброшены пониженные подпружные арки, на которые опираются указанные своды, барабаны и коробовые своды третьего с востока поперечного нефа. Такое перекрытие этого последнего, пожалуй, является наиболее своеобразной чертой рассматриваемого интерьера. Дело в том, что коробовые своды упомянутого нефа так же сориентированы и расположены примерно на той же высоте, как и своды трансепта. Вследствие этого в интерьере отсутствует ясно читаемый пространственный крест. Следовательно, данный памятник нельзя считать крестовокупольным храмом. В основаниях коробовых сводов продольного нефа и трансепта существуют карнизы, состоящие из двух полочек и четвертного валика между ними. Точно такие же карнизы имеются в основаниях сводов третьего с востока поперечного нефа. Значительно ниже описанных карнизов на столпах и стенах собственно храма имеются профилированные карнизы, отмечающие пяты пониженных подпружных арок. Причем эти карнизы проходят со всех четырех сторон столпов, а не только там, где имеются пяты упомянутых арок. Наконец, в основаниях световых барабанов устроены карнизы, по форме близкие к валику. Однако в основании сводов этих барабанов и апсид какие-либо обломы отсутствуют. Нет карнизов в основании пониженных подпружных арок восточного поперечного нефа. Отсутствуют и профилированные базы в основании всех столпов. Описанный декор имеет явно выраженные ордерные черты, но не обладает характером целостной ордерной системы, призванной художественно выявить соотношение несомых и несущих частей здания.

Фасады основного объема памятника расчленены пилястрами в соответствии с его внутренней структурой. Каждое из прясел первоначально, судя по сохранившимся фрагментам, завершалось закомарой. Основание здания было оформлено профилированным цоколем. Характерно, что на границе двух этаже здания отсутствует какой-либо карниз. На уровне пят ныне утраченных закомар расположен декоративный пояс, состоящий из балясин упрощенной формы, которые образуют между собой нишки с городчатым завершением. Сходный пояс оформляет венчающие части апсид. Нижний ярус тех же апсид украшен рядом вертикальных тяг, завершенных килевидными двухступенчатыми арочками. Довольно дробное оформление имеют барабаны храма. Южный портал, в отличие от перспективных западного и северного, увенчанных килевидными архивольтами и украшенных дыньками, представляет собой арочный проем, помещенный в простую неглубокую нишу.

Исследователями уже высказывалось мнение, что рассматриваемый собор построен новгородскими мастерами, но оно еще не было обосновано. В подтверждение данного мнения можно привести следующие аргументы. Смешанный тип кладки собора характерен для зодчества Новгорода того времени. По-новгородски трактованы чуть ли не все архитектурные элементы памятника. Но особенно красноречиво указывают на руку новгородских мастеров такие мелкие детали, как тонкие карнизы в верхних частях лопаток, срезанные углы алтарных столпов, оформление южного портала, архивольты с нижней выступающей полочкой аркатур апсид. Итак, действительно, каргопольский собор построили новгородские мастера. Но важно, что они принадлежали к тому направлению новгородского зодчества, которое испытывало на себе сильное влияние московской и среднерусской архитектуры.

Ранее в литературе справедливо отмечалось, что по композиции собор Рождества Христова ориентирован на тихвинский Успенский собор (1515 г.), имеющий сходное расположение барабанов. Однако от последнего каргопольский собор отличается отсутствием внутренних настенных лопаток и наличием подклета. Характерно, что подклеты у шестистолпных пятиглавых соборов впервые появляются именно в середине XVI в. Такими храмами являются Смоленский собор (середина XVI в.) Новодевичьего монастыря, церковь Никиты Мученика (между 1555 и 1562 гг.?) в Новгороде и казанский Благовещенский собор (1561-1562 гг.). Следовательно, подклет рассматриваемого памятника возник в русле этого нового течения в русской архитектуре. Сочетание полукруглой средней и прямоугольных боковых апсид подклета находит аналогии в новгородской и псковской архитектуре XVI в.

Коробовые своды без выявленных подпружных арок каргопольского собора порождены новгородской архитектурной традицией. Но сама их парадоксальная комбинация, уничтожившая пространственный крест в интерьере, но не создавшая палатный тип перекрытия, как у московского Успенского собора, впервые рождена именно в рассматриваемом сооружении. Что же касается карнизов в основаниях данных сводов, то они, по-видимому, заимствованы у московского Архангельского собора (1505-1508 гг.), но с оглядкой на Преображенский собор (1515 г.) новгородского Хутынского монастыря. У последнего храма взята и идея карнизов в уровне пят пониженных подпружных арок. От того же Архангельского собора к каргопольскому перешли триумфальные арки алтарной части и сдвоенные окна среднего прясла западного фасада. Идея устройства декоративного пояса именно в основании закомар рассматриваемого памятника, очевидно, восходит к антаблементу Архангельского собора, но трактован этот пояс в духе декоративных фризов московской и среднерусской архитектуры XVI в. Различие в ширине восточных и западных барабанов также проистекает от Архангельского собора. У него же, а также у ряда других московских и среднерусских памятников заимствован и декор барабанов каргопольского собора. Однако следует отметить, что еще до его строительства некоторые подобные декоративные элементы уже были почерпнуты из тех же источников новгородской архитектурой.

Перспективные западный и северный порталы памятника восходят к среднерусской архитектуре, но вряд ли непосредственно, так как и в зодчестве Новгорода XVI в. подобные порталы применялись, например, в упомянутой церкви Никиты Мученика. Аркатурно-колончатый фриз порожден, с одной стороны, старой традицией украшать соответствующие части новгородских и псковских церквей так называемыми арочными разводами, а с другой - килевидными аркатурами некоторых сооружений Новгорода, построенных незадолго до рассматриваемого памятника, таких как церковь Троицы (1557 г.) Духова монастыря или церковь Никиты Мученика.

Из множества различных источников архитектуры каргопольского собора ясно выделяются два его основных образца: тихвинский и Архангельский соборы. Очевидно, они были указаны зодчим заказчиками храма.

Из всего сказанного следует, что собор Рождества Христова является одним из наиболее своеобразных и значительных произведений новгородской архитектуры XVI в.

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский