РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Сергачев С.А. ветряные мельницы в Беларуси. В журн.: Архитектура и строительство, 2006. Все права сохранены.

Размещение электронной версии в открытом доступе произведено: http://www.ais.by. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2008 г.

 

 

 

С.А. Сергачев

ветряные мельницы в Беларуси

 

Взаимоотношение пространства и объема — одна из основных композиционных проблем, которые решает архитектор в своей деятельности, так как уже на самой первой стадии формирования идеи он должен определить, что в конкретной ситуации должно стать главным. Если объем — то одно решение, а если пространство — то другое. И в большинстве случаев не находится ни одного универсального рецепта, как именно это сделать. Но есть сфера архитектурно-строительного дела, где взаимоотношения воздушного пространства и замкнутого в сооружении объема решаются естественно и неразрывно, — это архитектура ветряных мельниц (рис. 1). Здесь зритель имеет возможность созерцать не статичную ситуацию, пусть

 

Click to see real size1. Ветряная мельница в Пружанском р-не

Click to see real size2. Ветряная мельница шатрового типа в панораме застройки д. Роги Славгородского р-на

 

Click to see real size3. Ветряная мельница козлового типа в д. Домоткановичи Клецкого р-на

 

даже композиционно совершенную, а динамичную. Более того, заинтересовавшись и подойдя ближе, он включается в систему звуковой информации и невольно становится участником своеобразного события. Для кого-то это просто помол зерна, а для многих — событие, несомненно, содержащее элементы эстетики трудовой деятельности и выходящее на уровень того, что сейчас называют инсталляцией, — динамичной композицией, основанной на эмоциональном восприятии ее элементов и позволяющей зрителя превращать в участника.

 

Click to see real size4. Ветряная мельница козлового типа в д. Полонно-Заболоть Пружанского р-на

 

Cовременная жизнь невероятно активна. А вот архитектура по-прежнему в большей мере характеризуется стабильностью и жесткостью структур. В связи с этим обращение к опыту формирования динамичности в архитектуре, взаимодействия предельно материального с чем-то эфемерным, легким и трудно ощущаемым (хотя тоже материальным), можно рассматривать как некий резерв в создании современной среды, наделенной эмоциональностью. Именно воздух и в целом процессы, характерные для воздушного пространства, могут стать наиболее востребованными для решения подобной задачи, хотя многое уже встречается в архитектуре ветряных мельниц.

 

Click to see real size5. Ветряная мельница шатрового типа в д. Козельская Буда Краснопольского р-на

 

Архитектура ветряных мельниц основана на конструктивном единстве остова здания и самого мельничного механизма. Расчет механизма мог выполнить не каждый плотник, поэтому существовали специалисты в этой области строительства. Для конструктивных решений ветряных мельниц характерны продуманность и надежность, в основе которых — способность воспринимать значительные динамические и ветровые нагрузки. Выразительные силуэты ветряков являлись активными доминантами, содействовавшими организации пространства (рис. 2). Благодаря простым формам, ясно прочитывавшимся на фоне неба и формировавшим выразительные силуэты, архитектура ветряных мельниц, особенно шатрового типа, приобретала черты монументальности.

 

Click to see real size6. Ветряная мельница шатрового типа в д. Березовка Кормянского р-на (до переноса в музей)

 

Ветряные мельницы стали строить в Европе около Х в., и появляются они позже водяных. Первые ветряные мельницы характеризуются тем, что корпус поворачивался вместе с крыльями под наиболее удобный ветер на специальной конструкции — козлах. Поэтому такие ветряки назывались “козловки”. С ХVII в. в Европе получил распространение новый тип ветряка с неподвижным корпусом — “голландский” (у нас чаще — “шатровый”); вместе с крыльями поворачивалась только верхняя часть. Эти ветряки имели большую производительность, но “козловок” не вытеснили. С ХХ в. появляется новый тип ветряной мельницы — “пальтрак”, в которой поворачивалось все сооружение, но не на козлах, а на специальном колесе, установленном на уровне земли.

 

Click to see real size7. Ветряная мельница шатрового типа в д. Зеленец Хотимского р-на

 

Ветряных мельниц на Беларуси было много. Преобладали сооружения, возведенные из дерева; каменные ветряки буквально единичны и характерны лишь для конца XIX — начала XX в. Например, в Ошмянском уезде было 7 каменных и 127 деревянных мельниц, а в Вилейском из 60 мельниц каменная была только одна. В Копысском уезде Могилевской губернии в 1858 г. все 50 водяных и ветряных мельниц были деревянными [1].

 

Click to see real size8. Зубчатое колесо ветряной мельницы в д. Зеленец Хотимского р-на

 

Широкому распространению ветряных мельниц и особому вниманию к ним со стороны общества содействовала и высокая социальная значимость этих сооружений — здесь происходили важные для многих людей производственные процессы. Размещение их в стороне от застройки, т. е. в местах, доступных ветру и открытых для обозрения со всех сторон, сразу же определило особенности их архитектуры. Безусловно, важнейшее в архитектуре ветряных мельниц — предельная гармония компактного объемного решения, имеющего вертикальное развитие, и окружающего пространства, чему, кстати, способствовали и технологические требования (обтекаемость корпуса, статичность конструкции и др.).

Click to see real size9. Рубленое из дубовых брусьев основание ветряка в д. Березовка Кормянского р-на

Но строителям приходилось учитывать, что Беларусь расположена в зоне слабых ветров. В среднем за год скорость ветра здесь 3,5–4 м/сек на равнинах и возвышенностях и 3–3,5 м/сек на низменностях и по долинам рек [2]. Такой ветер легкий — при нем лишь только качаются ветви деревьев. Сильный же ветер (10 м/сек — гнутся тополя и толстые сучья других деревьев) составляет всего десятые доли процента общего потока, достигая 2–3 % на открытых пространствах. Шквалистые порывы ветра (более 25 м/сек), к счастью, редки, так как они обычно сопровождаются разрушениями. Поэтому при таких ветровых потоках на территории Беларуси различие типов строившихся здесь ветряных мельниц, их форм и размеров определялось прежде всего объемом предстоящей работы. Например, на территориях, специализировавшихся на земледелии (Поднепровье, Восточное Полесье), количество ветряков больше, они мощнее по производительности и крупнее размерами.

Click to see real size10. Осевой столб с колесом мельницы шатрового типа в д. Силичи Костюковичского р-на

Наибольшее распространение имели мельницы столбовой конструкции, так называемые “козловки” (рис. 3, 4). Обычно они двухъярусные, квадратные в плане, высотой 8–12 м. Козлы, на которые опиралось все сооружение, состояли из мощных горизонтальных, лежащих на земле, обычно на каменном фундаменте, брусьев — в них врубался вертикальный столб (ось мельницы; сосна, реже дуб) и поддерживавшие его подкосы [3]. Крепящиеся на столбе горизонтальные балки поддерживали снизу корпус мельницы и являлись основой первого яруса (всего их было 2). Кстати, корпус устанавливался на этих балках со сдвижкой на 30–50 см к входной стороне, что обеспечивало устойчивость сооружения (дело в том, что практически все механизмы ветряка концентрировались поближе к наветренной стороне, поэтому здание приходилось, образно говоря, центрировать). К этим же балкам

Click to see real size11. Ветряная мельница типа “пальтрак” из д. Янушевка Мядельского р-на

снизу прикреплялся брус (дышель), которым поворачивали мельницу по направлению ветра. Вход в мельницу по свисающей лесенке всегда был со стороны, противоположной наветренной, где размещались крылья. Их устанавливали на оголовке горизонтального (точнее, слегка наклонного) вала, размещенного под крышей. Передача вращательного движения обычно рассчитывалась таким образом, чтобы за один оборот крыльев жернов делал 7–12 оборотов. Система дополнительных механизмов позволяла регулировать скорость вращения крыльев и тонкость помола муки, обеспечивала подъем мешков с зерном на верхний ярус и т.д. (д. Одельск Гродненского, Первомайск Солигорского, Шени Пружанского р-нов). Яруса мельницы сообщались посредством внутренних лестниц. Каркас делался из брусьев, обшивка — из досок, реже из гонта; козлы — чаще всего из дуба; зубья колес — из твердых пород древесины (граб, клен, яблоня).

Click to see real size12. Ветряная мельница в д. Курополье Поставского р-на

Ветряные мельницы шатрового (“голландского”) типа имели более сложное устройство (рис. 5–7). Основной объем мельницы здесь неподвижен, поворачивается только верхняя часть (шапка), в то время как в “козловках” поворачивался на осевом столбе весь корпус. Чаще всего шатровые мельницы делались восьмигранными, стоявшими на срубе из 3–4 венцов (рис. 8). Боковые стены — слегка наклоненный к центру каркас с обшивкой досками. Известен пример, когда дощатая обшивка обита гонтом (д. Ганусовщина, около Гресска, теперь Слуцкий р-н). Эта мельница, построенная в 1855 г. и известная по описанию 1865 г. [4], — и редкий пример устройства освещения ветряка: “внизу четыре квадратных окошка, посередине четыре полукруглых, вверху два круглых”. Накрытая крышей шапка шире корпуса, который завершался горизонтальным деревянным

Click to see real size13. Ветряная мельница в д. Тройпши Браславского р-на

колесом, по которому и осуществлялся поворот шапки с крыльями. В этом заключалось одно из основных преимуществ шатровых мельниц — поворачивать приходилось только шапку, а не весь корпус, что намного легче. Шатровые мельницы значительно выше “козловок” — до 18 м (не менее 3 ярусов). Такая высота позволяла поднимать выше вал, на котором крепились крылья, а это значит, делать их длиннее — отсюда и большая мощность этих мельниц. В шапке на валу размещалось под крышей колесо, которое передавало вращение на вертикальный вал (рис. 9, 10). В нижней части через систему колес вращение передавалось на верхний жернов. Эти мельницы имели большую производительность, так как могли приводить в движение две пары жерновов, в то время как “козловки” — всего одну. Шатровые мельницы строились в основном в Поднепровье и Восточном Пролесье (д. Роги Славгородского, Зеленец Хотимского р-нов), редко — в Центральном регионе (д. Шапки Клецкого р-на).

Click to see real size14. Ветряная мельница в д. Балтруки Миорского р-на

Конечно же, этими двумя типами разнообразие ветряных мельниц в Беларуси не исчерпывается. На севере Беларуси, в Поозерье, известны ветряки, сочетавшие в себе оба конструктивных решения [5], что роднит их с мельницами типа “пальтрак” в северо-восточной Польше. Конструкции этого типа позволяли приводить в движение две пары жерновов при меньших усилиях, затрачиваемых на обслуживание. В таких мельницах (д. Янушевка Мядельского р-на) корпус покоится одновременно и на осевом столбе, и на лежащем на каменном основании деревянном колесе (рис. 11). По колесу, точнее, по вмонтированному в него металлическому полозу, и поворачивался корпус. Осевой столб в мельнице сделан массивным, граненым, но доходящим только до второго яруса. Действовал механизм по обычной схеме: горизонтальный вал, получив вращение от крыльев, передает его через укрепленное на нем колесо на зубчатый барабан и далее на металлический шкворень, который приводит в движение верхний жернов.

Click to see real size15. Ветряная мельница в д. Малонка Козловская Шарковщинского р-на

В этом же регионе в конце ХІХ — начале ХХ в. появляются небольшие ветряные мельницы, предназначенные для обслуживания одного или нескольких крестьянских хозяйств (рис. 12—15). Наибольшее распространение они получили в Поозерье [6], но известны и в других частях Беларуси. Для их изготовления не требовались какие-то особые сорта древесины, высокая квалификация плотников. Все определяли смекалка и конструкторские способности, так как основным было решение технической проблемы — обеспечить передачу вращения от силы ветра на каменные жернова. Такие мельнички, а их высота всего 2–4 м, обычно стояли на открытой местности, чтобы захватить как можно больше ветра. Устанавливали их непосредственно на землю. Иногда встраивали в жилой дом с пропуском осевого столба через конек крыши — хутор близ д. Латыши Миорского р-на (рис. 16). Известны даже перевозные мельницы на небольших деревянных колесах — деревни Ратьки Глубокского, Кремно Дрогичинского р-нов (рис. 17). Своими активными формами и силуэтом даже такие небольшие мельницы заметно обогащали ландшафт.

Click to see real size16. Ветряк на хуторе К. Адамовича около д. Латыши Миорского р-на

Появление ветряков шатрового типа и “пальтраков” — результат совершенствования их конструкций и прежде всего стремления к более простой установке их под наиболее выгодное направление ветра. Этот маневр с ними выполнить было намного проще, чем с “козловкой”. К тому же почти каждый поворот “козловки” требовал новой настройки жерновов, а это потеря времени и лишние усилия. Самыми легкими в обслуживании и производительными были шатровые мельницы, но их постройка требовала больших денежных средств.

Click to see real size17. Перевозная мельница в д. Кремно Дрогичинского р-на

Для мельниц характерно практически полное отсутствие декоративного убранства. Эстетику всего, что связано с ветряками, определял именно динамичный характер производственного процесса, основанного на непосредственном контакте с силами природы, а это особо приукрашивать не было нужды. Силуэты ветряных мельниц очаровывают своими пропорциями и гармоничным единством со средой. Но все же можно отметить, что в интерьере встречаются резные колонки второго яруса — д. Березовка Кормянского р-на, затейливо выкованные винты, регулирующие подъем жерновов, — д. Синичино Буда-Кошелевского р-на (рис. 18).

Click to see real size18. Механизм подъема жерновов мельницы

Строительство мельницы требовало большого профессионального мастерства. Очень внимательно относились к выбору материала и его подготовке. Все элементы, из которых изготавливались механизмы, хорошо просушивались. На зубья шла только очень твердая древесина (граб, яблоня, клен, береза), заготовки для них предварительно долго варили в крутом кипятке, затем сушили. А для вала годилась только древесина дуба или сосны, причем особенно ценилась нижняя часть крупного ствола, даже не комель, а фактически часть корневища, уходящая в землю. Поэтому подходящую сосну не спиливали, а, образно говоря, выкапывали. Собрать мельничные колеса — большая, длительная работа, ее обычно выполняли в зимнее время, когда были завершены основные дела по хозяйству.

Click to see real size19. Ветряк в д. Булавки Калинковичского р-на

К сожалению, состояние всех уцелевших ветряков самое плачевное: с 30-х годов прошлого столетия многие из них остались без хозяев, хотя еще на начало 1950-х гг. в Беларуси было несколько тысяч действующих ветряков. Но там, где понимали практическую значимость этих сооружений, сумели до совсем недавнего времени сохранить ветряки в рабочем состоянии (важно, чтобы был еще и мастер, знающий и любящий мельничное дело). Даже с обломанными крыльями, но переведенные на электроэнергию, они помогали сельским жителям и местным колхозам решать проблемы, связанные с помолом зерна для нужд своих хозяйств (д. Синичино Буда-Кошелевского р-на). И конечно, свое дело делало время.

Click to see real size20. Ветряная мельница в Музее материальной культуры “Дудутки” Пуховичского р-на (отреставрированная мельница из д. Березовка)

В послевоенные годы, когда для подъема народного хозяйства изыскивались всевозможные резервы, вспомнили о ветряках, тем более что их было еще немало. Всесоюзный институт механизации и электрификации сельского хозяйства разработал конструкции простейших ветряных мельниц, которые могли бы быть построены без больших затрат рабочей силы и материалов [7]. Следует отметить, что одним из достоинств старых ветряков являлась их долговечность. Что же касается новаций, то белорусские умельцы находили современные решения по приручению силы ветра, и у некоторых на усадьбах неторопливо крутился пропеллер, решая проблемы подсобного хозяйства — д. Булавки Калинковичского р-на, 1955 г. (рис. 19).

Есть еще одна своеобразная функция ветряных мельниц. Помимо того что сегодня это уникальные объекты, известные далеко в округе, они являлись участниками многих событий той местности, где расположены, связаны со многими передающимися из поколения в поколение историями, порой легендарными, из жизни местных жителей. Как своеобразная память народа о своей истории, как свидетельство таланта и изобретательности местных мастеров, как пример умелого использования в условиях Беларуси сил природы в практических целях, они должны занять достойное место и в жизни современного общества (рис. 20). Ценность этих сооружений — и материальная, и духовная — будет только повышаться. Как и храмы, они решали проблему организации пространства, создания доминирующих композиционных акцентов (ведь места размещения храмов, как и ветряных мельниц, неслучайны) и, что очень важно, зрительной и духовной связи местных жителей. Вертикальные композиции, активно вторгаясь в верхние, господствовавшие слои воздушного пространства, обязательно находясь в поле зрения многих людей, наилучшим образом выполняли функцию объединения.

  

Литература

 

1. Корев А. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами генерального штаба. Виленская губерния. СПБ, 1861. С. 508—509; Матэрыялы да гісторыі мануфактуры на Беларусі. Т. 2. Мн., 1935. С. 109.

2. Изменения климата Беларуси и их последствия /Под общ. ред. В.Ф. Логинова. Мн., 2003. С. 65.

3. Лакотка А.І. Пад стрэхамі прашчураў. Мн., 1995. С. 320.

4. НИАБ, ф. 694, оп. 2, ед. хр. 1281, л. 13.

5. Сергачев С.А. Белорусское народное зодчество. Мн., 1992. С. 142—143.

6. Сергачев С.А., Карачун В.И. Народное зодчество Белорусского Поозерья// Строительство и архитектура Белоруссии. 1980. № 1. С. 24—25.

7. Фатеев Е.М. Ветряные мельницы. М.: Московский большевик, 1945. 71 с.

 

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский