РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Воронин Н.Н. Владимир, Боголюбово, Суздаль, Юрьев-Польской. Книга-спутник по древним городам Владимирской земли. М., «Искусство», 1967. Все права сохранены.

Размещение электронной версии материала в открытом доступе произведено: www.russiancity.ru (Русский город. Архитектурно-краеведческая библиотека). Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2006 г.

 

 

Н. Н. Воронин

Владимир, Боголюбово, Суздаль, Юрьев-Польской
(
книга-спутник по древним городам Владимирской земли)


  От автора

        Киев, Владимир, Москва... Эти три имени как бы символизируют важнейшие этапы средневековой истории русского народа.
        С Киевом связана овеянная героическими легендами древнейшая пора жизни стремительно росшего могучего Русского государства, пора расцвета ремесел и торговли, литературы, искусства и монументальной архитектуры, впервые явивших миру силу русского гения, широту его творческой мысли.
        В XII столетии, в пору феодальной раздробленности Руси, на северной окраине Киевской державы поднимается новый центр русской культуры и государственности - город Владимир, младший в семье старых городов северо-востока: боярского Ростова и Суздаля. Здесь рано созревают близкие интересам горожан и крестьянства идеи борьбы с гибельным феодальным дроблением страны. Союз горожан и сильной великокняжеской власти становится почвой прогрессивной политики «владимирских самовластцев» - Андрея Боголюбского и Всеволода III, почвой блистательного расцвета культуры и искусства. Владимирская Русь делит со всей страной тяжкую, неравную борьбу с татарским нашествием и гнет монгольского ига.
        Но в лоне Владимирской земли еще в XII веке зарождается тогда малозаметная точка - город Москва, ставший через два столетия сердцем «собирания» и возрождения Руси и борьбы русского народа с монгольской неволей, средоточием и организатором подъема русской культуры и столицей Русского централизованного государства. Как Владимир питался культурным наследием Киевской державы, так и Москва строила свою культуру на основе высоких традиций Владимирской Руси. Многовековая преемственность и целостность культуры русского народа, его огромный творческий труд запечатлены в драго-

-5-


ценных памятниках прошлого, которыми так богата Владимирская земля. Эта книга и послужит спутником по ее древним городам: Владимиру, Боголюбову, Суздалю и Юрьеву-Польскому.
        Древнерусское искусство было тесно связано с церковью. На протяжении семи столетий больше всего строили каменные долговечные храмы, богато украшенные мозаичной и фресковой живописью, резьбой и драгоценной утварью. Поэтому и в древних городах Владимиро-Суздальской земли перед нашими глазами будут проходить преимущественно культовые памятники. Но их действительными создателями были народные мастера - зодчие и скульпторы, живописцы и ювелиры, выходцы из среды городского ремесла. Их руками осуществлялись художественные замыслы княжеской власти и церкви. В строительстве крепостей и дворцов, храмов и богатых хором находило выход могучее дарование народных мастеров. В созданных ими памятниках вложено их вдохновение, в них порой отражены их вкусы, дорогие народу представления и мысли, мечты о счастливой «украсно украшенной» родине, светлом и сильном духом человеке. В этом непреходящая ценность древних памятников, в этом смысл их немеркнущей красоты, и теперь глубоко волнующей нас.
        Продумывая характер этой книги, я решил отказаться от обычного типа путеводителя-справочника.

-6-


        Мне хотелось, чтобы мой читатель получил более широкие и интересные сведения об истории и культуре древней Владимирской земли, о роли ее памятников в жизни далекого прошлого, обо всем интересном в этом смысле, что лежит на поверхности земли и под землей, об исчезнувших зданиях, об историко-художественных вопросах, возбуждаемых тем или иным из них.
        Мне хотелось также связать отдельные памятники, проходящие перед нашими глазами, с общим процессом развития русского искусства, помочь увидеть, проанализировать, сопоставить их и понять историческую и художественную взаимосвязь между ними.
        Думаю, что читатель не посетует на меня за эту нагрузку, за то, что, может быть, ему придется смотреть на памятники с повышенным вниманием, задумываться над их смыслом и значением.
        Мне казалось также полезным расположить памятники Владимира и Суздаля не в их исторической последовательности, как это обычно делается в путеводителях, но в порядке, наиболее удобном для их осмотра при движении по городу. Отсюда неизбежность некоторых повторений или отсылок читателя вперед. Все это заставило меня писать книгу так, как я бы рассказывал обо всем этом моему читателю, идя с ним по городу или подолгу останавливаясь перед тем или иным зданием.
        Мне хотелось бы, чтобы эта книга читалась не в тиши комнаты, положенная в узкий круг света настольной лампы, а под открытым небом, в непосредственном общении с памятниками, у их стен, под их сводами. Мне хотелось бы, чтобы она породила волнение и желание увидеть не только эти - владимирские, - но и другие древние города великой Русской земли. Поэтому я назвал эту книгу спутником. Я не мог удержаться от желания провести читателя по наиболее красивым местам городов и передать ему мои мысли и ощущения. Мне хотелось дать пищу не только его уму, но и сердцу. Это желание тем более понятно, что автор - уроженец Владимира и с детских лет любит его чудесную землю, ее древние города.
        Не мне судить, в какой мере удалось осуществить эти свои намерения.

-7-


        Но если книга поможет читателю познать и полюбить великое прошлое моей родной земли и его прекрасные памятники, то это будет для меня большой радостью ...

* * *

        Это предисловие писалось в 1957 году. Книжка была скромным подарком к 850-летию Владимира. С тех пор прошло десять лет. Они принесли ту самую радость, мечтой о которой заканчивалось старое авторское вступление: «Спутник» необычайно быстро разошелся, встретил теплые отклики в печати и многочисленных письмах незнакомых людей, делившихся впечатлениями от встречи с сокровищами Владимирской земли, понять и полюбить которые помогла эта маленькая книга. Бывая в эти годы в родных местах, я видел книжку в руках многочисленных экскурсантов и туристов. Она не имела нарядной суперобложки, она была всегда потерта, она явно не часто отдыхала на полке, постоянно путешествуя с читателем и работая в меру своих маленьких сил. Она дошла до сердца множества моих сограждан, принесла им радость. Книжка встретила интерес и за рубежом: ее отлично переиздали в 1962 году на немецком языке в Германской Демократической Республике.
        И вот «Спутник» издается вновь.
        Его страницы пришлось местами обновить. За это время было немало сделано. Вышла книга автора этих строк «Зодчество Северо-Восточной Руси», где читатель найдет детальное освещение истории владимирского зодчества XII-XIII веков и судеб его высокого художественного наследия до XV столетия. Крупным событием является книга Г. К. Вагнера «Скульптура Владимиро-Суздальской Руси», в которой он разрешил «каменный ребус» собора в Юрьеве-Польском и дал

-8-


реконструкцию первоначальной системы его скульптурного убора.
        Многое изменилось и в самих древних городах Владимирской земли, где шла неустанная работа архитекторов-реставраторов А. Д. Варганова, А. В. и И. А. Столетовых и других. Многое из того, что в первом издании книжки представлено лишь в графических проектах реставрации, теперь воплощено в камне. Ряд древних памятников, казалось, непоправимо покалеченных рукой невежд, возвращен реставраторами к жизни в своем первозданном виде.
        Все это и составило то радостное новое, что пополнило старый текст «Спутника». Опыт показал, что он не запылится на полках, ему снова и снова не будет давать покоя ветер странствий по столь нужной сегодняшнему дню и сегодняшнему моему соотечественнику древней красоте родины.

Н. ВОРОНИН 

Август 1964 г. Снегири

-9-


[Пустая страница]

-10-


[Пустая страница]

-11-


ВЛАДИМИР

-12-


  Очерк истории города и его архитектурного ансамбля  

Древний Владимир расположен в исключительно живописной местности. Он занимает изрезанное глубокими оврагами высокое плато на левом берегу Клязьмы. Ограниченное с юга рекой, а с севера долиной речки Лыбеди (ныне взятой в коллектор), оно имеет форму вытянутого вдоль берега Клязьмы треугольника, обращенного острой вершиной на восток. К югу за рекой простирается клязьминская пойма, окаймленная синей полосой идущих до горизонта лесов. На север и восток, за долиной Лыбеди и Ирпени, рельеф снова поднимается; на его высотах живописно расположены ныне почти сросшиеся с городом древние села Доброе и Красное с их эффектно поставленными и видными издалека храмами. С запада к городу в древности примыкали боровые леса.
        Возникновение первоначального поселения людей на территории Владимира относится к глубокой древности. Археологические разведки показали, что на высоком юго-западном мысу городской горы около собора еще на рубеже нашей эры находился поселок, принадлежавший древнему местному финно-угорскому населению. Позднее, в X-XI веках, здесь появляются славянские выходцы из земель смоленских кривичей и новгородских словен. Вековая привязанность древнейших поселенцев к этому высокому мысу, поднятому на 40-50 м над Клязьмой, определялась его естественной защищенностью и неприступностью, что было весьма существенно в пору разложения первобытно-общинного строя и становления классового феодального общества.
        Могучая и полноводная в те времена Клязьма, прорезавшая причудливыми петлями широкую пойму под владимирской горой, несла свои воды в Оку, связывая глубинные земли окско-клязьминского междуречья с древнейшим торговым путем Восточной Европы - Волгой. Недаром позднее, в XII веке, городские ворота Владимира, выводившие к Клязьме, были названы не Клязьминскими, а Волжскими. Лежавший на окраине Киевской державы Залесский край с его древними городами Ростовом и Суздалем был щедро наделен естественными богатствами. Его леса изобиловали пушным зверем, реки и озера -

-13-


рыбой, тучные речные поймы создавали условия для развития скотоводства, а, главное, - на северо-запад от Клязьмы лежал огромный безлесный район плодородного «ополья», манивший на свои просторы земледельцев.
        И естественно, что богатая и многолюдная северо-восточная окраина Киевской державы рано привлекла внимание киевских князей, а в XI веке стала владением князя Всеволода Ярославича и его потомков. Уже в конце этого столетия вспыхнула жестокая и кровавая усобица за обладание Северо-Восточной Русью. В ходе феодальной войны выяснилось решающее оборонительное значение высокого берегового хребта Клязьмы, смотревшего в сторону враждебных Рязанского и Муромского княжеств и прикрывавшего Суздальскую землю с юго-запада. Это и определило превращение мирного торгово-ремесленного поселка, лежавшего на высшей точке клязьминской гряды, в могучую крепость, построенную здесь в 1108 году сыном князя Всеволода Владимиром Мономахом.
        Сама природа определила контуры княжеской крепости: с юга ее границей были кручи, обрывавшиеся к Клязьме, с севера - крутые склоны долины речки Лыбеди, с запада в плато врезались глубокие овраги (на месте современных Ерофеевского и Муромского спусков), с востока границы города определялись подобными же оврагами. Их верховья были соединены искусственными рвами, отрезавшими город от плато; здесь были, несомненно, городские башни с проездами, через которые городом проходила дорога, шедшая с киевского юга в глубь княжества - к Суздалю. По всему периметру крепости княжеские горододельцы насыпали огромные земляные валы с деревянными стенами на их гребне (остатки этих валов сохранились в северо-восточном углу древнего города по Пролетарской улице и в северо-западном - по Комсомольской улице). Общая длина пояса валов крепости составляла 2,5 км.
        Где-то на ее территории, вероятнее всего на высоком краю города над Клязьмой, Мономах построил первую каменную церковь Спаса. Новый город получил в честь своего основателя имя Владимир. Неправильный четырех-

-14-


угольник крепости стал ядром будущей столицы Северо-Восточной Руси (илл. 1).
        Наследник Мономаха, князь Юрий Долгорукий, занятый борьбой за киевский престол, уделял мало внимания его северной вотчине. Только незадолго до своей смерти, видимо, поняв тщетность борьбы на юге, Юрий развернул большое строительство новых крепостей-городов в Суздальской земле, и в их числе Москвы, во Владимире же был отстроен новый княжеский двор с белокаменной церковью княжеского патрона Георгия (1157). Двор занял высокую точку на краю южных склонов городской горы к западу от крепости Мономаха. Очевидно, к середине XII века город сильно разросся и к востоку, вдоль дороги на Суздаль. В составе горожан Владимира были и выходцы из городов раздираемого усобицами Поднепровья и из самого Киева. Отсюда наименование здешних пригородных речек киевскими названиями: Лыбедь, Ирпень, Почайна, в зоне которых до прошлого столетия существовали древние урочища - Княжий луг и Ярилова долина, напоминающая о языческом прошлом.
        Быстрый рост молодого города, его многолюдность, богатство и стратегическое значение определили его превращение в столицу Владимирского княжества. Ушедший с юга на север сын Юрия Долгорукого, князь Андрей Боголюбский, перенес княжеский стол во Владимир - город ремесленников и торговцев, «мизиньных людей». Они становятся важнейшей силой в борьбе владимирских князей со своевольной старобоярской знатью и опорой широкой политики возвышения Владимирской земли, вступающей в смелую борьбу с хаосом феодальной раздробленности страны. В 1158-1165 годах в городе развертывается грандиозное и напряженное строительство. Пояса новых крепостных валов охватывает его еще не защищенные участки, разросшиеся к западу и востоку от крепости Мономаха, становящейся теперь Средним городом. Как и при Мономахе, западная граница новой крепости определяется оврагами, спускающимися с плато к Клязьме и Лыбеди. Западная часть города имела четыре воротные башни. Волжские ворота - у подножия Среднего города,

-15-


выводящие на клязьминскую пристань, Иринины и Медные - при спуске в овраги к Лыбеди - были деревянными; на продольной оси города - пути на юг - стояли белокаменные Золотые ворота. Верховья оврагов соединял глубокий ров с мостом у Золотых ворот. Остатки западного вала сохранились к югу от них (Козлов вал). Рядом с Золотыми воротами и по соседству с двором князя Юрия вырос новый княжеский двор Андрея с белокаменной церковью Спаса (1164). Видимо, западная часть города имела княжеско-боярский характер. Восточный треугольник города, очерченный клином снижающихся городских высот, был собственно посадской частью Владимира. Ее также прикрыли валы и стены, а в восточном конце были сооружены вторые белокаменные ворота - Серебряные, находившиеся у моста через Лыбедь на дороге к княжескому замку Боголюбову и Суздалю (остатки так называемого Зачатьевского вала сохранились за домами с северной стороны улицы Фрунзе). Средний город именовался в источниках «Печерним», западная часть - «новым» городом, а восточную позднее называли «ветчаным» городом (так как ее укрепления в последующие столетия не поддерживались и быстро обветшали и разрушились). Общий периметр стен и валов Владимира достигал теперь 7 км, превосходя крепости Киева (4 км) и Новгорода (6 км).
        На юго-западном высоком углу Среднего города был сооружен большой городской Успенский собор (1158- 1160; илл. 5). Вместе с княжескими белокаменными храмами Георгия и Спаса, расположенными также на высокой южной кромке городского плато, Успенский собор определил наиболее эффектный южный «фасад» городского ансамбля. Его продольную ось отмечали городские воротные башни: Золотые ворота, Торговые (в западной стене Среднего города), Ивановские (в его восточной стене) и Серебряные в восточном конце городского треугольника.
        Следующий этап архитектурной истории города относится к концу XII - началу XIII века. Усиление великокняжеской власти при Всеволоде III и рост политического самосознания владимирских горожан приводят к серьезным городским волнениям и восстаниям. Княжеский двор пе-

-16-


реносится в Средний город и ставится на его южном краю, рядом с епископским двором. Здесь сооружается пышный каменный дворец с придворным Димитриевским собором (1194-1197). Горододельцы строят каменную стену владимирского детинца с боевыми воротами, ограждающую княжеско-епископскую резиденцию от беспокойного города (1194-1196). Сильно пострадавший во время пожара 1185 года Успенский собор был обстроен новыми стенами (1185-1189), и его увеличенный объем подчеркнул значение детинца как архитектурного центра города. На юго-восточном углу Среднего города основывается княжеский Рождественский монастырь с его белокаменным собором (1192-1195), образующий как бы вторую внутреннюю крепость. В северную часть Среднего города (за улицей III Интернационала), куда обращались грозные боевые стены детинца, переводят беспокойный владимирский торг, где наследник Всеволода князь Константин строит в 1218 году небольшую церковь Воздвижения. Жена Всеволода III, княгиня Мария, основывает женский Успенский (Княгинин) монастырь с кирпичным собором (1200-1201), занимающий северо-западный угол Нового города.
        Так формировалась историческая топография древнего Владимира и его примечательный архитектурный ансамбль. Следует помнить, что его важнейшие звенья - белокаменные здания - были единичными постройками, значительная часть храмов была деревянной. Так, мы знаем, что на склоне к реке за Золотыми воротами в XII веке стояла деревянная церковь Николы, а за ней на высоком отроге располагались деревянные постройки Вознесенского монастыря. Очевидно, что жилища городского населения теперь выходили и за черту Нового города. Возможно, что к этому времени относится старое название улицы - Гончары. Из летописного рассказа о большом городском пожаре 1185 года мы узнаем, что во Владимире сгорело 32 храма. Деревянными же были жилища рядовых горожан и хоромы богатого купечества и боярства.
        Теперь мы можем дать общую характеристику застройки Владимира и особенностей его ансамбля в XII-XIII веках.

-17-


Исторически сложившаяся трехчленная планировка города вписывалась в треугольник, очерченный течением Клязьмы и Лыбеди (илл. 1). По всей длине город прорезала центральная улица, на которой располагались четыре проездные башни (она совпадала с современными улицами Московской, III Интернационала и улицей Фрунзе). Входивший в Золотые ворота видел справа княжеские дворы с их храмами Спаса и Георгия и слева, в отдалении, комплекс Княгинина монастыря. Эти важнейшие здания рисовались на фоне широкой панорамы - отсюда виднелись синие дали клязьминской поймы и лесов за ней, а к северу полого вздымались лесные увалы. Впереди путь замыкали вал и стена Среднего города с деревянной башней Торговых ворот, а за стеной на углу города виднелся белый массив пятиглавого Успенского собора.
        Вошедший в Средний город попадал в центр столицы. Справа, за белокаменной стеной детинца, были видны златоглавый Успенский собор с вышками епископского двора, здания дворца Всеволода по сторонам Димитриевского собора и за ними - собор Рождественского монастыря. Налево была площадь торга с церковью Воздвижения, за которой виднелись поднимавшиеся к горизонту поля. Впереди, на склоне плато Среднего города, лежал восточный пояс его стен с Ивановской проездной башней. За ним начинался торгово-ремесленный конец города - его посад, где дома и храмы были исключительно деревянными. Здесь городской треугольник сужался, и его застройка походила на большую деревню, расположившуюся вдоль дороги. Это впечатление усиливалось широким внегородским ландшафтом, открывавшимся отсюда к югу и востоку. Центральная улица проходила сквозь белокаменную арку Серебряных ворот и сливалась с дорогой на село Доброе, Боголюбово и Суздаль. Мы достоверно не знаем, как располагались поперечные улицы. Можно думать, что при небольшой ширине Ветчаного города-посада на главную улицу выходили, как и теперь, короткие проулки. В Среднем городе значительную площадь занимал торг, к которому, вероятно, сходились улицы из северо-восточной части. В Новом городе, по-видимому,

-18-


1. План Владимира XII-XIII вв.

I - город Мономаха («Печерний город»), 1108; II -«Ветчаной город», укрепления 1158-1164 гг.; III -«Новый город», укрепления 1158-1164 гг.; IV-детинец, 1194-1196 гг.; 1. церковь Спаса, 2. церковь Георгия, I Успенский собор, 4. Золотые ворота, 5. Иринины ворота, 6. Медные ворота, 7. Серебряные ворота, 8. Волжские ворота, 9. Димитриевский собор, 10. Вознесенский монастырь, 11. Рождественский монастырь, 12. Княгинин монастырь, 13. Торговые ворота, 14. Ивановские ворота, 15. Ворота детинца, 16. церковь Воздвижения на торгу

-19-


была поперечная улица, шедшая вдоль валов Среднего города по оврагу к Волжским воротам на Клязьме и к северным Медным, к Лыбеди. На северо-запад, может быть, шла улица от Торговых к Ирининым воротам.
        Город открывался сменяющимися разнообразными ансамблями не только изнутри. Едва ли не более важным в его замысле были его наружные «фасады», явно рассчитанные на восприятие с далеких расстояний и разных точек зрения. Строители Владимира, мастерски используя богатый рельеф береговой гряды, создали широко открытый во внешний мир городской ансамбль. Со стороны Юрьевской дороги, с полого приподнятых к северо-западу полей город открывался немного сверху и почти целиком во всей многоликости своих частей. С холмов, по которым спускалась с востока дорога от Суздаля, город представлялся спокойно поднимающимся в гору; впереди стояли Серебряные ворота, за ними лепились жилища горожан с группой высоких рубленых храмов, выше их вдали лежал пояс стен Среднего города с Ивановскими воротами и башнями, а дальше и слева сверкали купола соборов Рождественского монастыря и детинца. Но главным аспектом городского ансамбля был, несомненно, его южный «фасад», обращенный к реке и шири пойм и лесов, среди которых шла дорога на Муром. Отсюда город был виден во всей своей величавой протяженности, напоминая панораму Киева над Днепром. На холме с запада стояли деревянные здания Вознесенского монастыря и церковь Николы. С южного угла Нового города спускалась вниз крепостная стена, чтобы из оврага от Волжских ворот снова круто подняться к углу Среднего города. В полукруглой впадине за ней по склонам горы стояли утопавшие в садах дома горожан, а над ними, по высокому краю плато, располагались княжеские дворы с храмами Спаса и Георгия и возвышались острые кровли теремов. Высоко на углу Среднего города вздымал свои купола Успенский собор - центральное звено панорамы; в ряд с ним, почти на равных интервалах, были видны меньшие по объему соборы Димитриевский и Рождественский. Поставленные на самом краю плато, они создавали обман-

-20-


чивое впечатление, что и вся глубина города наполнена подобными же белокаменными зданиями. От высшей точки - Успенского собора - профиль города медленно и ритмично понижался. Панораму низменного посада - Ветчаного города - определяли верхи деревянных храмов, создававшие вместе с шатрами крепостных башен вырезной зубчатый и более дробный силуэт. Особенно величественной и сказочной предстает южная панорама в ранние часы рассвета, когда пойма и городские высоты тонут в молочном море клубящегося тумана и пламенеющие в первых лучах солнца белокаменные соборы кажутся фантастическим видением. Не подлежит сомнению, что как «интерьеры» города, так и его ярко выраженная «фасадность» не были «счастливой случайностью», но являлись результатом большой творческой работы владимирских горододельцев. Известная демонстративность, присущая, как увидим далее, архитектурным памятникам времени Андрея и Всеволода III, характерна и для ансамбля обстроенной ими столицы.
        Вторая половина XII века была порой расцвета культуры Владимирской Руси, обусловленного прогрессивной политикой «владимирских самовластцев», вступивших, опираясь на союз с горожанами и мелким дворянством, в борьбу за господство на Русской земле против дробивших страну сил феодальной знати. Эта борьба отвечала и интересам крестьянства, истощенного разорительными междукняжескими усобицами. Она определила и блестящее развитие архитектуры и искусства и дала почву для оживленной литературной деятельности. Во Владимире ведется летописная работа; летописец и духовник князя Андрея Ми-кула не раз восхищается стойкостью и патриотизмом владимирских горожан в их борьбе за свои интересы. Доказательству церковного значения Владимирской земли посвящена напряженная литературная работа владимирских соборян по сочинению различных сказаний о «чудесах» Владимирской иконы, произведений, связанных с упрочением культа убитого в XI веке восставшими горожанами ростовского епископа Леонтия, своего северного «мученика», по составлению церковных слов и служб

-21-


новому владимирскому празднику Покрова богородицы, наконец, великолепной по своему трагизму и стилю повести того же попа Микулы об убийстве боярами князя Андрея Боголюбского. Во всех этих сочинениях чувствуется большая художественная культура, опирающаяся на опыт киевской литературы и традиции народного творчества; все они пронизаны единой политической идеей - о правах Владимира на господство во всей Русской земле, идеей ее единства. Но силы феодального дробления взяли верх, и после кончины Всеволода III единство Владимирской земли было нарушено. Это в немалой степени определило неотвратимость надвигавшейся из степей страшной беды.
        В 1238 году на Владимир обрушились полчища татар. После упорной осады город был взят, ограблен и сожжен. Однако и после этой катастрофы он остается в сознании людей того времени центром Северо-Восточной Руси и сокровищницей ее политических и культурных традиций. Здесь в конце XIII - начале XIV века живет митрополит всея Руси. «Великое княжение Владимирское» является объектом борьбы московской и тверской династий, а венчание на великое княжение происходит под высокими сводами владимирского Успенского собора. В своем монументальном строительстве Москва и Тверь подражают высоким образцам владимирского зодчества. Димитрий Донской берет под свое покровительство Димитриевский собор, откуда в 1380 году, накануне Куликовской битвы, в Москву вывозят древнюю икону Димитрия Солунского, а в 1395 году в московский Успенский собор временно переносят и главнейшую святыню Владимира - икону Владимирской богоматери. Москва не только наследует владимирские исторические традиции, но осваивает и созданные во Владимире XII века реликвии. После опустошительного налета на Владимир орды хана Едигея, когда обгорел Успенский собор, князь Василий I присылает в 1408 году во Владимир гениального художника возрождающейся Руси Андрея Рублева для возобновления его росписи. Через два года, в 1410 году, город вновь испытывает разорение от налета орды царевича Талыча.

-22-


Позднее, в 1469 году, видный московский строитель В. Д. Ермолин реставрирует пострадавшие и обветшавшие постройки города - Золотые ворота и церковь Воздвижения «на торгу». Укрепления Владимира более не восстанавливались в прежних размерах: в 1486 году были отстроены вновь лишь бревенчатые стены Среднего города возобновлявшиеся в 1491 и 1536 годах; укрепления же западной и восточной трети города постепенно разрушаются и стираются. В ту же пору, на рубеже XV- XVI веков, московские мастера перестраивают собор Успенского Княгинина монастыря.
        С этой поры Владимир становится рядовым городом Московского государства, городом великих воспоминаний и чтимых святынь. Его рост идет чрезвычайно медленно. В 1489 году «сведенные» новгородцы образуют за Лыбедью особую слободу Варварку; в середине XVI века в Залыбедской части появляются и другие слободы - Стрелецкая и Пушкарская, слившиеся затем в одну Стрелецкую, а в XVII веке - Нижний и Верхний Боровки. На последнем, по преданию, были также поселены сведенные новгородцы, а большой кирпичный дом купцов Бабушкиных был якобы построен первоначально в XVI веке. Первые цифровые данные о населении города в эту пору говорят о его малочисленности. Так, в Пушкарской и Стрелецкой слободах в 1584 году было всего двадцать дворов, в 1592 году здесь было сто человек стрельцов. В эти годы непосредственно за Золотыми воротами вытягивается Ямская слобода государевых ямщиков со своей деревянной Казанской церковью; за слободой шел Ямской бор. В 1668 году весь город насчитывал всего девятьсот девяносто человек населения и четыреста домов: в восточной части города жил ремесленный люд, в западной - торговцы, где на Торговой площади в 1684 году был Гостиный двор с 392 мелкими лавками и церковью Параскевы-Пятницы - покровительницы торговли.
        В XVII веке в городе возобновляется каменное строительство. Оно, конечно, не идет ни в какое сравнение с «золотым веком» владимирской архитектуры, но строители этой поры бережно относятся к духу древнего ан-

-23-


самбля города, вводя новые постройки в его систему с большим тактом. Так, в 1649 году владимирские купцы строят на посаде изящную Богородицкую церковь, хорошо включающуюся в южную панораму города. На основе белокаменных ворот детинца строится огромная шатровая колокольня, подчеркивающая своей вертикалью древний архитектурный центр Владимира. Подобная же, но более нарядная колокольня сооружается в Рождественском монастыре, где строятся Святые ворота с проездом, украшенным живописью, а в начале XVIII века каменная стена сменяет старую деревянную ограду, образуя нечто вроде декоративного «кремля» на юго-восточном углу Среднего города. Около церкви Спаса, на древнем княжеском дворе, строится маленькая церковь Николы и простая, квадратная в плане, колокольня, усиливающие весомость группы построек XII века. Эту линию обогащения южного «фасада» города-продолжают и строители XVIII века, ставящие на месте древних деревянных храмов каменные: церковь Николы Галейского у подножия Козлова вала (1735) и церковь Вознесения (1724).
        «Чертеж» Владимира, исполненный в 1715 году бесхитростной рукой иконописца (илл. 2), дает представление о состоянии города в это время и его топографии, сложившейся в предшествующие столетия. Его центр образует кремль с рублеными стенами и башнями, сооруженными в 1491-1536 годах на древних валах Среднего города. Существенно, что восемь из четырнадцати башен расположены по южной стене, что не требовалось соображениями военного характера, но было связано с тем же вниманием горододельцев к южному «фасаду» города. Здесь же на склоне горы был разбит патриарший сад. Площадь к северу от собора была довольно густо застроена осадными дворами и подворьями, среди которых выделялся большой воеводский дом. К северу от Большой улицы лежали плотно заселенные участки с кривыми улочками, у средней северной Тайницкой башни кремля еще сохранялся пруд - древнее хранилище воды на случай осады, а у западных Торговых ворот была тюрьма - острог, огроженный остроконечным тыном участок.

-24-


2. «Чертеж» Владимира. 1715

-25-


Западная треть города была его торговой частью; здесь к главной улице с севера примыкала рыночная площадь с рядами лавок и мастерских. Только Большая улица была покрыта дубовым мостовым настилом. Остальные улицы были похожи на грязные деревенские проселки. За Золотыми воротами начиналась застройка вполне деревенского характера; так же хаотично и случайно располагались усадьбы и в Залыбедской и восточной трети города, насчитывавшего к началу XVIII века всего тысячу восемьсот сорок жителей.
        В XVIII веке древние памятники города понесли значительный ущерб: была сломана деревянная крепость и начался стихийный снос валов; погоревшие в пожар 1778 года белокаменные храмы Спаса и Георгия были разобраны и заменены новыми, был перестроен верх Золотых ворот. В 1778 году учреждается Владимирское наместничество, а в 1796 - губерния, и Владимир становится ее центром. Новый проект перепланировки древнего города, в отличие от многих других казенных проектов «регулярной» планировки русских городов, сравнительно бережно отнесся к его древней топографии: были сохранены остатки валов XII века и старая магистраль большой продольной улицы, с которой была связана новая сетка кварталов. Кроме того, местные архитекторы исправили наиболее грубые просчеты, допущенные столичными проектировщиками. Так, не была осуществлена предполагавшаяся проектом застройка площади перед Успенским и Димитриевским соборами двумя зданиями Гостиного двора, которые закрыли бы вид на соборы с Большой улицы. Однако между соборами был выстроен огромный корпус Присутственных мест (1785), казарменный массив которого нарушил древнюю красоту южного «фасада» города.
        Таким образом, новый центр губернского города стал на территории древнего центра Владимира. Ее восточный край занял губернаторский дом (1808). Северный край площади образовали два здания в формах русского классицизма: угловое - Дворянское собрание (1826) - и смежный с ним дом мужской гимназии и «благородного

-26-


пансиона», перестроенный из дома купца Петровского (1840). Основной вертикальной осью городского ансамбля стала новая соборная колокольня, сооруженная в 1810 году вместо разбитой молнией шатровой. На северной стороне Большой улицы целый квартал заняла аркада торговых рядов (1787-1790), отделявших от главной магистрали базарную площадь (сохранилась частично на углу улицы Ленина); дальше, по направлению к Золотым воротам, выступал портик ныне не существующей церкви Николы Златовратского (1796), вторивший портикам зданий центральной площади. Наконец, Золотые ворота, стоящие на оси улицы, получили круглые угловые башни.
        Последующее промышленное развитие России почти не коснулось Владимира - он оставался небольшим чиновничье-мещанским городом. «Отцы города» нимало не дорожили красотой и памятниками древнего Владимира. Так, городской голова купец Никитин выдвигал варварский проект превращения Золотых ворот в... водонапорную башню, чего, однако, не рискнули сделать, все же изуродовав постройкой новой башни одно из красивейших мест города - Козлов вал. Главная улица города застраивается доходными домами с торговыми помещениями, обращающими свои задворки на живописный южный склон города; по нему лепятся мелкие домишки горожан среднего достатка. У его подножия проходит открытая в 1861 году Московско-Нижегородская железная дорога, путевое хозяйство которой обезображивает прекрасную южную панораму города.
        Теперь бессмертные памятники древней культуры Владимира и Владимирской земли находятся в верных руках самого народа. В трудные годы гражданской войны нашлись силы и средства, чтобы позаботиться об этих памятниках: одной из первых работ советских ученых и реставраторов была начатая в 1918 году расчистка фресковых росписей владимирского Успенского собора XII-XV веков. С тех пор внимание и исследовательский интерес к ним непрерывно повышаются вместе с ростом любви и уважения советских людей к высокому искусству предков, прославившему в веках Владимирскую землю.

-27-


  По памятникам города

Осмотр древних памятников Владимира мы начнем с его главных,   Золотых ворот (илл. 3).

Это редчайший памятник русской военно-оборонительной архитектуры XII века. Они были построены в 1164 году, когда было завершено сооружение грандиозной линии валов Нового города. Здание дошло до нас в сильно искаженном виде. Первые повреждения ворота получили, видимо, во время штурма города татарами в 1238 году. В 1469 году надвратную церковь обновлял известный московский подрядчик и строитель В. Д. Ермолин. Во время грозных военных событий начала XVII века ворота сильно пострадали, в связи с чем в 1641 году московский зодчий Антипа Константинов составлял смету на их починку и восстановление, произведенные лишь в конце XVII столетия вместе с общим восстановлением городских укреплений. В конце XVIII - начале XIX века Золотые ворота потерпели последнюю переделку: в 1785 году были срыты примыкавшие с юга и севера к их стенам земляные валы, а к углам ворот были подведены контрфорсы, скрытые круглыми башнями, между которыми с севера были встроены жилые помещения, а с юга - новая лестница. Обветшавший свод здания был переложен и на нем поставлена новая кирпичная церковь.

Таким образом, от древнего здания 1164 года сохранилась лишь его основа - две мощные белокаменные стены. Они сложены в классической владимирской технике из прекрасно тесанного белого камня, составляющего мощную «коробку» стены, внутренность которой заполнена бутом на очень прочном известковом растворе (так называемая полубутовая кладка). Своды выкладывались из более легкого материала - пористого туфа. Стены ворот теперь вросли в землю на глубину около полутора метров; следовательно, первоначально здание было еще более высоким и стройным. С обеих сторон к башне вплотную примыкали земляные валы с рублеными крепостными стенами. Для связи насыпи с башней в ее наружных стенах устроены глубокие арочные ниши, хорошо

-28-


видные над кровлями пристроек. Валы имели высоту около 9 м и ширину в основании 24 м. Снаружи их прикрывал ров глубиной более 8 м и шириной до 22 м. Остатки оплывшего вала и засыпанного рва сохранились к югу от Золотых ворот (Козлов вал).

Пролет Золотых ворот, как и теперь, был перекрыт огромным полуциркульным сводом на подпружных арках, опиравшихся на плоские лопатки, увенчанные строгими импостами. Высота проездной арки ворот делала чрезвычайно затруднительной их оборону. Поэтому примерно на середине их высоты была устроена арочная перемычка, к которой и примыкали огромные створы дубовых ворот. Снаружи они были обшиты листами золоченой меди. Вероятно, это была не просто золоченая медь, но «писанные золотом» медные листы, делавшие городские ворота подобными «златым вратам» владимирского и суздальского соборов (илл. 66-69). По этим пышным створам и все сооружение получило название Золотых ворот. По сторонам арки сохранились массивные кованые петли для навески тяжелых воротных полотнищ и глубокий паз для толстого бруса засова. Современная постройка Золотых ворот запись «Сказания о чудесах Владимирской иконы богоматери» рассказывает, как владимирцы собрались полюбоваться зданием и как вырвались не успевшие укрепиться в кладке петли и дубовые створы придавили двенадцать человек. Для защиты подступа к воротам в уровне арочной перемычки настилали деревянный помост, укладывавшийся на балках, заведенных в специально устроенные большие квадратные гнезда в кладке. Маленькие квадратные гнезда - след строительства здания: это гнезда для заводки «пальцев» лесов. Помост перекрывал всю площадь проезда - с него воины могли обстреливать противника, спускать на головы осаждающих камни и лить кипяток. В южной стене ворот существует крытая ползучим сводом каменная лестница. Ее первый марш подводил к арке выхода на боевой настил. На ее косяках сохранились любопытные процарапанные на камне надписи и изображения крестов XII -XIII веков. Видимо, подобная же арка была и с противоположной стороны для выхода

-29-


с лестницы на городской вал. Верхний марш лестницы выводил бойцов на верхнюю боевую площадку ворот, огражденную примерно в уровне существующих новых окон зубчатым парапетом. Середину площадки занимала маленькая церковь Положения риз богоматери, завершенная сверкавшим золоченой медью куполом.

Строителями Золотых ворот были несомненно владимирские мастера, выросшие на предшествующих стройках 1158-1164 годов во Владимире и Ростове. На одном из камней южной ниши Золотых ворот высечен княжеский знак, говорящий о принадлежности строителей к составу княжеских людей. Под конец своей жизни князь Андрей думал послать «делателей», строивших Золотые ворота, в Киев для постройки на великом Ярославовом дворе прекрасного храма в память о владимирском «отечестве». Золотые ворота Владимира не находят себе прямых аналогий в архитектуре европейского средневековья, которая знает

-30-


3. Золотые ворота. 1164

-31-


лишь чисто крепостные башенные сооружения. Они выполняли две задачи: крепостной проездной башни и торжественных ворот столицы, стоящих на пути с юга и вводящих на главную улицу и в княжеско-боярскую часть города. С этим была связана и большая высота башни, и стройность и величественность арочного проема, имеющего характер триумфальной арки, и оковка золоченой медью гигантских полотнищ ворот и главы надвратного храма. В этом смысле Золотые ворота Владимира напоминали Золотые ворота Константинополя, также открывавшиеся на главную улицу, ведущую к Августейону, и в особенности Золотые ворота Киева, от которых шел путь к Софийскому собору и ансамблю созданных Ярославом Мудрым монастырей. Во владимирских Золотых воротах с полной силой проявился демонстративный характер строительства князя Андрея Боголюбского, стремившегося всеми средствами поднять и укрепить значение своей новой столицы и доказать ее равноправие с «матерью градов русских» Киевом и самим «восточным Римом» - Царьградом.

Но Золотые ворота Владимира оправдали себя и как боевое сооружение: в грозные дни татарской осады 1238 года враги сочли безнадежным прорыв главных городских ворот и предпочли организовать пролом стенобитными машинами городской стены к югу от ворот, против церкви Спаса.

  После осмотра Золотых ворот пройдем на Козлов вал, за водонапорную башню. Отсюда с высот открывается прекрасный вид на древний Владимир и широкие просторы его ландшафта.

Слева видна группа белых храмов Спаса и Николы, стоящих на месте древнего двора князя Андрея Боголюбского. Далее возвышается розовая церковь Георгия с шатровой колокольней, отмечающая место усадьбы князя Юрия Долгорукого. Внизу раскрывается амфитеатрообразная впадина городских высот. Она прикрыта с востока кручами Мономахова города, на краю которого видны златоглавые Успенский и за ним Димитриевский соборы. Хребет Козлова вала, понижаясь, спускается вниз

-32-


к стоявшим здесь Волжским воротам, от которых городская стена шла вверх по откосу к углу Среднего города.

Прямо на юг открывается ширь клязьминской поймы с серебряными петлями реки и обложившая горизонт синяя кайма заречных лесов. Участок леса вдали справа сохранил древнее название Георгиевского леса - возможно, охотничьего заповедника, «зверинца» владимирских князей. Там находится и знаменитое Пловучее озеро, связанное с легендой о казни убийц князя Андрея Боголюбского, которые якобы были положены живыми в смоленые гробы и брошены в черные воды лесной пучины.

Справа на склоне хорошо видна изящная церковь Николы с ее стройной шатровой колокольней, а за ней на холме - церковь Вознесения, место древнего Вознесенского монастыря XII века.

Открывающийся с Козлова вала вид города особенно хорош весной, когда цветут владимирские вишневые сады, а дома и древние здания тонут в их белой пене.

Выйдем с Козлова вала и спустимся   к церкви Николы в Галеях (Верхне-Калининская улица). Это очень любопытное урочище. «Галеями» назывались в древности большие гребные суда типа галер. По-видимому, у подножия городских высот в этом месте была корабельная пристань, над которой на холме была поставлена деревянная церковь покровителя «плавающих и путешествующих»- Николы, упоминаемая в источниках XII века. Существующая церковь (илл. 4) построена в 1732-1735 годах на средства богатого владимирского ямщика, посадского человека Ивана Григорьева Павлыгина, о чем говорит резная надпись, вделанная около западных дверей. Здание принадлежит к типу так называемых «трапезных» церквей, где к высокому четверику храма с запада примыкает низкая «трапезная» часть с колокольней на ее торце. Неизвестный автор Никольской церкви был носителем старых архитектурных традиций XVII века и обладал хорошим вкусом. Основной храм представляет стройное сооружение из убывающих восьмериков на четверике низа - прием, появившийся в деревянной архитектуре и популярный в каменном зодчестве конца XVII века. Очень

-33-


4. Церковь Николы в Галеях. 1732-1735

хорош восьмерик храма с тонкими полуколонками на углах и изящными наличниками окон, четко рисующимися на белой глади стены. Шатровая колокольня с ее мощными квадратными опорными столбами, напоминающими псковскую архитектуру, хорошо гармонирует с храмом как своими стройными и легкими пропорциями, так и сочетанием глади стен четверика и восьмерика с нарядным убором яруса звона и легкого шатра. В декоре здания зодчий применил и цветные пятна зеленых «муравленных» изразцов. Храм прекрасно связан с рельефом и южным «фасадом» города. Его легкий белый силуэт красиво выделяется на темном фоне поднимающихся по склону садов и построек. Весьма вероятно, что зодчим Никольской церкви был суздальский мастер. В Суздале мы увидим очень близкие по духу постройки.

От Николо-Галейской церкви пройдем на место древнего   Вознесенского монастыря XII века (в конец улицы Щедрина). Здесь, на высоком холме, называвшемся в древности Вознесенской горой, стоит Вознесенская церковь, построенная в 1724 году и сильно искаженная пристройками и позднейшей колокольней. Как и Николо-Галейская, Вознесенская церковь несет на себе явные черты старых

-34-


вкусов XVII века: завершение фасадов кокошниками, нарядные фигурные наличники окон.

У подножия Козлова вала расположена живописная группа   храмов Спаса и Николы, стоящая на месте древнего двора князя Андрея Боголюбского. Здесь в 1164 году им была построена дворцовая белокаменная церковь Спаса, просуществовавшая до пожара 1778 года, после которого она была разобрана и взамен ее в конце XVIII века была выстроена существующая церковь. Интересно, что ее строители пытались подражать формам древнего здания - они повторили, конечно в очень огрубленном виде, аркатурно-колончатый пояс фасадов, членение их лопатками, перспективные порталы входов и даже имитировали в штукатурке «белокаменную» кладку. Раскопки показали, что существующее здание действительно стоит на руинах древнего. Были также найдены многочисленные майоликовые плитки, которыми был вымощен пол храма 1164 года. Можно думать, что по своим стройным пропорциям и общему облику исчезнувший дворцовый храм напоминал построенную годом позже церковь Покрова на Нерли под Боголюбовом. На месте существующего здания XVIII века нужно представить легкий силуэт древнего белокаменного храма с колончатым поясом, резными деталями и глубокими перспективными порталами.

Рядом с ним в XVII веке была построена миниатюрная церковь Николы с широким бордюром кокошников, опоясывающим верх фасадов, и великолепным наличником окна. С ней связана оригинальная колокольня в виде квадратной башни. Ее фасады украшены слепыми арками и поясом глубоких профилированных квадратных ниш-ширинок с вставленными в них зелеными изразцами. Ярус звона образован арками на квадратных столбах. Возможно, что колокольня первоначально имела четырехгранное шатровое покрытие.

Неподалеку от церкви Спаса стоит   Георгиевская церковь. Здесь в XII веке был двор князя Юрия Долгорукого, где в 1157 году был построен белокаменный храм Георгия. После пожара 1778 года он был разобран и из

-35-


его камня в 1783-1784 годах выстроено существующее здание в формах провинциального барокко. Раскопки показали, что оно точно поставлено на основание лежащих теперь под землей белокаменных стен древнего храма. Это был почти квадратный в плане одноглавый храм с четырьмя крестчатыми столбами, плоскими лопатками на фасадах и тремя массивными апсидами, его цоколь не был профилирован и представлял простой откос. Суровостью и лаконизмом своих форм и мощью пропорций церковь Георгия резко отличалась от соседней церкви Спаса, близко напоминая церковь Бориса и Глеба в Кидекше 1152 года в загородной резиденции Юрия Долгорукого под Суздалем, которую мы увидим позднее (илл. 103).

-36-


5. Успенский собор. Вид с востока

Владимирский   Успенский собор был крупнейшей постройкой новой столицы князя Андрея, центром ее архитектурного ансамбля и главного, южного «фасада» города. Он занял наиболее выгодную точку городского рельефа и как бы господствовал над городом и ширью окружающего ландшафта. Его золотой купол был виден с далеких лесных высот, которыми шла дорога от Мурома. Само расположение храма, смело ставшего на краю горы, говорило о важности связанных с ним задач утверждения самостоятельности Владимирской земли, широких политических и церковных притязаний владимирского князя и епископа. Подобно исполинскому богатырю в золоченом шеломе стал новый собор над владимирской кручей (илл. 5).

-37-


6. Успенский собор. План

Черным показаны части собора 1158-1160 гг., штриховкой - обстройка 1185-1189 гг.г пунктирной штриховкой - несуществующие стены придела Пантелеймона (начала XIV века), сплошной линией и точечным пунктиром - открытые под полом северной галереи остатки кладок притвора и палаты с переходом на хоры 1158-1160 гг. Буквами обозначены места сохранившихся и доступных обозрению фресок: А - 1160 г., В - 1189 г., М - XIII в., Р - 1408 г.

-38-


Собор был заложен в 1158 году одновременно с началом сооружения гигантского оборонительного пояса столицы. По словам летописи, князь Андрей мыслил его не только главным храмом владимирской епископии, но и оплотом владимирской, независимой от киевских духовных властей митрополии. Стольный Владимир претендовал стать «главой всем», то есть политическим центром феодальной Руси, а с этим с неизбежностью вставал вопрос и о церковном главенстве: церковь простирала свою власть через рубежи феодальных княжеств, напоминая в пору феодальной раздробленности об единстве Русской земли.

Для выполнения большой программы по обстройке столицы было недостаточно местных мастеров, выросших на строительстве Юрия Долгорукого, и именно в связи с постройкой крупнейшего здания Владимира - Успенского собора - летопись сообщает, что во Владимир «бог привел мастеров из всех земель». В их составе не было специалистов кирпичной кладки из Киева и городов Поднепровья, это были мастера белокаменной техники, в числе которых - и иноземные пришельцы с романского Запада, присланные к князю Андрею якобы императором Фридрихом Барбароссой. Это был обычный для европейского средневековья способ сбора мастеров на крупных строительствах. Для Владимирской земли это имело особое значение - путь к усилению ее самостоятельности и установлению ее господства в Русской земле неизбежно вел к конфликту с Киевом и киевским митрополитом. Привлечение западных мастеров было в известной мере демонстрацией отказа от киевской помощи и киевских художественных традиций. Подобно своему прославленному предку, «крестителю» Руси князю Владимиру Святославичу, которому князь Андрей стремился подражать, он дал оконченному в 1160 году храму большие земельные владения и десятую часть княжеских доходов, так что владимирский собор стал «десятинным», подобно древнейшему храму Киева - Десятинной церкви.

Таково историческое значение и смысл сооружения владимирского Успенского собора.

-39-


Существующее здание представляет сложный комплекс, созданный в итоге двух строительных периодов. Собор князя Андрея сильно пострадал от городского пожара в 1185 году: выгорели его деревянные связи, обгорел белый известняк стен, так что восстановить собор в прежнем виде было трудно. Поэтому зодчие Всеволода III в 1185-1189 годах окружили его новыми стенами («галереями»), укрепили пилонами и связали арками с новыми стенами стены старого собора, который оказался, таким образом, заключенным, как в футляре, внутри нового здания (илл. 6) Для связи галерей с помещением старого собора стены последнего прорезали большими и малыми арочными проемами, превратив их в своеобразные «столбы» нового, более обширного храма, который получил и новую алтарную часть.

Нельзя забывать и последующие события в жизни этого замечательного памятника. Во время захвата Владимира в 1238 году татары завалили собор изнутри и снаружи деревом и подожгли его; на хорах собора погибла княжеская семья, епископ и часть горожан. Однако здание устояло. В конце XIII века его еще крыли оловом и построили в его юго-западном углу не существующий теперь кирпичный придел Пантелеймона. В 1410 году город испытал последний набег орды царевича Талыча, когда татары «церковь . . . златоверхую одраша». С этим событием связан рассказ летописи о каком-то тайнике внутри собора, куда была спрятана драгоценная соборная утварь. В 1536 году собор вновь горел. Крайне обветшавший к XVIII веку, он имел многочисленные трещины стен и арок «от пошвы до своду». Его починили, сделали четырехскатную кровлю и внесли много искажений в его древний облик. В 1862 году меж колокольней и северной стеной собора был выстроен теплый кирпичный храм Георгия. Только реставрация 1888-1891 годов вернула древнему храму его первоначальный вид (илл. 7); правда, фасады в значительной мере оказались облицованными новым камнем, была заменена и часть обветшавших резных камней, а с запада был пристроен новый притвор. В процессе реставрации была вскрыта весьма совершен-

-40-


ная техника постройки, о которой мы говорили, осматривая Золотые ворота: точность тески камня и его кладки, возведение сводов храма и куполов глав из более легкого материала - пористого туфа и др.

Войдем внутрь собора и остановимся в его западной галерее. Перед нами прорезанный большими арками западный фасад старого собора. В уровне хор он опоясан аркатурно-колончатым фризом с широким шагом арок, стройными колонками, клиновидными консолями, «кубоватыми» капителями романского характера и пояском поребрика над аркатурой. Это характерная деталь убранства, которая отсюда пройдет через всю историю владимиро-суздальской архитектуры, а затем войдет в архитектуру Московского государства. Место пояса связано с конструктивным членением стены: ее нижняя часть толще, над поясом она утоньшается, образуя над поребриком так называемый отлив. В боковых верхних членениях фасада сохранились стройные щелевидные окна с профилированными косяками. Пройдя в северную часть галереи, мы увидим ту же картину (илл. 10). Здесь меж колонок пояса помещены небольшие окна нижнего светового яруса - следовательно, собор был хорошо освещен. Здесь же сохранился драгоценный фрагмент наружной фресковой росписи пояса, относящейся к 1161 году. Над узким щелевидным оконцем художник посадил двух синих павлинов с пышными хвостами, а по краям оконного проема пустил изящный растительный орнамент. Меж колонок изображены фигуры пророков со свитками в руках. Самые колонки были позолочены. Таким образом, белые фасады храма были стянуты цветной лентой. Роспись пояса предвещала появление позднее его резного убора.

На месте больших проемов по осям главных нефов собора следует представить перспективные порталы, вводившие внутрь храма. В порталах висели драгоценные «златые врата», покрытые «писанными золотом» листами меди, какие мы увидим в Суздальском соборе (илл. 66-69). Самые порталы также были окованы тонкими листами золоченой меди. Как показали вскрытия пола северной

-41-


7. Успенский собор. Западный фасад

-42-


8. Рельеф северной стены. 1158 -1160.

9. Резная маска. Рельеф. 1158 -1160.

-43-


галереи, перед порталами были небольшие сводчатые пристройки - притворы (илл. 6). Местами из-под пилонов галереи, приложенных к стенам старого собора, выступают края членивших его фасады пилястр. Над сводами галерей сохранились верхние части этих фасадов (илл. 22), завершенные дугами закомар, и пышные лиственные капители, венчавшие полуколонны пилястр. В закомарах и около окон были помещены немногочисленные рельефы, частично перенесенные на фасады всеволодовых галерей. В центральных закомарах были крупные сюжетные композиции («Вознесение Александра Македонского», «Сорок мучеников Севастийских», «Три отрока в пещи огненной» и др.). Под ними по всем фасадам были помещены женские маски - символ посвящения храма богородице, а по углам окон - звериные маски (илл. 9). Немногосложность резного убора подчеркивала изящество и стройность форм здания. Подобную, очень сдержанную композицию резного убора мы увидим позднее в Покрове на Нерли (илл. 55). Над закомарами собора были поставлены прорезные из золоченой меди изображения птиц и кубков. Над сводами на квадратном постаменте возвышался украшенный аркатурой с полуколоннами и оковкой золоченой медью барабан главы со шлемовидным золоченым покрытием.

Пройдем внутрь первоначального собора и остановимся под его куполом. Свободное и светлое пространство храма поражает прежде всего своей высотой. Действительно, собор равнялся по высоте крупнейшей постройке Древней Руси - киевскому Софийскому собору. Видимо, это также было предопределено заданием князя Андрея: его новый храм не мог уступать величию киевской святыни. Но он был меньше по площади, и его высота оказалась особенно остро ощутимой. Кроме того, зодчие усилили ее эффект сравнительной легкостью шести стройных крестчатых столбов храма, как будто без усилия и напряжения несущих своды и единственную главу собора. Из ее двенадцати окон лился поток света, так что изображенный в куполе Христос казался как бы парящим в воздухе. В конструкции основания этой большой главы

-44-


10. Успенский собор. Северный фасад. 1158-1160.

мастера применили своеобразный прием, введя меж больших угловых парусов восемь малых дополнительных парусов, образовавших плавный переход от квадрата подпружных арок к кругу барабана. Впечатление легкости и высоты усиливало умелое применение скульптурных деталей. В пятах арок положены резные парные фигуры лежащих львов, исполненные в очень высоком рельефе и без детализации - с расчетом на их видимость в сильном ракурсе снизу. Напротив, внизу под хорами, применены почти графические пояски плоской орнаментальной резьбы. Тонкое понимание зодчими своего мудрого искусства проявляется во всем, от целого до деталей.

-45-


11. Цата, писанная золотом, из Успенского собора. XII в. (Владимир, Музей)

 

12. Большой сион из Успенского собора XII-XV вв. (Оружейная палата Московского Кремля)

На месте существующего иконостаса XVIII века следует представить невысокую алтарную преграду, вероятно, имевшую характер белокаменной аркады с богатыми завесами из цветных тканей и пелен с немногими иконами. Благодаря небольшой высоте преграды пространство трех полукруглых апсид алтаря свободно сливалось с пространством храма и его интерьер приобретал большую целостность и величавость.

Главное место в алтарной преграде, слева от ее «царских врат», занимала центральная святыня и реликвия Владимира и Владимирской земли - икона Богоматери, вывезенная князем Андреем из Вышгорода. Эта икона (хранящаяся ныне в Третьяковской галерее) - произведение гениального византийского художника - поражает и теперь глубоким лиризмом и эмоциональностью (илл. 13). Живописец изобразил не неприступную «царицу небесную», но полную человеческого чувства молодую мать с тонким овалом лица, маленькими розовыми губами и чудесными глазами, полными нежной любви

-46-


 13. Икона Владимирской богоматери.
 Начало XII в. (Третьяковскя галерея)

к ребенку и грусти за его судьбу. Этот образ, проникнутый таким теплом и человечностью, несомненно производил сильнейшее впечатление на людей XII века. Князь богато украсил икону, «вковав» в нее много золота, серебра и драгоценных камней.

Летопись рассказывает, что во время праздника Успения открывались южные и северные «златые врата» соборных порталов и между ними на двух «вервях чудных» развешивались вложенные князьями драгоценные облачения и ткани соборной ризницы. По этому «коридору», выходившему и наружу храма, среди колеблемых ветром цветных тканей шел на поклонение иконе поток богомольцев - горожан и крестьян. Под их ногами, подобно сверкающему ковру, расстилался пол собора из цветных майоликовых плиток. . Художественный эффект величественного храма умножала его драгоценная утварь. Княжеский приближенный священник Микула так описывает эти подробности храмового ансамбля: «Князь Андрей... создал очень красивую...

-47-


14. Фреска Успенского собора. Фрагмент. 1189

церковь... Богородицы и украсил ее различными изделиями из золота и серебра; он устроил трое позлащенных дверей, украсил храм драгоценными каменьями и жемчугом и всякими удивительными узорочьями; он осветил церковь многими серебряными и золотыми паникадилами, а амвон устроил из золота и серебра. Богослужебные золотые сосуды, рипиды и прочая утварь, украшенные драгоценными камнями и жемчугом, были многочисленны. Три больших Иерусалима были сделаны из чистого золота и многоценных камней. Так что церковь Богородицы была так же удивительно красива, как храм Соломона ...» (илл. 11, 12). Можно себе представить силу впечатления, какое уносили с собой обитатели курных изб и тесных жилищ из грандиозного городского собора!

Слепая вера в магическую силу божества, в частности главной святыни Владимира - иконы богородицы, играла немалую роль в острой и ожесточенной политической борьбе за главенство на Руси Владимирской державы, в борьбе

-48-


горожан за независимость города, с попытками старобоярской знати захватить власть в свои руки. В то же время искусство утверждало авторитет княжеской власти и церкви, окружало сияющим ореолом господство феодалов над их подданными.

Князь и его приближенные во время богослужения находились на хорах в западной части собора, откуда был хорошо виден весь его интерьер и происходившее в алтаре священнодействие. В этом типичном для древнерусской архитектуры членении пространства храма с особой ясностью находило отражение основное членение феодальной иерархии: князь и феодальная знать находились в храме над головами простонародья. Как бы вторя этой теме архитектуры, под хорами помещалась сложная фресковая композиция «Страшного суда» - одно из важнейших идейных звеньев храмовой росписи, - внушавшая человеку мысль о суровом подчинении богу и господам и карах, уготованных грешникам в загробном мире. На хоры вел и особый ход. В стенах собора сохранились два дверных арочных проема, выходящих теперь с хор на перекинутые на крестовых сводах над всеволодовыми галереями площадки, куда теперь ведет новая винтовая лестница. Как был устроен вход первоначально, мы точно не знаем. Летописи говорят о связанных с собором зданиях: сенях епископского дома и, видимо, княжеском тереме. При раскопках в северной галерее под ее полами, под местом северного входа на хоры, обнаружены основания стены какого-то здания, соединенного узким проходом с собором (илл. 6). Возможно, что это и есть остатки епископского дома, второй этаж которого и соединялся переходом с соборными хорами. Вероятно, что и с другой - южной - стороны было симметричное крыло княжеского терема, также непосредственно связанное с хорами.

Обстройка собора галереями превратила его, по существу, в новое, более обширное здание; взамен старых апсид была пристроена новая алтарная часть, значительно выступавшая к востоку. Хотя стены старого собора и были прорезаны новыми проемами, здание не превратилось

-49-


в восемнадцатистолпный пятинефный собор. В его интерьере ясно выделялись древний храм и пространство галереи, это было подчеркнуто и устройством особых входов в нее с западной стороны (илл. 7).

Характер интерьера собора теперь резко изменился. Хотя в южной стене галереи и были устроены высокие окна, расположенные в два света, а над галереями были сделаны четыре световые главы, храм стал менее освещенным. Сумрачным было и открытое на всю высоту пространство галерей с мощными арочными перемычками. Галереи должны были стать «гробницей»-усыпальницей владимирских князей и иерархов. Для их белокаменных саркофагов были заблаговременно устроены особые ниши-аркосолии в стенах галерей. В их северо-восточный угол был перенесен саркофаг с останками первого строителя собора - князя Андрея; против его аркосолия, у алтарной стены, стала гробница его брата и наследника, второго строителя собора - Всеволода III. В остальных аркосолиях и под полом галерей были позднее погребены другие члены княжеского дома и епископы. Так светлый и торжественный характер интерьера первоначального собора коренным образом изменился. Ликующее мажорное звучание его образа было притушено, сменившись сумрачной и торжественной атмосферой усыпальницы, гигантского мавзолея «владимирских самовластцев».

  

На стенах собора сохранились драгоценные остатки фресковой живописи, расчищенные в 1918 году. Большая часть поверхности стен покрыта не имеющей художественной ценности ремесленной росписью, сделанной в конце XIX века и возобновленной соборным духовенством в недавнее время. От первоначальной росписи 1161 года не уцелело ничего, кроме уже осмотренного нами фрагмента в поясе северного фасада. После сооружения галерей, в 1189 году, было полностью восстановлено внутреннее убранство собора, появились нарядные полы из наборной майоликовой мозаики и медных плит, сверкавших, подобно золоту, была обновлена и дополнена фресковая роспись. От нее сохранилось несколько фрагментов. Часть из них

-50-


15. Внутренний вид. Успенского собора

-51-


16. Шествие праведных. Фреска Успенского собора. 1408

-52-


скрыта за новым иконостасом. Доступны обозрению две фигуры Артемия и Авраамия в проеме в юго-западном углу адреевского собора (илл. 14). Фигуры помещены в изящных архитектурных обрамлениях - под арками с акантовым орнаментом, опертыми на тонкие колонки, - что хорошо связывает их с архитектурой храма и его фасадными аркатурами. Если и в остальных частях храма, в частности на его столбах, изображения святых были также помещены в арочных обрамлениях, то живопись подчеркивала легкость опор, которые превращались как бы в ряд уходящих ввысь, поддерживающих друг друга стройных арок. Авторы этих фресок - русские живописцы - строго держались церковных традиций: поставленные фронтально фигуры святых лишены малейшего движения, мертвенны и строги. На стене южной галереи сохранился фрагмент росписи, сделанной накануне монгольского нашествия в 1237 году епископом Митрофаном, - это часть фигуры воина. Возможно, что и вся роспись княжеской «гробницы» была посвящена воинским культам и темам.

Пострадавшую от пожара роспись собора возобновлял присланный из Москвы в 1408 году великий живописец Андрей Рублев вместе со своим сотоварищем Даниилом Черным и учениками. Собственно, им пришлось расписывать собор заново, лишь придерживаясь в основном старой системы размещения сюжетов. Рассматривая эти фрески, нужно помнить, что они лишь в малой степени отвечают их былой красоте - испытавшие многократные повреждения и невежественные «поновления», они местами утеряли даже красочный слой.

Основная часть сохранившихся фресок находится под хорами и связана с многосложной композицией Страшного суда. На арке изображены трубящие ангелы (илл. 15), зовущие на суд мертвецов, в ее замке огромная рука, зажавшая в горсть маленьких человечков, - буквальная и наивная иллюстрация текста «души праведных - в руце божией». На своде, в ореоле из многокрылых серафимов,- фигура судии-Христа, над головой которого ангелы свертывают свиток небес; тут же в медальоне - символы

-53-


«четырех царств» - четыре зверя. На стене под сводом - престол суда, к которому припадают, моля за род человеческий, «праотцы» Адам и Ева, богоматерь и Иоанн Предтеча. Здесь же апостолы Петр и Павел, старейшины представленного на склонах свода апостольского трибунала с сонмом ангелов (илл. 15, 17, 20). На плоскости северного подхорного столба - видение ангела пророку Даниилу. На противоположной, южной, стороне, над аркой, - интереснейшая, но почти потухшая часть композиции: земля и море, персонифицированные в женских образах, с символом моря - кораблем - отдают своих мертвецов. Далее, с плоскости южного подхорного столба,-начинается заключительная картина суда - шествие праведных в рай, - переходящая на малую южную арку и склон юго-западного свода под хорами, где представлена головная часть процессии, ведомой апостолом Павлом (илл. 16). На стенке южной арки - деревянные врата рая, охраняемые херувимом с огненным мечом, и фигура «благоразумного разбойника» - первого райского поселенца. Далее, на склоне арки, - самый рай с тремя «праотцами», где за пазухой у Авраама сидят человечки - праведные души, и рядом души, ожидающие очереди в «лоно Авраамово»; наконец, на северной щеке арки - «царица небесная» с ангелами. Таково содержание росписи с ее древними и наивными образными представлениями.

В северной части под хорами должны были размещаться не дошедшие до нас картины судьбы грешников и самых адских мучений. Мы не знаем, как выглядела эта страшная картина казней. Но сохранившиеся части позволяют говорить о том, что в сознании людей и художников эпохи возрождения Руси представление о Страшном суде глубоко изменилось. Перенесенные народом в пору монгольского ига страдания ушли в прошлое, разгром полчищ Мамая на Куликовом поле предрешал конец монгольской зависимости, страна входила в пору нового подъема, мрак уступал свету надежд. Отсюда - проникающая рублевскую роспись умиротворенность и радостность. Образы судии-Христа, апостолов

-54-


17. Апостол из «страшного суда»

-55-


18-19. Старцы из «Шествия праведных»

-56-57-


20. Апостол и ангелы. Фрагмент фрески «Страшный суд» Успенского собора. 1408

-58-


и ангелов лишены суровости и строгости, в них нет ничего грозного и пугающего. Самые фигуры приобрели стройный, юношеский склад - у них изящные маленькие головы, покатые плечи. В ликах святых и праведников, напоминающих лица простых русских людей, Андрей Рублев и Даниил Черный стремились воплотить нравственный идеал той героической поры, сообщив им выражение душевной стойкости и нравственной чистоты (илл. 18, 19).

Особой одухотворенностью и красотой отмечены фигуры трубящих ангелов на входной арке. В них нет ничего от грозных вестников Страшного суда, поднимающих мертвецов вселенной. Их тела девически стройны, гибки и почти невесомы; изящны прекрасные головы на тонких шеях; они проникнуты легким движением, словно художник хотел передать неуловимое мгновение, когда еще не потухла сила полета и ступни едва коснулись земли; тонкие трубы в руках вестников судилища неспособны к ужасающему звуку и похожи на пастушеские свирели. Много общего с трубящими ангелами в могучих обнаженных фигурах бородатых отшельников в арке южной стены, чьи тела характеризуются той же женственной округлостью форм и как бы струящимся контуром. Если сопоставить эти фигуры с расположенными рядом строгими и неподвижными изображениями Артемия и Авраамия 1189 года (илл.14), то будет ясна глубокая противоположность отраженных в искусстве мировоззрений двух эпох.

Из других фрагментов росписи следует отметить четыре. На юго-западном подкупольном столбе сохранились великолепный торс воина в золотистых латах и часть фигуры князя Владимира. Возможно, что в росписи, создававшейся в эпоху после Куликовской битвы, воинская тематика занимала значительное место. На северной подкупольной арке частично сохранилась большая композиция Преображения. В левом отделении алтаря особенно интересен фрагмент композиции увода архангелом маленького Иоанна (будущего «крестителя») в пустыню (илл. 21); превосходна фигурка ребенка в белой с красноватым узором рубашонке, еле поспевающего за широкой поступью огромного ар-

-59-


хангела, крыло которого, откинутое движением, как бы осеняет малыша.

Чтобы представить целиком созданное Андреем Рублевым и его сотоварищами живописное убранство Успенского собора, следует вспомнить и о его древнем иконостасе. Существующий пышный и помпезный иконостас с его богатейшей золотой резьбой и сложной архитектурой, сделанный после ремонта собора в 1773-1774 годах, типичен для искусства XVIII века и находится в резком противоречии с характером древнего интерьера собора.

На его месте стоял иконостас рублевской поры. Его иконы, проданные при постройке нового в село Васильевское Владимирской губернии, были вывезены в 1922 году в Москву, расчищены и составляют ныне гордость Третья-

 

21. Иоанн Креститель и архангел. Фрески Успенского собора. 1408

-60-


ковской галереи и Русского музея в Ленинграде. Этот иконостас был значительно ниже существующего, но в начале XV века он был самым грандиозным. Иконы главного ряда, представлявшие деисусный чин, то есть моление изображенному в центре Христу, были высотой 3,14 м. Исполинские фигуры апостолов, архангелов и святителей четко рисовались на золотистом фоне; их силуэты, построенные с гениальной простотой и чувством ритма, отличались чудесным колоритом: темно-зеленые тона чередовались с золотисто-желтыми и красными, синие - с вишневыми. Андрей Рублев и его сотоварищи были величайшими мастерами монументальной живописи, превосходно понимавшими и развивавшими ее законы. Иконостас был органически связан с огромным пространством собора, и его живопись легко схватывалась глазом, как только человек входил в храм. Иконостас был важным этапом в развитии этой своеобразной русской архитектурно-живописной системы, внесшей существенные изменения, в понимание и самого храмового интерьера. Стена иконостаса отделяла алтарь и его «таинства» от помещения для молящихся. Перед их глазами развертывались теперь в стройном порядке ярусы икон. Иконостас выражал в живописном и архитектурном синтезе догматическую и церковно-политическую концепцию русского средневековья с ее иерархическим принципом соподчинения и единства. Иконостас не столько отрезал алтарь от народа, сколько уравнивал и объединял собравшихся в храме людей.

  

Теперь выйдем из собора и осмотрим здание снаружи. Собор 1185-1189 годов коренным образом отличался от первоначального. Как его интерьер, так и его внешний облик приобрел новый характер и идейное содержание. Галереи и новая обширная алтарная часть храма с ее стройными расчлененными полуколонками апсидами были несколько ниже старого собора. Его закомары с огромной золотой главой на квадратном постаменте поднимались над сводами обстроек с их меньшими угловыми главами, увенчанными ажурными крестами из прорезной золоченой меди (илл. 22). Композиция храма приобрела ступенчатую ярусность, характерную для храмов XI-XII веков,

-61-


в частности для крупнейших из них - Десятинной церкви и Софийского собора в Киеве. В этом вновь звучала мысль о подражании прославленным зданиям днепровской столицы и стремление превзойти их. Величественный и огромный собор теперь больше отвечал пространству разросшегося города, его центральная роль в ансамбле стольного Владимира была закреплена. Изменился и строй его пропорций, более широких и неподвижных: он распространялся вширь и менее рвался ввысь. Фасады галерей (илл. 7) приобрели более широкие членения пилястрами; их также опоясывал аркатурно-колончатый пояс; глубокие тени ложились в узких, богато профилированных проемах окон и широких перспективных порталах. Интересно, что зодчие и теперь задумывались над тем, как будет выглядеть новый собор при взгляде на него с реки и заречных путей. С этим связана примечательная особенность пояса его южного фасада. Он опущен несколько ниже, чтобы увеличить верхнюю часть фасада, видную из-за стен крепости: благодаря этому смягчался ракурс, неизбежный при взгляде снизу, и собор казался выше. Иная конструкция пояса, углубленного в плоскость фасада, создавала более контрастную игру света и тени, повышала пластичность стены, этот пояс был лучше виден издали.

На фасадах собора, расчлененных пилястрами на неравные доли, размещены отдельные резные камни. В центральном членении северной стены над сводами новой пристройки вставлена единственная крупная композиция на нескольких камнях - «Три отрока в пещи огненной», (илл. 8), по углам оконных проемов очень случайно помещены отдельные женские и львиные маски (илл. 9). Если внимательно присмотреться к кладке западной части южного фасада (ниже пояса), то мы увидим здесь камни с явными следами сбитых рельефов: здесь два камня с фигурками человечков, погруженных в изображенную условными завитками воду, - это «Сорок мучеников Севастийских»; справа от пилястра - три камня с контурами рельефа, изображавшего излюбленную легенду средневековья - вознесение Александра Македонского двумя крылатыми зверями-грифонами на небо (эту композицию в целом

-62-


виде мы встретим в рельефах Димитриевского собора (илл. 29). Случайность размещения сохраненных рельефов и описанные сбитые рельефы показывают, что собор епископа не предполагали украшать резьбой (церковь не одобряла скульптуры, живо напоминавшей о недавнем языческом искусстве), что эти целые и сбитые резные камни происходят со стен старого Андреевского собора. Единственный крупный рельеф - «Три отрока в пещи огненной» - был помещен на стене, обращенной к городу, возможно в память о городском пожаре 1185 года. То же можно сказать и о консолях колончатого пояса, например на западном фасаде, - они то клинчатые, то фигурные: видимо, и здесь использовались детали пояса старого собора. Уже в этих ранних рельефах можно различить две манеры: одну - более сочную, выпуклую и выразительную, и другую - более плоскостную и наивную, видимо обнаруживающую руку мастеров, привычных к резьбе по дереву.

Успенский собор в его существующем виде является по преимуществу памятником творчества мастеров Всеволода III. Говоря о строительстве этой поры, летописец с гордостью записал, что для него уже «не искали мастеров у немцев», так как в числе княжеских и епископских людей было достаточно своих зодчих, выросших на стройке времени князя Андрея. Успенский собор свидетельствует об их высоком техническом и художественном мастерстве, позволившем им блестяще разрешить сложнейшую конструктивную и архитектурную задачу: они не только сохранили старый собор, но и создали новое величественное сооружение, покоряющее нас и теперь широтой архитектурного замысла и красотой его осуществления. Недаром итальянский архитектор Аристотель Фиораванти, приглашенный в конце XV века в Москву для строительства зданий Московского Кремля, был послан осмотреть владимирский Успенский собор, указанный в качестве «образца» для сооружения Успенского кремлевского собора. И любопытно, что Фиораванти, изумленный техническим мастерством и художественным качеством владимирского храма, счел его построенным итальянцем, «некиих наших

-63-


22. Главы Успенского собора

-64-65-


мастеров делом». Чужеземец не мог допустить мысли, что в «дикой» Московии в далеком прошлом процветала архитектура и были свои замечательные зодчие.

Оглянувшись на открывающийся с соборного холма простор клязьминских пойм и лесов, мы сможем почувствовать, с каким отменным вкусом и чувством красоты природы было выбрано место для центральной постройки столицы, с каким тактом связаны ее масштабы и формы с величавым гребнем клязьминского гористого берега. Собор не подавляет его своими размерами, он как 6ы вырастает из земли, гармонично завершая естественную вершину мыса Среднего города и господствуя над огромным пространством. Владимирские зодчие прекрасно понимали активную роль монументального здания в городском и природном ландшафте. Пейзаж ставился на службу архитектурному образу и усиливал его выразительность. Органическая, естественная связь архитектуры и пейзажа, свойственная лучшим произведениям древнерусского зодчества, в полной мере проявилась в Успенском соборе: архитектура совершенствовала красоту природы, природа усиливала красоту архитектуры.

С севера к собору примыкает пристроенный в 1862 году и связывающий собор с колокольней «теплый» придел Георгия. Хотя строители пытались использовать в его обработке детали древнего собора — колончатый пояс и пр., они создали лишь очень безвкусную и ремесленную грубую подделку. Стройная и высокая колокольня была построена в 1810 году, когда во Владимире на обстройке нового губернского центра работали хорошие мастера периода классицизма.

В 40—45 м к северу от колокольни под землей лежат открытые в 1936—1937 годах остатки белокаменных укреплений   владимирского детинца, сооруженных Всеволодом III и епископом Иоанном в 1194—1196 годах и отрезавших от города их дворы и дворцы. Ворота были уменьшенной и упрощенной копией Золотых ворот. В их широкой западной стене шла лестница на верхнюю боевую площадку, в центре которой стояла маленькая надвратная епископская церковь Иоакима и Анны, Это было изящное

-66-


сооружение, видимо, не уступавшее по красоте городским соборам: при раскопках были найдены фрагменты колончатого пояса, украшенного резьбой портала, майоликовые зеленые плитки пола боевой площадки и цветные майоликовые тонкие фигурные плитки от мозаичных полов храма. Его своды, возможно, поддерживались легкими круглыми колоннами, бракованные обломки которых были использованы строителями в кладке стен детинца. Стены, сложенные из белого камня и плит пористого туфе, смыкались на западе с валом Среднего города, а к востоку шли до Димитриевского собора.

  После осмотра Успенского собора следует пройти на край Среднего города в городской парк, идущий по линии древнего вала. Отсюда хорошо видна амфитеатрообразная впадина на склоне городских высот, ограниченная с запада гребнем Козлова вала, за ним — церкви Николы и Вознесения, а справа — места древних княжеских дворов, отмеченные белой церковью Спаса и розовой — Георгия. За ними видна сверкающая позолотой глава Золотых ворот. В нижней части склонов, ближе к Муромскому спуску и Волжским воротам, в XII—XIII веках селились городские ремесленники. Здесь при раскопках открыта гончарная печь, в которой изготовлялась нарядная ярко красная лощеная посуда. Остановившись на углу Соборной горы, вспомним, что с этой точки началась жизнь на месте будущего Владимира — под нашими ногами в земле лежат остатки поселения почти двухтысячелетней давности.

  Владимирский летописец не отметил точной своевременной записью начало постройки Димитриевского собора. Только в некрологе его строителя Всеволода III упомянуто, что он создал на своем дворе «церковь прекрасную» святого мученика Димитрия и дивно украсил ее иконами и росписью. Относительная дата памятника все же определяется с достаточной точностью — между 1194 и 1197 годами. Последующая история памятника немногосложна. Димитрий Донской, чтя память своего знаменитого предка, проявлял заботу о соборе; есть основания полагать, что в XV—XVI веках здания княжеского двора еще

-67-


существовали. Собор не раз горел в XVI и XVIII веках. Наконец, в результате печально знаменитой «реставрации» 1837—1839 годов, когда по распоряжению Николая I собору был придан «первобытный вид», он лишился своих интереснейших частей — лестничных башен и галерей.

Димитриевский собор (илл. 23; памятник реставрирован в 1952 г. А.В.Столетовым) принадлежит к распространенному в XII веке типу сравнительно небольших четырехстолпных одноглавых храмов, какие строились на феодальных дворах или городскими приходами. Однако среди них он занимает выдающееся место. Это дворцовый храм сильнейшего феодального владыки XII века — «великого Всеволода», как его называли летописцы, созданный им в зените своей славы, когда власть владимирского князя решала судьбы княжеских столов Поднепровья, Смоленщины и Новгорода. Идея апофеоза всесильного «самовластца», его царственного могущества и воплощена в образе Димитриевского собора с поистине гениальным совершенством.

Дух торжественного великолепия проникает здание от его масс и до мельчайших деталей. Его пропорции величавы и мужественны, могучи полуцилиндры апсид. По высоте здание делится на три яруса. Нижний — самый высокий — почти лишен убранства, его гладь оживляет лишь глубокое теневое пятно портала (илл. 24). Средний — над колончатым поясом, несколько ниже, и на нем сосредоточено все декоративное богатство. Строгие пилястры, рассекающие фасады на три широкие доли, полны сдержанной силы, их движение не вырывается из рамок фасада, как бы разлагаясь в симметричном боковом движении дуг закомар (илл. 29). Узкие и высокие окна с богато профилированными амбразурами прорезают верхние части стен, оставляя широкие плоскости как бы для того, чтобы они могли вместить больше резных камней — они и занимают целиком верхнюю половину фасадов над аркатурно-колончатым поясом и украшают барабан главы.

Рельефы расположены ровными горизонтальными «строками», следя за которыми глаз ясно ощущает количество рядов каменной кладки. Колонки пояса не столько под-

-68-


23. Дмитриевский собор. 1194—1197. Вид с востока

-69-


нимаются кверху, поддерживая аркатуру, сколько свисают вниз, подобно тяжелым плетеным шнурам с массивными подвесками фигурных консолей (илл. 26, 29). Благодаря насыщенности пояса резьбой он уже на небольшом расстоянии представляется широкой горизонтальной лентой, стянувшей тело храма.

Все это усиливает ощущение реальной весомости, мощи и торжественного спокойствия здания, увенчанного поднятой на квадратном постаменте массивной главой. Она является третьим ярусом композиции здания; его высота меньше высоты верхней половины фасадов; это постепенное сокращение высот создает ощущение медленного движения масс здания кверху, повышает впечатление его мужественной стройности. И здесь легкое движение тонких колонок по сторонам окон потушено широкой горизонталью развитой карнизной части, а медальоны плетеного орнамента простенков как бы связывают динамику барабана. Золоченый богатырский шлем главы имеет пологие очертания, спокойно завершая композицию храма. Он несет на своем острие ажурный широких пропорций древний крест из прорезной золоченой меди с медным голубем-флюгером на его мечте (илл. 30).

Точнейший обмер собора и его деталей (архитектором В. И. Казариновой) вскрыл тончайшие оттенки и приемы искусства его строителей. Оказалось, что масштабы и формы основных элементов здания тесно связаны с учетом реальной «работы» той зоны, где они применены. Так, например, пропорции и вынос полуколонн и их баз нарастают сверху вниз: вверху — на барабане — они более стройны и слабо выступают из плоскости стены; напротив, полуколонки порталов, находящиеся в нижней, наиболее нагруженной части стены, выступают сильнее и более массивны. Эта взаимосвязь конструктивной логики здания и его убранства сказывается и в выборе мастером той или иной формы начертания ведущего архитектурного мотива — арки: в порталах они имеют слегка вспарушенный характер, упругую и спокойную форму; целиком декоративные арочки пояса, лежащие на границе передачи давления верхней зоны стены к нижней, получили напряженную

-70-


подковообразную дугу; напротив, закомары фасадов имеют эллипсоидное начертание с большой вертикальной осью, так как нормальная кривая, при ракурсе на данной высоте, казалась бы приплюснутой. С поразительным мастерством зодчие варьируют детали убранства в зависимости от их значения в здании и условий его освещения. Так, главный западный портал больше боковых и богаче украшен. Профилировка порталов и их резьба различны на каждом фасаде: богато освещенный южный портал украшен главным образом плоской плетенкой; напротив, профиль портала северной, теневой стороны имеет сильный и контрастный рельеф, и его архивольт покрыт сочной глубокой резьбой, рассчитанной на скользящие слабые лучи заходящего солнца. Так зодчий как бы лепит, подобно скульптору, каждую форму, смело нарушает геометрическую сухость очертаний их индивидуальной и осмысленной «прорисовкой», создает ту неповторимую живость и органичность художественного образа, которая под силу лишь подлинному гению.

  И естественно, что и изысканный драгоценный резной убор храма столь же органически слит с его изумительной по красоте архитектурой. Если в первоначальном Успенском соборе он был, как мы видели, очень немногосложным, то здесь он необычайно развился. Он подобен лежащей на стенах драгоценной и тяжелой, затканной выпуклыми изображениями ткани, отороченной по краям пышной узорчатой «бахромой» колончатого пояса. Однако, создавая этот резной наряд храма, его зодчие не потеряли чувства меры: ясные конструктивные линии пилястр сильно и спокойно прорезают скульптурный ковер, упорядочивая его и подчиняя его архитектуре.

Обращаясь к рассмотрению рельефов, следует помнить, что они сильно пострадали за многовековую жизнь памятника, вызвав многочисленные замены новыми рельефами и иное расположение древних. В связи с этим следует сказать о несуществующих древних частях здания, отломанных «реставраторами» Николая I и известных нам по старым рисункам. Собор был окружен с трех сторон закрытыми галереями, достигавшими колончатого пояса,

-71-


24. Портал Димитриевского собора

а западные трети его боковых фасадов прикрывали на всю высоту вводившие на хоры пристройки (илл. 31). Симметрично поставленные лестничные башни выступали по сторонам западного фасада, подобно охранявшим вход крепостным вежам; это сходство усиливалось их первоначально шатровыми золочеными покрытиями. В то же время эти башни явно напоминали могучие лестничные башни на углах галерей киевского Софийского собора, образ которого и теперь жил в сознании князя и его зодчих, взывая к соревнованию. Вторые, восточные звенья пристроек служили переходом к арочным проемам, вводившим на хоры. Эти пристройки были также украшены резным камнем. К северу и югу от собора шли новые . звенья переходов, связывавшие его с крыльями дворцовых зданий, в ансамбле которых дворцовому храму принадлежало центральное место. Устроенная над галереями в позднейшее время кровля сильно повредила пояс и особенно резные фигуры святых меж колонок. Верхние окна были частью заложены, частью растесаны. Только в наше время ученые смогли установить и выделить эти доделки и подделки и понять, что существующее здание собора было частью сложного архитектурного целого. Таким

-72-


25. Львы. Рельеф в пяте арки Димитриевского собора

 

26. Пояс северной стены Димитриевского собора

-73-


27. Пояс северной стены Димитриевского собора

-74-


28. Детали фасадов Димитриевского собора

-75-


29. Детали фасадов Димитриевского собора

-76-


образом, оказывается, что строительство собора велось очень странным, с нашей точки зрения, способом. Сначала возводился самый храм в том виде, как мы его видим теперь, очень продуманно украшенный со всех сторон, хотя было ясно, что его пояс скроет галерея, что резьба западных членений боковых фасадов будет закрыта башнями переходов, которые также входили в замысел постройки как необходимые части, осуществлявшие связь с хорами. Видимо, такая организация строительства была вызвана какими-то неясными нам особенностями разделения труда внутри корпорации строителей, которые отделывали «начисто» и целиком каждую часть ансамбля вне зависимости от ее немедленной обстройки. С этой любопытной чертой средневековой архитектурной практики мы встретимся снова в Боголюбове.

Сломка николаевскими «реставраторами» древних башен и галерей ослабила конструкцию собора. Появились грозные признаки разрушения: лопнули его паруса и подпружные арки, началось расслоение столбов под хорами и западной стены. И только многолетним и самоотверженным трудом архитектора-реставратора, старого владимирца А. В. Столетова, памятнику была возвращена жизнь.

Резной убор собора кажется одинаковым на всех трех его фасадах; лишь на восточном он скромнее — здесь только пояс колонок протянут по верху расчлененных тонкими полуколонками апсид, а вместо фигурок святых в него вставлены плоские орнаментальные рельефы. Сразу же отметим главные группы поздних рельефов. Их, в общем, сравнительно немного. На южном фасаде к ним относится, например, композиция Крещения в западной закомаре. В аркатурном поясе большинство фигур святых — поздние; они отличаются от древних либо своей плоскостностью (на западном фасаде), либо наивной грубоватостью (на северном фасаде).

В центральных закомарах фасадов трижды помещена прекрасно исполненная фигура библейского царя-псалмопевца и пророка Давида. Положение и величина фигуры говорят о ее ключевом значении в декоративной системе фасада. Вокруг нее и ниже расположены отдельные релье-

-77-


фы, по существу, не связанные с фигурой Давида. Ряды растительных мотивов чередуются с рядами чудищ, зверей, птиц, скачущих всадников, святых и ангелов. Самый состав рельефов очень интересен — из 566 резных камней трех фасадов (кроме пояса) только 46 изображений христианского характера. Они тонут во множестве фантастических и сказочных образов: основную массу рельефов (470) составляют изображения растений, птиц и зверей. Есть несколько сцен борьбы зверей и грифонов, охоты и пр. Поэтому смысл резного убора храма не может быть полностью разъяснен, исходя из церковных песнопений и текстов.

В этом плане высказывалось много гипотез. Предполагали, что рельефы иллюстрируют текст псалма Давида «всякое дыхание да хвалит господа», но среди рельефов слишком много грозных хищников, воинственных всадников, сцен борьбы и кровопролития, далеких от идиллического характера псалма. Другие ученые считали, что рельефы представляют «собор всей твари» и передают образы зверей, как они «задуманы» богом, но среди них кишат чудища, едва ли делающие честь замыслам божества. Третьи разгадывали каменный ребус Димитриевского собора как отражение космогонических представлений типа «Голубиной книги» или «Беседы трех святителей» — книг, отвергнутых господствующей церковью; но на стенах княжеского собора эта вольность была едва ли допустима. Собор стоял за стеной детинца, и его замысловатый убор не был рассчитан на обозрение народа.

30. Голубь на кресте Димитриевского собора

-78-


31. Димитриевский собор до реставрации XIX в. 
(Рисунок начала XIX в.) 

Самый мир звериных образов или странных чудищ — полусобак-полуптиц, двухголовых зверей и пр., — вызывавший, несомненно, интерес горожан, был особенно знаком и понятен феодальной знати, В древнерусской литературе феодальные герои-князья часто сравнивались со львом или барсом, крокодилом или орлом; в сокровищницах храмов и княжеском быте изобиловали украшенные фантастическим зверьем драгоценные изделия русских и зарубежных мастеров, парадные одежды из византийских и восточных тканей со звериной орнаментикой. Собор выглядел как могущественный феодальный владыка в пышной одежде, затканной невиданными чудищами. Торжественный ритм архитектуры собора отличен от высотной устремленности Успенского собора 1158— 1160 годов. Здесь это величавое «восхождение»; видимо, так спокойно и властно двигался «великий Всеволод», поднимаясь в тяжелых драгоценных облачениях по «степеням» своего «стола» во время дворцовых церемоний. Эту аналогию усиливал резной убор храма. Он разрешал главным образом эту идейно-декоративную задачу. В нем отрази-

-79-


лись прежде всего вкусы феодальной знати, причудливо сплавленные с элементами церковной символики. Весьма вероятно, что именно потому, что в уборе княжеского храма с такой силой проявилось светское начало и роскошная резьба резко отличала его от строгого епископского Успенского собора, — летописец-церковник и обошел молчанием постройку дворцового собора Всеволода III.

Только в резьбе колончатого пояса церковная тема прозвучала в полную силу. Здесь меж колонок была размещена целая галерея изображений святых. Их живописным прообразом была виденная нами фресковая роспись пояса андреевского Успенского собора. К сожалению, большинство этих фигур заменено позднейшими рельефами. Подлинные скульптуры сохранились полностью лишь в западном членении северного фасада (илл. 28). Они отличаются прекрасным стилем, их головы имеют характерный «параболический» профиль, строга и единообразна разделка одежд и деталей. Среди этих фигур представлены и первые русские святые-феодалы — князья Борис и Глеб. Весьма вероятно, что фигуры пояса образовали грандиозный деисусный чин, в котором видное место занимали русские «небожители» и святые патроны владимирской династии.

Особого внимания заслуживают две крупные скульптурные композиции. Одна помещена в восточной закомаре южного фасада — это сцена «Вознесения Александра Македонского» из популярной средневековой повести «Александрии» (илл. 29). Александр сидит в корзине, к которой привязаны крылатые чудища-грифоны; он держит в поднятых руках маленьких львят — приманку, к которой тянутся грифоны и влекут царя кверху. Над головой Александра две птицы в очень живо переданном резчиком движении полета и удивления. Эта фантастическая тема понималась в древности как символ прославления царской власти, ее апофеоз и хорошо отвечала общей идее образа дворцового собора Всеволода III.

В обращенной к городу восточной закомаре северного фасада скульпторы увековечили и самого «великого» Всеволода III, сидящего на троне с новорожденным сыном

-80-


Димитрием на коленях в окружении поклоняющихся князю-отцу остальных сыновей Всеволодова «большого гнезда».

В пластике Димитриевского собора с еще большей силой сказывается различие двух манер резьбы, начало которых мы видели в Успенском соборе 1158—1160 годов.

Часть резных камней, исполненных в высоком рельефе, отличается большой пластичностью и обнаруживает в их авторах мастеров, хорошо овладевших резьбой по камню, понимающих его пластические возможности. Другая часть камней (их особенно много в западном членении южного фасада) исполнена в чрезвычайно плоском рельефе с обилием деталей орнаментального характера; их резчики явно работают в камне, как в дереве, — они как бы боятся «прорвать» резцом плоскость доски и пользуются почти графической моделировкой формы. Эта последняя манера русских мастеров накладывает свой отпечаток на всю резьбу собора. Она носит в целом ясно выраженный орнаментальный характер. Ее мотивы русские мастера черпали с изделий художественного ремесла из церковных и княжеских сокровищниц. Они могли по-своему понять и переосмыслить эти мотивы, так как мир зверей и чудищ был знаком и русской народной мифологии и сказке. Поэтому сотканный владимирскими резчиками резной убор собора был проникнут большим поэтическим чувством и подлинным вдохновением, приобретая сказочный характер. Благодаря орнаментальности резного убора образы зверей и чудищ теряли свой грозный, устрашающий характер, превращаясь в занимательные и замысловатые мотивы «каменной ткани». Строчное «рядоположение» резных камней очень напоминает принцип народного искусства, где в вышивках, тканях, резных досках крестьянских изб мы встречаемся с той же системой строчного расположения фигур и орнаментов. В то же время эта «строчность» подчеркивала ряды белокаменной кладки, отнюдь не маскируя ее, выявляя грозную «весомость» княжеского собора.

Тесная связь резьбы собора с его архитектурой, ее строчная упорядоченность и орнаментальность являются свое-

-81-


32. Внутренний вид Димитриевского собора

-82-


образной чертой декоративной системы Димитриевского собора, резко отличающей ее от романской скульптуры, где преобладает объемная резьба, обычно размещенная без особой системы на стенах храма, где образы зверей жестоки и чудовищны. Отдельные стилистические черты владимирских рельефов свидетельствуют о том, что их «образцы» глубоко переосмысливались владимирскими резчиками, создавшими неповторимо своеобразную и прекрасную русскую систему скульптурного убора здания. Он развивал и усиливал заложенную в самой архитектуре собора идею апофеоза власти «великого» Всеволода и силы его Владимирской земли.

Столь же прекрасно и внутреннее пространство собора. Очищенный от поздней потемневшей малярной росписи белый интерьер храма производит теперь особенно сильное впечатление своим величием. При небольшой площади храм кажется обширным и просторным, все его членения и проемы необычайно мощны. Широкий и мерный ритм слегка уплощенных арок придает торжественное спокойствие обильному воздухом и светом пространству. В уровне хор его пересекали квадратные брусья деревянных связей; вероятно, они были украшены резьбой, не уступавшей по красоте рельефам фасадов и, возможно, расписанной красками. Как и в Успенском соборе, в пятах арок, несущих мощный барабан главы и своды хор, помещены парные фигуры лежащих львов; но здесь они исполнены в более плоскостной орнаментальной манере, столь характерной для пластики фасадов собора (илл. 25). В кладке северной стены под сводом среднего нефа находится, видимо забракованный резчиками, камень с тонко исполненной плетенкой: возможно, он предназначался для парапетов хор или для убора белокаменной алтарной преграды.

Интерьер собора особенно прекрасен при взгляде на него с высоты хор (илл. 32). Здесь на боковых стенах ясно видны заложенные белым камнем арочные проемы древних входов на хоры.

  Под сводами хор сохранились раскрытые в 1918 году драгоценные остатки фресковой росписи XII века. Это

-83-


фрагменты располагавшейся в западной части храма композиции «Страшного суда». На среднем своде хор представлена главная сцена суда — двенадцать апостолов, сидящих на престолах, и сонм ангельского воинства за ними (илл. 33). На угловом, юго-западном своде изображен итог суда — шествие в рай праведных, ведомых апостолом Петром и сопровождаемых трубящими ангелами, — и самый рай с богоматерью на троне и «праотцами» Авраамом, Исааком и Иаковом под сенью причудливой растительности райского сада. Стиль росписи обнаруживает работу двух мастеров: выдающегося греческого живописца и его талантливого русского соавтора.

Кисти грека принадлежат фигуры апостолов и ангелы южного склона. Апостолы изображены непринужденно беседующими между собой; их стройные фигуры, данные в свободных поворотах, изящно облегает струящаяся прихотливыми складками ткань одежд. Лики апостолов исполнены строгой красоты и наделены индивидуальными, как бы «портретными» чертами, придающими каждому из них большую жизненность. Столь же тонки и прекрасны ангелы южного склона.

-84-


33. Апостолы. Фрагмент фрески «Страшный суд»
Димитриевского собора. XII в.

-85-


Русский художник по-своему воспринял уроки главного мастера. Написанные им ангелы северного склона более человечны и просты, их задумчивые и округлые лики задушевны. Владимирскому художнику свойственна графическая, почти орнаментальная передача черт лица, особенно ясно сказывающаяся в ряде лишенных византийской суровости ликов росписи углового свода. Эта тяга к узорочью сближает вкусы русского живописца с вкусами русских резчиков рельефов собора, исполненных в плоскостной орнаментальной манере. В его искусстве сочетается интерес к впечатлениям живой действительности с любовью к сказочной фантастике и замысловатости. Он вкладывает много изобретательности и поэтичности в изображение невиданных растений рая, одевает святых жен в русские одежды, делает русские пояснительные надписи, сообщает ликам ангелов русские черты.

Особое очарование и благородство придает росписи ее изысканный колорит, построенный на нежных полутонах. Голубые, светло-зеленые, синевато-стальные тона искусно сочетаются со светло-коричневыми, лиловыми, зеленовато-желтыми. Можно представить, какое впечатление производила роспись собора в целом, когда весь интерьер мерцал перламутровыми переливами этих нежных и благородных красок.

  Выйдя из Димитриевского собора, поднимемся на круглый холм с его южной стороны, образовавшийся в конце XVIII века из грунта котлованов для постройки здания Присутственных мест. Мы стоим на изломе городских высот, Перед нами — та же ширь клязьминских пойм и лесов. Действительно, только Киев да Нижний Новгород могли соперничать с древним Владимиром величием своих гордых холмов и захватывающей грандиозностью и красотой пейзажа! Справа из зелени деревьев вздымает свои белокаменные стены и золотой купол Успенский собор. Слева, следуя изгибу высот, белеет стена древнего   Рождественского монастыря, ставшая в начале XVIII века на место валов Среднего города и сейчас очень эффектно опоясывающая его юго-восточный угол (илл. 34).

-86-


Здесь до середины прошлого столетия стоял очень искаженный переделками белокаменный Рождественский собор, построенный почти одновременно с Димитриевским собором, в 1192—1195 годах. Подобно последнему, он был связан со зданиями игуменского двора и, видимо, имел галереи и лестничные башни для входа на хоры, сложенные на этот раз из тонкого кирпича, вновь входившего в конце XII века в обиход строителей. В 1263 году под сводами этого собора был погребен выдающийся государственный деятель и полководец, герой Ледового побоища князь Александр Ярославич Невский. В скорбной речи над его телом митрополит Кирилл сказал: «Уже зашло солнце земли русской».

В 1859—1864 годах храм был «восстановлен», то есть разобран и построен вновь! При этом местные архитекторы в процессе разборки древнего здания внимательно изучили его белокаменные части и построили новый собор в точном соответствии с формами древнего — сделали его модель в натуральную величину (илл. 35).

Собор по своему типу четырехстолпного одноглавого храма был схож с Димитриевским собором, но он разительно отличался от него предельной строгостью своего внешнего оформления. Его широкие фасады были обнажены и суровы, узкие щелевидные окна выступали на их глади подобно крепостным бойницам. Аркатурно-колончатый пояс уступил место сухому и колючему пояску зубчатых треугольников-городков. Резьба была допущена лишь для архивольтов порталов и капителей.

Этот исчезнувший памятник ценен для нас потому, что он показывает, как во владимирском строительстве конца XII века проявились и резко разошлись две линии художественных взглядов. Одна — церковно-монастырская, представлена Успенским собором 1185—1189 годов и собором Рождественского монастыря с их строгостью и аскетической сдержанностью архитектурных форм, с отрицанием богатства и разнообразия скульптурного убранства, явно осуждавшегося церковью как греховное и суетное и напоминавшее о резных языческих идолах. Другое течение представлено Димитриевским собором

-87-


с царственным великолепием его архитектурных форм, с его пышным резным убором, в котором церковное тонуло в причудливом сказочном мире трав и тварей; это течение было явно светским, оно не только выражало художественные взгляды феодальной знати, но было близко и народным вкусам с их любовью к праздничной узорчатости здания, к смелому художественному вымыслу и фантастике. Как мы увидим позднее — в Суздале и Юрьеве-Польском, — этому течению принадлежало будущее.

Рядом с Рождественским собором стояла построенная в 1654 году очень красивая шатровая колокольня с сочной,

 

34. Ограда Рождественского монастыря. Начало XVIII в.

-88-


пластичной обработкой ярусов столпа, образовавшая вместе с собором существенное звено в ряду зданий южной панорамы города.

Продолжим наш путь вдоль стен Рождественского монастыря и еще раз полюбуемся красотой владимирских далей. За углом стены видны теперь застроенные склоны восточной части древнего Владимира — Ветчаного города. Над домами и зеленью возвышается силуэт Богородицкой церкви XVII века.

По пути к ней выйдем на главную улицу города. Здесь, против угла стены Рождественского монастыря, стояли в древности деревянные Ивановские ворота Среднего го-

 

35. Собор Рождественского монастыря. 1192—1195 (Не сохранился)

-89-


рода, а дальше — по Пролетарской улице — уцелели остатки древнейших укреплений города — вала и глубокого рва 1108 года.

Неподалеку, за углом ограды, стоит большой корпус монастырского, так называемого Архиерейского, дома. В состав его левой (восточной) части вошло ныне застроенное старое здание Святых ворот. Их свод сохранил превосходную фресковую роспись XVII века, повторявшую почти в полном виде композицию Страшного суда, фрагменты которой мы видели в Успенском соборе.

Пройдем по улице III Интернационала вдоль Ветчаного города до большого здания бывшей духовной семинарии. Здесь был центр древнего посада, и вокруг небольшой площади группировалось несколько деревянных церквей, высокие силуэты которых оживляли картину застроенного деревянными избами района. В XVII—XVIII веках на месте деревянных храмов возникли каменные. Лучший из них сохранился до нашего времени.

  Как гласит резная на камне надпись у входа, церковь Успения богородицы (илл. 37) построена в 1649 году «тщанием и трудами владимирцев гостиной сотни Патрикея, Андрея, Григорья Денисовых детей Родионова с своими племянники, да володимерцов посадских людей Василия Обросимова сына Хмылова, Семиона сына Сомова в вечные блага ...». Это были разбогатевшие выходцы из среды посадского люда, торговцы, родоначальники купеческих фамилий дореволюционного Владимира. Сохранившийся храм и старые его описания позволяют составить представление о вкусах владимирского «третьего сословия» XVII века и мастерстве строителей и художников этой поры последнего расцвета древнерусского искусства.

Храм (реставрирован в 1961 г. А. В. и И.А.Столетовыми) очень красиво поставлен на той же южной кромке городских высот, на которой воздвигали свои белокаменные соборы зодчие XII века. Богородицкая церковь и завершает восточное крыло южного «фасада» древнего города. Может быть, это ее положение и пониженность рельефа по сравнению с городским центром и продиктовали выбор зодчими ее высоких пропорций и ее увенчание пуч-

-90-


ком больших, тесно поставленных пяти луковичных глав; церковь не потерялась в городской панораме и была прекрасно видна как из-за реки, так и из Среднего города. Тип здания знаком нам по церкви Николы в Галеях — это храм с трапезной и колокольней на ее торце. Расчлененный лопатками стройный четверик завершается сочным карнизом с глубокими впадинами килевидных кокошников, над которыми поднимается нарядное и затейливое завершение храма из ярусов кокошников «в перебежку». Над ними на обработанных маленькими кокошничками с кровельками из луженого «белого» железа постаментах высятся пять луковичных глав, крытых первоначально деревянным чешуйчатым лемехом, приобретавшим серебристый цвет. С северной и западной сторон храм окружает открытая аркада паперти. К входам подводят крыльца. На северную сторону, к главной улице, выходит особенно нарядное крыльцо. Главка трапезной сверкала зеленой черепицей.

Незаурядный талант зодчего сказался особенно ярко в композиции колокольни. Ее нижний четверик был использован для устройства первого яруса звона и был прорезан широкими полукруглыми арками. В отличие от обычного типа колоколен, где над четвериком возвышался высокий «столп» восьмерика, поднимающий ярус звона, зодчий опустил восьмерик, но зато сделал ярус звона исключительно изысканным. Он очень вытянут, его диагональные грани и арки уже граней и арок по осям постройки. Так же вытянуты и утончены оконца — слухи шатра, служившего резонатором звона и крытого луженым «белым» железом.

При церкви был небольшой монастырек, так что она была окружена служебными и жилыми зданиями и оградой, в которой было двое каменных ворот; двухпролетные Святые ворота завершались двумя шатрами с зелеными черепичными главками. С живым образцом подобных ворот мы встретимся в Суздале (илл. 81).

Таким образом церковь включалась в живописный ансамбль группировавшихся вокруг нее деревянных и каменных построек с их серебристыми и зелеными верхами,

-91-


 36. «Тощая свеча» из Богородицкой церкви.
 XVII в. (Владимир, Музей)

к которым древнерусские мастера всегда питали особую любовь.

Древний интерьер храма был, по словам его старой описи, столь же красочен и наряден. Стены паперти были покрыты цветистой росписью; ее фрагменты сохранились около северного и западного входов; слева от последнего в резном белокаменном киоте с двумя кокошниками и помещена резная запись о постройке храма владимирскими богатеями. В трапезной стояли две печи, облицованные зелеными узорчатыми изразцами. Высокое и светлое помещение храма было также украшено росписью; зодчие позаботились об его акустике, устроив в стенах резонаторы-голосники. Образа иконостаса были окаймлены лентами тисненого серебра, а царские двери и шатровая надпрестольная сень — «писаны по вырезу сусальным золотом, серебром и краски». Об узорчатости и радостной цветистости декоративной обработки интерьера дают представление хранящиеся во Владимирском музее «тощие свечи» из Богородицкой церкви (илл. 36). Это полые внутри, стоящие на белокаменных постаментах восковые цилиндры, на поверхность которых горячим цветным воском нанесен поразительный по красоте и звонкости цвета орнамент. И здесь именитые строители храма не упустили случая увековечить свои имена в идущей по верху цилиндра узорчатой «вязевой» надписи: сооружение каменного храма и его украшение было не только даром божеству,

-92-


37. Богородицкая церковь. 1649

«помогавшему» владимирским богатеям в их стяжательстве, но и служило делу прославления богатства «гостиных и промышленных людей». В искусстве посадских верхов русского города XVII века с необычайной силой выступают вкусы народа, из толщи которого поднималось купечество. Богородицкая церковь, характер которой мы попытались обрисовать, пользуясь скупыми словами старой описи, интересна для нас потому, что она показывает, что и Владимир, захолустный город XVII века, не остался в стороне от того бурного развития народного творчества, которое било ключом в Москве, городах Поволжья — Ярославле, Костроме и других крупнейших центрах экономической и культурной жизни этой поры. С отражением этого процесса в живописи мы познакомимся в соборе Княгинина монастыря.

  Мы прошли путь от Золотых ворот по замечательным памятникам южного «фасада» города почти до его восточного конца, Теперь мы должны вернуться в западную часть древнего Владимира, к Княгинину монастырю. По улице Герцена мы выходим ко рву и валу города 1108 года.

-93-


Он прорезан теперь проездом. Справа еще хорошо виден глубокий ров, переходящий в овраг, и склоны могучего вала. Идя далее по улице Подбельского, вспомним, что в XII веке в ее зоне лежал беспокойный торг древнего Владимира, перемещенный сюда при Всеволоде III в связи с бурными городскими волнениями. Где-то здесь, под землей, лежат доселе не найденные развалины последней монументальной постройки домонгольской поры — каменной церкви Воздвижения, созданной в 1218 году по распоряжению князя Константина Всеволодовича. Она еще была цела в начале XVIII века и изображена на «чертеже» Владимира 1715 года (илл. 2). Судя по этому миниатюрному рисунку, она была небольшой, возможно, бесстолпной церковью. Почему-то она привлекла внимание московского правительства, и в 1469 году ее ремонтировал московский строитель В. Д. Ермолин. Выйдя к западному концу улицы Подбельского, посмотрим вправо — здесь, на левой стороне Комсомольской улицы, лежат остатки валов 1108 года. В верховьях или внизу глубокого спуска стояли Медные ворота Нового города 1158—1164 годов, выводившие к Лыбеди.

Теперь пройдем в северо-западную часть древнего Владимира. На месте существующего сквера с XVI—XVII веков и до недавнего времени была большая базарная площадь, чрезвычайно загрязнявшая центр города. Миновав сквер, свернем направо, к древнему Успенскому монастырю.

  На рубеже XII—XIII веков жена Всеволода III княгиня Мария Шварновна основала в северо-западном углу Нового города женский княжеский Успенский монастырь, названный поэтому Княгининым. Подобно детинцу и Рождественскому монастырю, и этот монастырь был как бы «городком» внутри города, маленькой крепостью внутри большой.

В ее центре в 1200—1201 годах был построен Успенский собор. О его судьбах в последующие столетия мы почти ничего не знаем, но существующее здание является постройкой рубежа XV—XVI веков. Это большой

-94-


38. Успенский собор Княгинина монастыря. XV—XVI вв.

четырехстолпный одноглавый кирпичный храм с широким членением фасадов, тремя мощными алтарными апсидами, двумя приделами. Особенно интересна система древнего верха храма (реставрирован в 1960 г. И.А.Столетовым; илл. 38). Над его фасадными закомарами возвышается прямоугольный постамент, в свою очередь обработанный килевидными кокошниками; венок меньших кокошников положен в основании барабана главы. Таким образом, верх храма имел характерную для XV—XVI веков ярусную композицию, а его низ был, возможно, опоясан галереей.

-95-


39. Страшный суд. Фрагмент фрески Успенского собора Княгинина монастыря. 1647—1648

-96-


В последующее время, вероятно в XVI—XVII веках, были перестроены угловые приделы собора, в XVIII веке были растесаны алтарные окна, а в 1823 году здание окружила новая паперть, в состав которой вошла нижняя часть стоявшей у юго-западного угла собора колокольни XVII века.

Археологические исследования здания показали, что оно почти точно поставлено на основаниях храма 1200—1201 годов, повторяя его план, близкий плану Димитриевского собора. Но стены древней постройки были сложены не из белого камня, а из тонкого кирпича-плинфы на прочном известковом растворе с примесью кирпичной крошки: владимирские строители на рубеже XII—XIII веков вновь начали применять кирпич. При раскопках были найдены блоки такой кладки разрушенных верхних частей здания и, что особенно важно, — лекальные кирпичи от перспективных порталов и сложных «пучковых» фасадных пилястр. Подобные пилястры в зданиях конца XII—начала XIII столетия обычно связаны с разрабатывавшейся в эту пору русскими зодчими высотной композицией крестово-купольного храма, завершавшегося поднятой на ярусном основании главой. Это было передовое направление в архитектуре той поры, связанное с ростом городской культуры, переоценкой старых и поисками новых национальных форм культового здания. Есть все основания думать, что Княгинин собор был одним из памятников этого течения. Возможно также, что ярусный верх существующего храма в какой-то мере воспроизводил сложную форму верха первоначального здания 1200—1201 годов. Однако оно, видимо, совершенно не имело каких-либо элементов скульптурного убора. Это был строгий монастырский собор, родственный в этом Успенскому епископскому и монастырскому Рождественскому собору.

Из летописей известно о погребении в Княгинином соборе в XIII веке его строительницы княгини Марии, ее сестры Анны, второй жены Всеволода III, жены и дочери Александра Невского. Но любопытно, что аркосолии с их погребениями находятся ныне в наружных восточных членениях боковых фасадов существующего храма (аркосолии теперь заложены). Следовательно, к древнему

-97-


собору примыкали какие-то пристройки. Археологические разведки установили, что действительно храм изначально был окружен с трех сторон неширокой галереей, украшенной, как и сам собор, нарядным полом из цветных майоликовых плиток. Возможно, что восточные участки галереи занимали приделы — Благовещенский с юга и Христорождественский с севера. Здесь, в наиболее почетном месте, и находились погребения княгинь. Низкие галереи создавали ступенчатость силуэта здания, как бы предварявшую ярусность его верха.

С Княгининым собором связана интересная история с «мощами» некоего купца Авраамия, который вел разведку в земле волжских болгар в пользу владимирского князя, был в 1229 году схвачен ими и убит. Вокруг этого происшествия возникло шумное политическое дело: останки этого ловкого торговца в 1230 году были торжественно привезены во Владимир и с почестями положены в монастырском соборе как «мощи» нового «страстотерпца». В обстановке напряженной борьбы с восточными соседями эта новая «святыня» играла немалую политическую роль.

  Войдем внутрь собора. Здесь о его связи с древним храмом напоминают крестчатые столбы, величественные полукружия апсид и маленький аркосолий в северной стене. Но весь облик интерьера принадлежит зданию конца XV — начала XVI века. Пространство храма характеризуется необычайной свободой и воздушностью. Стены не расчленены лопатками, их широкая гладь усиливает впечатление единства пространства; подпружные арки опираются на вделанные в стены профилированные консоли и широкие двухъярусные карнизы столбов. Арки, несущие купол, ступенчато повышены по отношению к сводам боковых нефов, создавая движение пространства кверху и лучшие условия для его освещения светом окон барабана. Эта система сводов и нашла свое выражение в ступенчатом, ярусном верхе здания, о котором мы говорили выше.

Интерьер собора сейчас особенно прекрасен благодаря его хорошо сохранившейся и расчищенной советскими

-98-


реставраторами фресковой росписи (нераскрытой осталась роспись сводов). Она была исполнена по заказу патриарха Иосифа в 1647—1648 годах московскими «государевыми иконописцами» во главе с крупным мастером Марком Матвеевым, работавшим до того над росписью московского Успенского собора. Это один из ранних русских монументальных ансамблей, где с большой силой и яркостью проявляются новые художественные вкусы XVII века с их любовью к жизнерадостной красочности живописи, интересом к многосложной повествовательной подробности композиций, к реальным бытовым деталям, заимствованным из окружающей жизни. Вместе с тем в сложности росписи сказывается знакомство художников с разнообразной богословской литературой.

Портал западного входа, покрытый цветистой орнаментальной росписью, как бы предваряет художественный эффект живописного ансамбля. Роспись расположена в несколько ярусов, разделенных на отдельные «клейма». Изложить в кратком рассказе ее содержание нет возможности. Поэтому обратим внимание лишь на ее главные сюжеты. В конхе алтарной апсиды помещена большая композиция «Да молчит всякая плоть человеча», изображающая в очень сложном истолковании главное «таинство» — ((Превращение» хлеба и вина в плоть и кровь Христа. Эти «святые дары» несет процессия ангелов, почему данная композиция называется также «великим выходом». Художник использовал эту тему для показа красочного и многолюдного зрелища. Ниже на стене апсиды, слева и справа, помещена композиция Евхаристия (причащение Христом апостолов). В росписи алтарной части иллюстрирован также ряд рассказов «пролога» — книги избранных чтений о жизни святых и назидательных новелл. На лицевой стороне алтарной арки развернута большая композиция «Успения богородицы», которому посвящен храм. Рассказ о богородице продолжается и в росписи южной стены, где, начиная с третьего яруса, иллюстрирован акафист (похвала) богоматери, представленный в серии символических композиций и изображений чудес. Здесь множество любопытных подробностей, гово-

-99-


рящих о наивном понимании художниками своих сюжетов. В росписи столбов интересны изображения владимирских князей, в том числе Андрея Боголюбского (на северной стороне юго-западного столба). Угловые крестовые своды заняты крупными изображениями Христа, Саваофа и богоматери Знамения, а основные коробовые своды — изображениями «двунадесятых праздников».

Но наибольшее впечатление производит композиция «Страшный суд», помещенная на западной стене (илл. 39). Раньше мы видели фрагменты этой композиции в росписях XII и XV веков в Димитриевском и Успенском соборах. Там она членилась на отдельные части, расположенные на сводах хор, арках и столбах. Здесь хор нет, и художники получили в свое распоряжение огромную плоскость стены, на которой они могли свободно развернуть свою гран-

40. Никитская церковь.
1762—1765

-100-


диозную тему. И нужно сказать, что они показали себя выдающимися мастерами-монументалистами, великолепно использовав представившуюся возможность. Под окном — в кругу из крылатых серафимов — судия-Христос, на роскошном троне. По его сторонам — окруженные клубящимися облаками апостолы на престолах с сонмом ангельского воинства. К ногам судии припадают «прародители» Адам и Ева, молящие за род человеческий, ниже — ангелы суда, а внизу, над самым дверным проемом, крошечная обнаженная фигурка — человеческая душа, затерявшаяся в грозном многолюдстве судилища.

В нижней части стены помещены сцены ада и рая. Огромный чешуйчатый змей извивается в правой половине картины, опутывая своими петлями толпу осужденных на вечную муку грешников. Среди них выделяется группа иноземцев в западноевропейских и восточных костюмах; это не только «иноверцы» — «треклятые люторы» и «агаряне», — но и опасные конкуренты русских купцов и промышленников, это и определяет их посмертную судьбу. Сзади — в круге — момент воскрешения мертвых. В противоположном левом углу у входа, также в диске — символы «четырех царств». Адская зонд вымежевана светлым контуром — здесь «огнь неугасимый» и в особых круглых медальонах со вкусом представлены разновидности адских мук. Само тонкое тело змея унизано белыми бумажными кольцами с именами грехов — «убийство», «грабление», «гнев» и пр., рассчитанными на прочтение их молящимися. Справа в углу — сам ад и множество крылатых дьяволов. В левой половине — группа праведников и уже знакомая нам картина рая, куда апостол Петр (внизу) ведет оправданных судом. Врата рая изображены в духе архитектуры XVII века — такие ворота с шатриками на углах известны у ряда сооружений этой поры. Над ними — в круге — богоматерь на троне, с двумя ангелами. В углу «лоно Авраамово» и райский сад, растительность которого переходит и на подоконник.

Многосложность сюжета очень умело преодолена художниками, создавшими ясную и в то же время много-

-101-


составную композицию, смысл которой хорошо доходил до зрителя и был дополнительно комментирован многочисленными надписями. Эта огромная картина, как и роспись в целом, привлекала внимание и своими чисто художественными качествами. Особенно хорош изысканный колорит росписи с ее пурпурно-фиолетовыми, вишнево-красными, зеленовато-голубыми, золотистыми тонами. Цветовому богатству фресок вторит мастерство композиции и отточенность форм, узорчатая орнаментальность, изящество множества реальных и фантастических существ, хрупкость и некоторая манерность подвижных, как бы охваченных тревогой людей и небожителей. Роспись прекрасно гармонировала с просторным и светлым интерьером храма, создавая отнюдь не мрачное и монашеское, но радостное и «мирское» настроение. С подобными росписями мы еще встретимся в Суздале.

Выйдем на улицу и пройдем направо к церкви Никиты-мученика. На площади слева разбит сквер; его восточный край лежит на линии проходившего здесь от Золотых ворот вала Нового города. В месте поворота дороги к Никитскому спуску к Лыбеди стояли древние Иринины ворота. За чертой вала в древности начинался дремучий лес, воспоминание о котором сохранилось в названиях улиц — Большие и Малые Ременники (от слова «рамень» — лес).

  Никитская церковь построена в 1762—1765 годах владимирским купцом Семеном Лазаревым (илл. 40). По своей архитектуре она резко отличается от виденных нами храмов XVIII века, несших в той или иной мере переживания художественных традиций XVII столетия. Правда, в основе ее композиции можно почувствовать связь с типом трапезной церкви, но он реализован совершенно иными средствами — новые художественные вкусы XVIII века здесь выражены очень ярко. Если мысленно отбросить сделанные в середине XIX века двухэтажные пристройки, то перед нами окажется здание, в основе своей больше похожее на нарядный трехэтажный дворец, нежели на церковь. Внутри каждый этаж имел свой красивый иконостас и был залит светом, лившимся из больших

-102-


окон боковых стен, также напоминая просторные и светлые дворцовые залы, созданные скорее для танца, нежели для молитвы. Наружная обработка здания выдержана в формах барокко. Особенно красива стройная колокольня с ее сильными пучками угловых пилястр и мотивом волют в верхнем ярусе. Этот мотив, полюбившийся зодчему, был повторен им и в обработке верха церкви, его люкарнах и изящных четвериках под главой. Любопытно, что очень близкий по композиции и деталям храм есть в г. Дмитрове (Тихвинская церковь; 1801). Возможно, что ее зодчий видел владимирскую церковь Никиты и почти точно повторил ее формы в новой постройке,

Мы закончили обзор древних памятников и исторических мест Владимира, и наш путь теперь лежит к знаменитому Боголюбову-городу.

 -103-


[Пустая страница]

-104-


[Пустая страница]

-105-


  БОГОЛЮБОВО

-106-


  Дорога к Боголюбову и теперь идет примерно по направлению древнего пути из стольного Владимира к великокняжескому замку Боголюбову-городу.

Покидая, Владимир, скажем о древних памятниках и урочищах его окраин. Когда автобус спускается по центральной улице города, оглянемся еще раз вправо, и перед глазами промелькнет почти скрытый огромным корпусом старой семинарии изящный силуэт Богородицкой церкви. Подъезжая к бывш. мосту через Лыбедь, вспомним, что под асфальтом улицы в древней владимирской земле лежат фундаменты Серебряных ворот XII века. Около них в 1174 году владимирские горожане встречали тело князя Андрея, убитого заговорщиками-боярами в Боголюбовском замке.

И вот мы за чертой древнего Владимира. Пересекаем речку Ирпень, по течению которой еще в прошлом столетии сохраняли свои имена древние урочища — Княжой луг и Ярилова долина — и было место Федоровского монастыря XII века, где владимирские археологи еще сто лет назад находили цветные майоликовые плитки от пола древнего храма. Дальше, на подъеме полей, видно древнее Красное (что значило «красивое») село, отмеченное высоким силуэтом шатровой колокольни. Поднимаемся по склону к Доброму селу.

Оглядываясь с его высоты на город, хочется помянуть добрым словом удивительное искусство древнерусских градостроителей, столь чутко понимавших естественную красоту земного рельефа и пейзажа, с которыми неразрывно связывались их постройки. Отсюда, с добросельской горы, видно, как городские высоты завершаются словно вырастающими из земли соборами детинца. Они и теперь, с ростом застройки города, не потеряли своего господствующего значения в его ансамбле.

Доброе село — одно из древних поселений владимирской округи; на его восточной окраине находился курганный могильник XII—XIII веков. Видимо, в эту пору здесь и обосновался Константино-Еленинский монастырь — один из форпостов Владимира, расположенный на высоте, где теперь стоит существующая новая церковь середины

-107-


XVIII века. Один из древнейших русских актов — Уставная грамота, данная в 1391 году митрополитом Киприаном Константино-Еленинскому монастырю, — рисует картину отношений «духовных отцов» с их крестьянами — «сиротами монастырскими». Они были обязаны поддерживать монастырские деревянные укрепления, строить хоромы, огораживать сады, пахать «игуменов жеребей», засевать и убирать его, косить и свозить сено, плести сети и ловить на монастырь зимой и летом рыбу, а осенью бить в окрестных озерах на пойме и «истоках» драгоценных бобров; по праздникам нужно было нести игумену дары, «что у кого в руках», молоть зерно, печь хлеб и варить пиво. Что же оставалось самим «монастырским сиротам»?!

За Добрым селом, справа от шоссе, при разработке глиняных карьеров обнаружены следы древнейшего в крае поселения людей каменного века. Дальше, на высоком краю левобережной клязьминской гряды, сохранилось кольцо земляных валов древней крепости, выросшей в XII веке на месте славяно-мерянского поселка IX—XI веков над устьем оврага и излучиной Клязьмы. Оврагом протекала речка Сунгирь, еще в XVII веке способная вертеть колесо стоявшей на ней мельницы Константино-Еленинского монастыря. Имя речки, как и соседнего села Суромны — следы древних дорусских названий. С городка был хорошо виден как монастырь, так и широкая клязьминская пойма вплоть до нерльского устья. Крепость обороняла тот же боевой рубеж Владимирской земли, на которой стоял и сам стольный Владимир. Сунгиревский городок хорошо виден с подъема дороги после моста через Сунгиревский овраг к Боголюбову.

  И вот мы въезжаем в большое село Боголюбово, знаменитое в истории русского народа и его культуры XII столетия. Оно живописно раскинулось на высоких холмах, с которых хорошо видна клязьминская пойма, крутые петли реки, заречные леса и белеющий вдали храм Покрова на Нерли. Сохранившиеся в Боголюбове памятники возвращают нас к той же бурной и полной напряженной борьбы начальной поре княжения Андрея Боголюбского, когда в 1158—1165 годах расширялась и

-108-


обстраивалась прекрасными зданиями новая столица Суздальской земли — Владимир. В эти же годы строится и княжеский город Боголюбов. С тех пор русло Клязьмы отошло к югу от боголюбовских высот — в древности же оно пролегало у самого их подножия, оставив здесь заболоченное озеро, носившее название Старой Клязьмы. Над ней господствовал пятнадцатиметровый высокий берег, с которого было видно устье реки Нерли, несшей в Клязьму свои светлые тихие воды из середины Суздальской земли — ее плодородного «ополья». Верховья клязьминской Нерли близко сходились с верховьями Нерли волжской, образуя важнейшую для Северо-Восточной Руси водную дорогу, пересекавшую по диагонали обширный и богатый край. Вокруг его старых городов, Ростова и Суздаля, группировалась могущественная старобоярская знать с ее своекорыстными и узкими местными интересами, раскинувшая свои владения по всему Залесью вплоть до Москвы-реки. Перенос столицы во Владимир, пригород старых центров края, молодой город «мизиньных» людей, был тяжким ударом по независимости боярства и угрожал его политическому господству. В этой начинающейся борьбе огромное значение имело обладание выходом нерльского пути в Клязьму. Здесь-то и ставится новая княжеская крепость и пышная резиденция владимирского князя — Боголюбов-город.

Как и во Владимире, место крепости было предопределено условиями естественного рельефа: к реке с севера спускался глубокий овраг — залив Клязьмы, он и стал западным краем города. Его плато, обрывавшееся к реке крутым склоном, с востока и севера не имело естественных преград, и владимирским горододельцам пришлось опоясать город со всех сторон земляным валом, а с севера и востока еще и рвом. Распаханный и стертый с лица земли в северо-восточной части, он прекрасно сохранился по западному краю города над оврагом. Его прорезает шоссе; слева видны могучие склоны, поросшие вековыми вязами, справа — на гребне вала — стоит новая белая монастырская ограда. Шоссе входит в город там же, где входила дорога в XII веке, и в месте разрыва валов тогда

-109-


стояла воротная башня замка. Летопись, рассказывая о строительстве князя Андрея, сообщает, что князь «создал собе город камен». В это сообщение не очень верилось, так как никаких следов каменных оборонительных сооружений не сохранилось, к тому же постройка XII веке каменной крепости на лесном северо-востоке Руси было бы случаем исключительным. Однако раскопки 1934—1954 годов подтвердили слова летописца: на южном склоне замкового холма были открыты остатки основания прекрасно сложенной из белого тесаного камня стены или башни, а на гребне западного вала — подошва мощного фундамента стены, сложенного из булыжника на известковом растворе. Таким образом, действительно, на берегу Клязьмы при устье Нерли в 1158—1165 годах вы-

41. Икона Боголюбовской богоматери.
 Фрагмент. XII в. (Владимир. Музей)

-110-


росли белокаменные твердыни княжеского замка. Боголюбов-город замкнул цепь укреплений левого берега Клязьмы: Владимир, Константино-Еленинский монастырь, крепость над Сунгирем. Как и эти крепости, замок занял территорию более раннего дорусского сельского поселения IX—XI веков.

Строительство замка, знаменовавшее очень дерзкий и крутой шаг князя, поставившего под свой надзор нерльское устье, должно было вызвать сильное недовольство старобоярской знати. Поэтому основание замка было обставлено организованными преданным князю духовенством «чудесами». Рассказывали, что когда Андрей шел с юга в Ростово-Суздальскую землю, везя с собой в Ростов «чудотворную» икону богородицы, кони, везшие святыню, якобы остановились на месте Боголюбова, и их не могли стронуть с места. Рассказывали еще, что сама богородица явилась князю, когда он спал в походном шатре,— она молилась за него Христу, беря его под свое «высочайшее покровительство». Эта легенда отразилась в заказанной князем большой монументальной иконе богородицы, хранящейся теперь во Владимирском музее. К сожалению, живопись этого памятника дошла до нас в очень плохом состоянии. Богородица представлена стоящей и молящейся Христу, а на верхнем поле иконы помещена композиция деисуса, то есть повторена та же тема моления и защиты, — очень популярный во владимирском искусстве XII века сюжет. Судя по уцелевшим остаткам живописи (илл. 41), икона не уступала по своей красоте и выразительности знаменитой Владимирской иконе. Она получила имя Боголюбовской. В связи со всеми этими обстоятельствами и новый город был назван Боголюбовым («место богом любимое»), а самого князя прозвали Боголюбским.

Южную часть древнего Боголюбова-города занимает обосновавшийся в XIII веке в покинутом замке Боголюбов монастырь, широко использовавший для привлечения богомольцев чудесные легенды этого места, Боголюбовскую икону и в особенности память об убийстве здесь князя Андрея Боголюбского, канонизованного церковью

-111-


в 1702 году. Все это позволило монастырю вести крупное строительство. Белая монастырская ограда, идущая вдоль шоссе, видимо, проходит по линии древней внутренней стены замка, отграничивавшей его собственно дворцовую часть. В северной половине, вероятно, жила дворцовая челядь, княжеские слуги и ремесленники. Над Святыми воротами монастыря высится сооруженная в 1841 году огромная колокольня с торжественной аркой и церковью под звоном. Прямо за колокольней громоздится массив монастырского собора, построенного в 1866 году в казенном византийско-русском стиле. Обе эти постройки резко противоречат масштабам древнего замкового холма и драгоценных остатков построек княжеского дворца XII века, они как бы подавляют все окружающее своей нарочитой огромностью. Минуя эти постройки, войдем внутрь ограды через ворота слева от колокольни и остановимся в середине небольшого монастырского двора: мы находимся примерно в центре дворцовой площади княжеского замка. Ее выстланная белокаменными плитами древняя поверхность лежит под нашими ногами на глубине около 1,5 м, под слоями разрушений и перекрывавшей их земли.

  Не много сохранилось от дворцового ансамбля. Видимо, уже после смерти Андрея его Боголюбов-город перестал привлекать внимание владимирских князей. Впервые в 1177 году его разорил и пограбил рязанский князь Глеб, а потом ураган монгольского нашествия снес с лица земли его крепостные стены; вероятно, были сильно разрушены и дворцовые здания, камень которых растаскивался потом на нужды монастырского строительства. Вдоль южного края ограды стоит сильно искаженный в 1804 году переделками корпус Благовещенской церкви (1683). На ее месте, по преданию, стояла церковь Леонтия, якобы построенная Андреем Боголюбским. Рядом с ней — часовня XVII века «святой шатер», которая, как скажем ниже, действительно стоит на развалинах одного из интереснейших зданий замка XII столетия.

В конце XVII века еще был цел древний дворцовый собор Рождества богородицы, описанный местным мона-

-112-


42. Дворцовый собор Боголюбовского замка. XII в. — 1751.
Переход и лестничная башня. XII в.

-113-


стырским летописцем игуменом Аристархом. Он же рассказывает и о гибели этого памятника. Невежественный игумен Ипполит, пожелавший видеть в храме «большую светлость», распорядился проломить в его стенах огромные окна, и древний собор в 1722 году рухнул. По счастливой случайности уцелела часть его северной стены, удержанная примыкающим к ней древним переходом, связанным с лестничной башней. Последние были сохранены, так как это было чтимое место — здесь был убит князь Андрей. Собор же был разобран, и на основании его стен в 1751 году была построена существующая церковь. Рассматривая западный фасад этих построек (илл. 42), мы легко отличаем древние части по их колончатым поясам и узким окнам, уже знакомым нам по памятникам Владимира; на западном же фасаде нового собора вставлены резные львиные маски, уцелевшие от резного убранства древнего храма.

Чтобы восстановить картину княжеского дворца XII века, мы должны соединить все данные источников и материалы раскопок. Мы попытаемся рассказать об этом так, чтобы перед читателем прошли основные факты и из них перед его мысленным взором возник бы живой образ дворцовых зданий, словно они вновь реально стоят на древней боголюбовской земле.

Собор был центром дворцового ансамбля. Современник строительства дворца и собора, приближенный князя вышгородский священник Микула, в своей полной трагизма повести об убийстве Андрея с изумлением писал о красоте и драгоценном убранстве храма, его «золотых» полах, окованных «золотом» порталах и дверях, драгоценной утвари. По словам Микулы, князь хорошо понимал силу искусства и приказывал вводить на соборные хоры гостей и послов с киевского юга, из византийского и западного зарубежья, чтобы они видели красоту храма и выраженное в его богатстве и красоте могущество владимирского князя. Шестью веками позже игумен Аристарх отмечал, что собор был в точности похож на Покров на Нерли; он писал также о необычайных круглых столбах собора, увенчанных огромными «коронами». Все это каза-

-114-


лось вымыслом или преувеличением. Однако раскопки 1934—1938 годов показали, что все это близко к истине.

Войдем в западную пристройку у собора. Перед нами — нижняя часть западного фасада собора 1158 года с его великолепно тесанным аттическим цоколем, мощными пилястрами с полуколоннами, опирающимися на романские базы с угловыми рогами-грифами. В центре — портал знакомых нам форм, но на его колонках сохранились следы гвоздей, под которыми местами прослеживались мелкие кусочки тонких листов вызолоченной меди. Следовательно, он действительно был окован как бы «золотом». При раскопках были найдены и резные камни соборного фасада — обломки пышных лиственных капителей, женские маски, связанные с посвящением храма богоматери. Маски не были одинаковы: одни передавали тонкие и безмятежные девичьи лики, другие были полны напряжения и сосредоточенной мысли, скупо переданной складкой на лбу и глубоко посаженными глазами (илл. 44). От тесанных из белого камня водометов, лежавших меж закомар собора, найдена круглая скульптура — голова собаки или дракона, изваянного на верхней части лотка (илл. 43).

Войдем внутрь собора, где его вскрытая раскопками южная часть оставлена для обозрения. Столбы новой церкви покоятся на основании древних круглых столбов-колонн с аттическими базами (илл. 47). Их стволы были расписаны фреской под белый мрамор и завершались в высоте под сводами огромными позолоченными лиственными капителями, напомнившими монаху-летописцу «короны». Древний пол собора не сохранился, но на его известковой подготовке при ее вскрытии были видны зеленоватые контуры устилавших его больших прямоугольных медных плит, запаянных оловом; были найдены и обломки этих плит красной меди. Начищенные до блеска, они казались «золотыми». У юго-восточного столба сохранились камни белокаменной алтарной преграды. Она была невысока, и над ее аркадой был виден золоченый шатер надпрестольной сени-кивория, о красоте которой летописец сказал, что сень была «измечтана всею

-115-


хитростью». В слоях разрушения собора, оставленных при его разборке, лежали целые пласты мелких обломков фресок, покрывавших стены и своды собора. Насколько можно судить по сохранившимся фрагментам, цветовая гамма росписи была сдержанна и изысканна. Преобладали охристые, зеленые и синие тона. Фигуры святых выступали в арочных обрамлениях с акантовым орнаментом, хорошо связывавших роспись с архитектурой храма, как это было и во владимирском Успенском соборе. В западной трети собора, среди обломков камня, было собрано много обломков майоликовых плиток от нарядного пола хор; на некоторых из них были изображения чудищ и цветов (илл. 45). Блестящая поверхность медного пола храма и зеркальная гладь цветной майолики отражали снопы света, лившегося из окон и барабана главы и лучи свечей в драгоценных люстрах-паникадилах. Художественный эффект интерьера усиливали цветные ткани и завесы алтарной преграды, обилие золотой и серебряной утвари. В западной части северной стены сохранилась древняя арка входа на хоры. Они были высоко подняты, и залитое светом и сиявшее красками росписи пространство собора казалось необычайно просторным и устремленным ввысь. Действительно, было чем гордиться владимирскому князю,

43. Резной камень дворцового собора. XII в.

-116-


44. Резная маска дворцового 
собора. XII в.

45. Майоликовая плитка дворцового
 собора.  XII в. (Владимир, Музей)

было чему изумляться гостям и послам из чужих земель!

В соборе теперь выставлены найденные при раскопках архитектурные фрагменты. Здесь же стоит четырехликая капитель, являвшаяся деталью упоминаемого летописью притвора собора. Он, как можно думать, представлял собой открытый портик перед выходившим на дворцовую площадь западным порталом. Его арки и опирались на две угловые колонны с четырехликими капителями. Среди собранных в соборе фрагментов находится и драгоценный памятник русского письма XII века — белокаменный крест с резной надписью «похвалы кресту», первоначально стоявший на устье Нерли как путеводный знак, предупреждавший об отмелях и перекатах на слиянии рек.

Выйдем через северный портал и остановимся под сводом перехода: слева — часть древней стены собора, из под арки видны клинчатые консоли его колончатого пояса и часть полуколонки пилястры. Следовательно, собор был отде-

-117-


46. Дворцовый собор. XII в.
 Реконструкция автора

лан с этой стороны полностью, хотя над поясом был уже выложен проем входа на хоры, и мастера знали, что колонки пояса исчезнут, закрытые пристройкой перехода...

Сведения летописцев и данные раскопок позволяют дать реконструкцию дворцового собора (илл. 46).

  Теперь мы войдем в лестничную башню (реставрирована в 1963 г. Л.С.Филипповой; илл. 48) — свидетельницу трагедии, разыгравшейся в Боголюбовском замке в черную июньскую ночь 1174 года... Израненный заговорщиками-боярами в своей опочивальне, князь Андрей сполз по ступеням лестничной башни, скрылся в нише за «столпом восходным» и был здесь добит убийцами. О событиях этой ночи и последующих дней восстания во Владимире и Боголюбове с поразительным реализмом и страстностью рассказывает повесть попа Микулы, использовавшего данные судебного допроса заговорщиков, рассказы очевидцев и свои впечатления о грозных днях «мятежа». Каменные ступени винтовой, перекрытой ползучим сводом и освещенной узкими, похожими на бойницы оконцами (илл. 49) лестницы выводят на второй этаж. Великолепное тройное окно с массивными колонками и резными

-118-


капителями (илл. 51) смотрит через замковую стену вдаль нерльской поймы, где белеет церковь Покрова на Нерли. Стена с дверью на переход к хорам украшена колончатым поясом — это пояс северного фасада перехода, справа он прикрыт аркой примкнувшей к нему лестничной башни. Снова мы видим систему, характерную для строительства того времени, — отделывать каждую часть ансамбля целиком, даже с той стороны, где заведомо примкнет новое звено. Возможно, что новая роспись пояса, изображающая князя Андрея перед богоматерью и за ним епископа ростовского Леонтия, которого Андрей прочил в святые, повторяет древнюю роспись, аналогичную росписи пояса Успенского собора во Владимире.

Пройдем в помещение перехода с его узкими прямоугольными оконцами. Взглянув через арочный проем вниз на вскрытую раскопками часть храма, мы с особой силой ощущаем необычайную высоту дворцового собора. Стены перехода украшены ремесленной росписью монастырских живописцев, изображающей сцены убийства князя Андрея: монахи уверяли, что эта комната и была княжеской «ложницей» — опочивальней. Но в северной стене второго этажа башни сохранился теперь заложенный древний арочный проем. Он и вел во дворец.

47. Круглый столб и остатки алтарной
преграды дворцового собора

-119-


  Посмотрим на северную стену башни снаружи. Ее формы тождественны собору: угловые полуколонны с резными капителями, дуга закомары (позднее надложенная в углах при надстройке шатровой колокольни), колончатый пояс. Над ним виден закрытый позднейшей кладкой выход. Он никуда не ведет и обращен в пустоту. Дореволюционные исследователи считали, что. здесь примыкал простой висячий деревянный переход, связывавший башню с горницами рубленых княжеских хором. Но раскопки показали, что под землей сохранились остатки не деревянного, а белокаменного перехода к дворцу. Он поднимался над точно снивелированной белокаменной мостовой с проложенными меж ее плит белокаменными же желобами для отвода осадков с дворцовой площади. Около башни был узкий арочный проем для пешеходов. Далее, в продолговатом пилоне, было помещение для дворцовой стражи; вход в него в восточной стене украшала скромная резная тяга, а восточный фасад был оформлен слепой аркой, окованной золоченой медью. Таким образом, нижний ярус представлял собой монументальную аркаду, не- . сущую коридор перехода, украшенный снаружи колончатым поясом, который пересекал вторично и фасад башни, связывая отдельные части переходов в единое целое. Своды арочных проемов были расписаны фресками, а на фасадах были вставлены отдельные резные камни. Обломки колонок пояса, фресок, резьбы, а также майоликовых плиток пола перехода были найдены в слое разрушения здания.

На месте самого дворца стоит теперь корпус бывших монастырских келий начала XIX века, при постройке которого были встречены остатки его белокаменных стен. Он был двухэтажным, и нет сомнения, что и его фасады несли те же элементы убранства, какие мы видим теперь на башне и звене северного перехода, то есть колончатый пояс, пилястры, членящие плоскости стен, мотив аркад в нижнем ярусе и, несомненно, резной камень. Часть этих деталей была найдена при раскопках. Возможно, что дворец отличался особым характером своих кровель, выделявших светскую, дворцовую часть ансамбля, как

-120-


48. Лестничная башня. XII в. Вид с запада

-121-


49. Окно лестничной башни

-122-


была выделена и лестничная башня, закомары которой завершала шатровая вызолоченная кровля.

Таким образом, князь и его приближенные могли, не спускаясь на землю, прямо из верхних покоев дворца пройти анфиладой переходов на хоры собора. Но хоры еще не замыкали дворцового комплекса. К югу от собора, под землей, среди позднейших могил и склепов сохранились ничтожные остатки фундаментов и мостовых, позволяющие восстановить симметричное северному южное крыло переходов со второй лестничной башней. От их убора сохранились обломки аналогичных северному переходу деталей — колонок пояса, фресок, резьбы, майоликовых плиток пола. Эти переходы вели на замковую боевую стену и в случае боевой тревоги связывали дворец и крепость.

Так выглядел первоначально многосложный и своеобразный ансамбль Боголюбского дворца. Здания не располагались фронтально, в одну линию, но у северной башни делали излом, отвечавший излому южного склона замкового холма. Оба фасада — восточный и западный — были очень эффектны. Восточный смотрел в сторону речной пристани. Сюда были обращены стройные апсиды собора с членившими их фасады тонкими полуколонками, сюда смотрело тройное окно лестничной башни и выходил вход в нее; за полутенью арочных проемов переходов светился белый камень дворцовой площади, куда пришельцы из Владимира попадали через главные ворота дворцовой части. На эту главную площадь выходил лучший западный фасад ансамбля, связанный в единое целое лентой колончатого пояса и мотивом аркад переходов. Его ядром был златоглавый собор с как бы охранявшими его лестничными башнями, образующими симметричный и торжественный центр композиции. Он напоминал двухбашенную киевскую Софию и явно имел целью это гордое сопоставление. По сторонам развертывались крылья переходов, сраставшиеся на юге с замковой стеной и с севера — с дворцом.

Против юго-западного угла собора на площади стояла особенно примечательная постройка ансамбля —   киво-

-123-


рий. Сейчас на его месте стоит кирпичная часовня XVII века с четырьмя грушевидными столбами, первоначально завершавшаяся шатровым верхом. Под ней стояла белокаменная чаша с высеченным на дне крестом. Легенда рассказывала, что из этой чаши князь Андрей якобы оделял наградами строителей замка. Раскопки открыли остатки трехступенного круглого подножия чаши, по краю которого шли круглые базы с угловыми рогами-грифами от восьми стройных колонн. Найденные фрагменты и аналогии позволили восстановить облик этой изящной ажурной постройки, столь неожиданной в условиях сурового русского климата. Киворий образовал сень над чашей, в которой содержалась освященная вода, и здесь путник мог утолить жажду и освежить лицо «святой водой». Видимо, киворий был последней постройкой ансамбля, созданной около 1165 года. На одном из камней ступеней кивория мастер вырезал княжеский знак, свидетельствующий об участии в строительстве княжеских владимирских зодчих (илл. 50).

Таким рисуется Боголюбовский дворец в свете данных, какими располагает наука. Они объединяются в целостную картину путем научной гипотезы, научного домысла и, конечно, как всякая реконструкция исчезнувшего памятника, является в какой-то мере предположительной. Тем не менее ее можно и должно дать.

50. Знак мастера на камне кивория

-124-


51. Тройное окно лестничной башни

 

Боголюбовский дворец (илл. 52) был одним из выдающихся произведений княжеских строителей. Пышные, сверкающие белым камнем и золоченой медью княжеские палаты были теснейшим образом связаны с русской традицией. Обычная трехчленная схема богатого жилого дома складывалась из жилой избы, соединенной переходом сеней с чистой парадной частью — клетью. Любопытно, что древние источники и называют лестничную башню дворца «сенями», явно отмечая ее аналогию сеням обычного жилища. Эта схема жилья не раз развертывалась русскими зодчими в монументальный дворцовый ансамбль. Так было, например, в Галиче XII века, где к каменному собору примыкал деревянный переход к рубленым хоромам. Дворцовая церковь с ее хорами заменяла «чистую половину» — клеть. В Боголюбове эта схема была развита и с блеском воплощена целиком в белом камне.

В архитектуре Боголюбовского дворца много общего с приемами и формами Успенского собора во Владимире, но здесь, в гражданском ансамбле, смог сильнее проявиться интерес к декоративному богатству архитектуры. Здесь впервые появились великолепные цокольные атти-

-125-


52. Боголюбовский дворец. 1158—1165. Реконструкция автора (вариант)

ческие профили, шире была применена золоченая медь и фресковая роспись наружных частей здания, еще ярче сказалась демонстративная парадность архитектуры. Белые стены замка на высоком речном берегу были видны издалека, из-за них сверкали золоченые верхи храма и башен. Обдумывая постройку дворца и замка, князь и зодчие обращались к описаниям в исторических сочинениях того времени прославленного сооружения библейской древности — храма Соломона в Иерусалиме — и использовали в своей постройке многое из этих описаний.

Боголюбовский замок был вторым после Владимира центром политической жизни времени Андрея Боголюбского. Сюда, в княжескую резиденцию, шли послы из соседних земель и зарубежья, здесь решались вопросы войны и мира и судьбы Владимирской земли и Руси.

  В полутора километрах от Боголюбова, среди заливных лугов, стоит всемирно прославленный храм Покрова на Нерли (илл. 53). Когда мы идем к нему луговой тропой, он словно вырастает, и глаз улавливает его постепенно появляющиеся стройные членения, теневые пятна

-126-


узких окон и порталов, отдельные детали. У подножия зеленого холма — зеркальная гладь озера, старицы Клязьмы. Среди золотых кувшинок и белых лилий опрокинулось дрожащее отражение храма... Пейзаж чудесной красоты и поэтичности. Весной пойму покрывают воды разлива, он поднимается до подножия храма, остающегося на крошечном островке суши. Случалось, что льдины били по его цоколям.

Невзгоды протекших восьми столетий не миновали и этого одинокого памятника, который, как увидим ниже, утерял свои важнейшие части и сохранил лишь свое основное ядро. Более того, в 1784 году игумен Боголюбова монастыря просил разрешения... на разборку Покрова на Нерли на материал для строительства монастырской колокольни. Он получил это разрешение от духовного начальства, но не успел разрушить храм лишь потому, что не сошлись в цене за разборку с подрядчиками! Здание уцелело. В 1803 году оно получило взамен шлемовидной древней существующую луковичную главу. В середине прошлого века к северу от храма были выстроены кирпичные ворота с колокольней над ними (колокольня ныне разобрана и здесь организована база для туристов). Тогда же, в связи с вопросами «реставрации» собора Рождественского монастыря во Владимире, были проведены около Покрова на Нерли первые раскопки. В 1877 году духовные власти предприняли ремонт здания. Были уничтожены и заменены штуковыми доделками поврежденные резные детали, храм был обвязан уродливыми железными связями и сделано существующее позакомарное покрытие со сферической кровлей, скрывшей прямоугольный постамент и низ барабана... И тем не менее храм и теперь покоряет каждого своей пленительной красотой.

Здание принадлежит к тому же типу небольших одноглавых четырехстолпных храмов, который мы знаем по Боголюбовскому и Димитриевскому дворцовым соборам. Но в этой простой и обычной схеме храма зодчие воплотили новый образ. Он выражен всем строем пропорций храма, его форм и деталей. В противоположность не-

-127-


53. Храм Покрова на Нерли. 1165

-128-129-


54. Храм покрова на Нерли. Вид с запада

-130-


55. Храм Покрова на Нерли. Фрагмент

-131-


сколько тяжеловесной и мужественной величавой красоте Димитриевского собора, прочно и гордо стоящего на земле, все помыслы зодчих Покрова на Нерли направлены на создание впечатления легкости и изящества, женственной стройности пропорций, невесомости устремленных ввысь членений храма. Его план несколько вытянут по продольной оси. Алтарные апсиды потеряли характер мощных полуцилиндров, они не столь сильно выступают вперед и частично прикрыты очень развитыми угловыми пилястрами. Благодаря этому достигается спокойное равновесие и симметрия, содействующие выражению вертикального движения здания. Той же цели служит необычное положение колончатого пояса выше уровня хор, делящее фасады храма на две почти равные зоны. Его стены слегка наклонены внутрь, и этот еле заметный наклон к центру ощущается глазом как сильный ракурс, возможный лишь при большой высоте здания, которую подчеркивают и многообломные пилястры с полуколоннами, пронизывающие фасады пучками стремительных вертикалей. В верхнем ярусе к ним присоединяются новые вертикали профилировки закомар и узких высоких окон, поставленных прямо на отлив и освобождающих верхнюю зону стены. Колонки пояса, в отличие от широкого шага пояса Успенского собора, близко сдвинуты, так что глаз прежде всего улавливает множество тонких вертикалей; вместо клинчатых консолей впервые появились маски и фигурки животных, как бы висящие, подобно драгоценным подвескам, на тонких шнурах. Над закомарами поднимается на своем пьедестале (он скрыт под кровлей) стройный барабан главы, вторящий фасадным вертикалям своими узкими окнами в обрамлении полуколонок и тающими в небе плавными линиями древнего покрытия главы — островерхого шлема.

Точно так же очень тонко выражено ощущение движения в восточном фасаде. Средняя апсида слегка повышена и разрывает горизонталь венчающего колончатого пояса. Ее окно также несколько приподнято и вырывается из строя окон боковых апсид, подчеркивая ось равновесия фасада и его легкое устремление ввысь.

-132-


Резной убор храма прост и немногосложен. На всех трех фасадах повторена одна и та же композиция рельефов (илл. 55). В центральных закомарах помещена фигура библейского псалмопевца Давида, сидящего на троне и пророчествующего о богоматери под звон гуслей. По сторонам симметрично расположены два голубя и под ними фигуры львов, связанные с образами псалмов Давида. Ниже — три женские маски с волосами, заплетенными в косы; они проходят и через боковые части фасада, образуя своего рода фриз: это символы девы Марии, которые неизменно сопутствуют посвященным ей храмам — мы видели их в Боголюбовском и владимирском Успенском соборах. Ниже — по сторонам центральных окон — симметричные фигуры лежащих львов, «неусыпных стражей» храма. В боковых закомарах — обращенные к центру грифоны, несущие ягненка. Композиция резного убора прозрачна и изысканна; рельефы подобно драгоценным камеям украшают белую гладь стены. Существенно, что рельефы центральных закомар размещены так, что глаз не чувствует за ними горизонталей каменной кладки. Расположение рельефов подчинено той же мысли зодчего: всеми средствами выявить легкость здания; фигура Давида помещена на центральной вертикальной оси фасада. Маски консолей обращены вниз, они как бы смотрят на человека сверху. Резьба архивольтов порталов и капителей очень изящна и сдержанна, она не отвлекает глаз от архитектурной формы, но лишь украшает ее.

Рельефы усиливают пластичность стены. В восточных делениях боковых фасадов стенная плоскость почти исчезает: многообломный профиль пилястр сужает ее и отодвигает вглубь, оставшееся же узкое поле занимает дробнопрофилированная амбразура окна, а закомару — рельефы. Пластичность стены создает богатейшую игру света и тени в резных деталях и профилях, стена теряет обнаженную суровость и материальность, столь характерные для строгой архитектуры времени Юрия Долгорукого, что мы ясно ощутим позднее в Кидекше (илл. 103, 106).

-133-


Тем же живым движением и иллюзорной легкостью проникнуто внутреннее пространство храма. Здесь хоры опущены, что увеличило высоту верхней зоны. Пролеты меж стенами и крестчатыми столбами очень малы, высота арки больше пролета почти в десять раз. Сами столбы слегка суживаются кверху, вызывая искусственный ракурс, создающий иллюзию их большей, чем в действительности, высоты. В открытой взору алтарной части глаз видел прежде всего уходившие ввысь линии, особенно сгущенные в боковых апсидах. В пятах арок,, как и в Успенском соборе, лежали парные львы, исполненные в сдержанной плоской манере. Над головой вошедшего как бы парил полный света купол. Его сферу занимало фресковое изображение Христа-вседержителя, окруженного архангелами и многокрылыми серафимами. Над окнами шел фриз круглых медальонов с поясными фигурами святых, а в узких межоконных простенках высились стройные силуэты апостолов в высоких арочных обрамлениях: роспись, как и скульптура, подчинялась замыслу зодчего. Роспись купола была лишь остатком монументального живописного

56. Вымостка холма у храма
Покрова на Нерли
(раскопки 1955 г.)

-134-


57. Храм Покрова на Нерли. Реконструкция автора (вариант)

58. Храм Покрова на Нерли. Вид с юга

ансамбля; на южном центральном своде видны черные шляпки гвоздей, закреплявших известковый фресковый грунт. Роспись была полностью сбита при варварском «поновлении» храма в 1877 году. Краскам фресок вторил цветной ковер майоликового пола. Нет сомнения, что, подобно дворцовому Боголюбовскому собору, храм был богат разнообразной драгоценной утварью, и его интерьер также являл собой согласованный и гармоничный синтез всех видов искусств, соподчиненных архитектуре.

Таков внешний и внутренний облик Покрова на Нерли. Идеальная согласованность общего и частного, целого и мельчайших деталей создает его тонкую и просветленную гармонию, уподобляя архитектуру одухотворенной и летящей ввысь музыке или песне... Образ прославленного творения владимирских мастеров столь совершенен, что никогда не возникало сомнения в том, что таким он был изначально, что таким он и был задуман его зодчими...

-135-


59. Резной камень храма
Покрова на Нерли

  Однако столь всесторонне продуманный ими, «измечтанный всею хитростью» храм был лишь основой его первоначальной архитектурной композиции. На южном фасаде храма сохранился арочный проем входа на хоры (илл, 58). Вопрос о том, как попадали на хоры, долго занимал исследователей. Раскопки середины прошлого века и 1954—1955 годов показали, что, как в Димитриевском и Боголюбовском соборах, полностью законченное и отделанное до деталей здание включалось в систему окружавших его одновременных обстроек. Раскопки вскрыли фундаменты опоясывавшей храм с трех сторон белокаменной галереи. В ее юго-западном углу и помещалась идущая внутри утолщенной стены лестница на хоры. Найденные при раскопках детали и резные камни позволили гипотетически восстановить облик храма и галереи в целом (илл. 57). Здесь особенно важно подчеркнуть условность этой реконструкции, дающей, конечно, лишь схему здания, лишенную той гениальной силы подлинника, которой покоряет наши чувства сохранившийся храм. В отличие от Димитриев-

-136-


ского собора, в Покрове на Нерли галерея была открытой. Украшенные тонкой резьбой столбы с фасадными полуколоннами завершались арками. Аркада погружала низ храма с его резными порталами в воздушную полутень, он казался как бы висящим на легких опорах. Меж аркадой и храмом был балкон-гульбище, выстланный майоликовыми плитками. На его парапете, закрывшем колончатый пояс храма, зодчие повторили этот характерный мотив, Мы не знаем, как и где были размещены здесь резные камни, изображающие грифонов и других чудищ. Но наиболее крупные из них — поднявшиеся в прыжке барсы — эмблема владимирской княжеской династии (илл. 59), — видимо, украшали обращенный к речному устью главный южный фасад галереи, ее «лестничной стены».

Раскопки раскрыли и интереснейшую строительную историю церкви Покрова на Нерли. Место для постройки было, видимо, точно указано князем Андреем. Но здесь в 1165 году была низменная пойма, над которой на три с лишним метра поднималось море весеннего разлива. Мастера не отказались от рискованного княжеского заказа. Они заложили обычный фундамент из булыжного камня глубиной 1,60 м, оперев его подошву на слой тугопластичной юрской глины, обнаружив хорошее понимание строительной геологии. Для большей прочности они ввели внутри ленточные фундаменты, связывавшие фундамент стен и столбов. Далее они возвели в два приема основание стен храма из чисто тесанного камня высотой 3,70 м и дважды обсыпали его снаружи и внутри глинистым супесчаным грунтом, плотно утрамбовывая его. Так вырос искусственный холм, надежно прикрывавший от весеннего разлива лежащие в его массиве основания храма общей глубиной 5,30 м. На этом фундаменте, поднятом над отметкой разлива, и был поставлен храм с его галереями. Зодчие не ограничились этим — они облицевали поверхность холма белокаменными плитами и проложили такие же, как в Боголюбовском дворце, каменные желоба для отвода осадков (илл. 56). Так холм был одет белокаменным панцирем. Можно себе представить, каким сверхъестественным чудом казался людям XII века этот храм, не-

-137-


подвижно стоящий над бурными водами разлива на своем каменном острове. Да и сейчас мы отдаем дань любви и уважения художественному дару и смелой инженерной мысли владимирских зодчих. Их труд оправдал себя и их постройка гордо прошла невредимой через восемь столетий, когда каждую из восьмисот весен ее подножие штурмовали пенистые воды двух рек — Нерли и Клязьмы.

Чем же была вызвана постановка церкви Покрова на столь трудном для строителей месте? В этом был свой глубокий смысл. Устье реки было воротами Суздальской земли и выходом на быстрое течение Клязьмы к Оке и Волге. Мимо храма шли суда из Суздаля и Ростова, корабли послов и гостей из стран Востока, с Волги и Оки. Он не был одиноким. Храм был связан единым замыслом с белокаменным княжеским замком, который был хорошо виден отсюда, и далее — с пышными зданиями самой столицы княжества — Владимира. Собственно, здесь в сознание пришельцев впервые проникала величавая речь архитектуры, созвучная идеям владимирской политики и летописания. Широта архитектурной мысли владимирских зодчих была сродни замыслам великого новгородского мастера Петра, создавшего на подступах к Новгороду на берегах Волхова могучие соборы Антониева и Юрьева монастырей. Возможно, что здесь, у Покрова на Нерли, гости и послы останавливались, поднимались по ступеням белокаменного холма к храму, присутствовали на богослужении, входили на хоры и гульбище и потом плыли в Боголюбов-город и Владимир.

Храм на устье Нерли, как рассказывает легенда, был торжественным монументом в память о победоносном походе владимирских полков в 1164 году на болгар, а камень для его постройки якобы возили сюда в качестве своего рода контрибуции побежденные болгары. В то же время храм был памятником сыну Андрея Изяславу, заплатившему за эту победу жизнью. Храм был посвящен новому празднику — Покрову богородицы, — установленному владимирским князем и духовенством без согласия киевского митрополита и патриарха. Этот праздник говорил об особом покровительстве «царицы небесной» «ца-

-138-


рям правоверным», владимирской династии и Владимирской земле. Эта многосложность идейных задач памятника и определила его царственную красоту и силу. Отсюда его стройность и торжественная ярусность, характерная для многих русских храмов, начиная от киевского Софийского собора, поставленного на месте разгрома печенегов. В Покрове на Нерли эта ступенчатая ярусность особенно выразительна: она начинается с самого белокаменного холма в подножии здания, переходит в арочный ярус галереи, далее на «плечи» основного объема храма и, наконец, в легкий цилиндр барабана, где сильное движение, нараставшее снизу, легко растворяется в шлемовидном покрытии главы с ажурным позолоченным крестом на его острие. Покров на Нерли является венцом творчества владимирских зодчих середины XII века, подлинных поэтов русской архитектуры.

-139-


[Пустая страница]

-140-


[Пустая страница]

-141-


  СУЗДАЛЬ

-142-


  Путь из Владимира в Суздаль лежит через знакомое нам Доброе село. В его середине, как раз против церкви Константина и Елены — поворот дороги к Суздалю. Здесь начинается знаменитое суздальское «ополье» — кругом пашни и пашни; это древняя житница Владимирского края, определившая его многолюдность и богатство.

Дорога идет мягкими увалами. В низине слева — деревня Суходол. За ней — подъем. Оглянитесь на удаляющийся Владимир. Отсюда он виден от края и до края с могучей группой соборов, господствовавшей в его дымчатой панораме. Ранним утром 1177 года этим путем шли в поход против ростово-суздальского боярства городские полки Всеволода III. Когда они были за Суходолом (летописец здесь ошибочно написал «за Суздалем»), они увидели «аки на воздусе» «святую богородицу», то есть Успенский собор «и весь град до основания»: туман еще закрывал холмы, а собор, как бы висящий в облаках, уже сверкал в лучах солнца. Воины сочли это за благоприятное «чудесное» знамение, и летописец занес это «чудо новое» в свое повествование...

Далее, на середине пути между Владимиром и Суздалем, лежит большое село Борисовское — одно из древнейших сел края. Оно принадлежало московскому князю Ивану Калите и было завещано им своему сыну Семену Гордому. Маленький ручей, журчащий в низине, сохранил свое древнее, дорусское, финское имя Икишка.

Снова поля и поля... Справа от дороги видно село Батыево. С именем села связана народная легенда о расположении здесь ставки хана Батыя на его пути к Суздалю, попавшая в «Историческое собрание о граде Суздале» любознательного суздальского «летописца» XVIII века соборного ключаря Анании Федорова…

Еще несколько поворотов дороги — и мы в селе Павловском. Оно старше Борисовского — его купила еще жена Александра Невского, то есть село существовало уже в XIII веке, — и также пережило татарское нашествие.

За Павловским скоро Суздаль. Он открывается нашим глазам совсем неожиданно, издалека, с высоты Поклонной горы. Город лежит на продолговатой возвышенности,

-143-


среди уходящих до горизонта полей и лесов. Сначала мы видим его еще неясный, зубчатый от множества колоколен и храмов силуэт, который то прячется, то снова возникает при подъеме дороги. По мере приближения к городу мы уже различаем отдельные слагаемые его ансамбля — кремль с белым собором и колокольней, розовые массивы стен и башен Спасо-Евфимиевского монастыря вдали, стрелу Ризположенской колокольни, зеленые пятна садов.

И вот мы уже подъезжаем к городу. На пологой луговине — справа от шоссе, на берегу речки Мжары — многочисленные холмики курганного могильника, древнего кладбища Суздаля. Под его курганами лежат суздальские люди XII—XIII веков, современники Юрия Долгорукого и его внука Георгия Всеволодовича, строившие древние валы и прекрасный собор города...

  Только в глазах горделивого суздальского боярства их город, оплот их силы и источник их богатства, был «старше» Владимира. В действительности он был его ровесником. Залогом его возникновения и роста была тучная земля «ополья», поднятая и возделанная трудом первых русских поселенцев, основавших здесь в X—XI веках многочисленные деревни.

Несколько таких древних сельских поселений, довольно густо осевших по берегам впадавшей в Нерль речки Каменки, и были основой, на которой позднее возник город Суздаль. Следы этих поселков были открыты раскопками на территории суздальского кремля и в других местах. Ушедшие сюда из Смоленщины и Новгородского края в поисках свободной земли и свободной жизни земледельцы недолго пользовались этими благами: они сами и их земли и здесь быстро попадали в руки вышедших из их собственной среды «лучших людей», а наезжавшие с киевского юга княжеские данщики при их помощи отбирали накопленное смердами добро. Уже в 1024 году «по всей той земле» поднимается возглавляемое волхвами крестьянское восстание, обрушившееся на голову феодализирующейся общинной верхушки. Размах «мятежа» был таков, что для его подавления сюда прибыл сам князь

-144-


Ярослав Мудрый со своей дружиной. В кратком рассказе летописи об этом событии мы и встречаем впервые имя Суздаля. Существенно, что это еще не город, летописец употребляет это имя в женском роде (восстание произошло «в Суздали»), разумея не пункт, а район.

С включением Ростово-Суздальской земли в 1054 году в состав владений князя Всеволода Ярославича здесь умножается пришлое с юга боярство, захватывающее крестьянские земли и закабаляющее недавно свободных смердов. В «опольи» появляются села княжеских дружинников, а следом за ними идет и духовная власть — церковь. В эту пору начинается и христианизация края. В Ростове возникает епископия, но новый, еще более мощный взрыв народных восстаний начала семидесятых годов XI века потрясает Поволжье вплоть до далекого северного Белоозерья, а в Ростове восставшие убивают первого епископа Леонтия.

Вскоре за этими событиями поднимается кровавая волна первой на северо-востоке феодальной войны конца XI века за обладание богатым краем, переданным Владимиру Мономаху. В Суздале в это время уже есть княжеский двор. Прорвавшийся к Суздалю со стороны тогда не укрепленной Клязьмы князь Олег сжег «город» (то есть какие-то деревянные укрепления), причем за рекой Каменкой уцелел лишь двор киевского Печерского монастыря с деревянной церковью Димитрия.

Эти события ускорили превращение поселков на Каменке в город-крепость. Она стала в крутой петле реки, где население было гуще. Глубокий ров перерезал перешеек, превратив речную излучину в остров, края которого прикрыли земляные валы с рублеными стенами на их гребне (илл. 60).

Мы не знаем точной даты постройки крепости, но, видимо, это произошло на рубеже XII столетия, так как в это время Владимир Мономах построил на северо-востоке первое каменное здание — большой кирпичный собор Успения и княжеский двор при нем. Видимо, Суздаль и был столицей земли в княжение сына Мономаха — Юрия Долгорукого: сюда шли послы и купцы, сюда стре-

-145-


мились прорваться вражеские рати. В 1107 году под стенами суздальской крепости были разбиты болгарские полки.

Новая крепость была густо заселена. Простой люд ютился в полуземлянках с поднимавшейся над землей задернованной кровлей, внешне похожей на курганы городского кладбища. Среди этих хижин высились рубленые хоромы городской знати, а над всей крепостью господствовал грандиозный по сравнению с жилищами людей «дом бога» — каменный собор и княжий двор. В характере древнейшего ансамбля Суздаля ярко выразилась резкая противоположность классов феодального города.

Крепость имела три проездные башни. За Ильинскими воротами и восточным рвом крепости постепенно разрастался посад. С востока его территорию прикрывало русло впадавшей в Каменку речки Гремячки, в устье которой на высоком берегу стал в XII веке монастырь Козьмы и Демьяна — покровителей кузнечного дела. С севера посад защищал искусственный ров («Нетёка»), смыкавшийся с Каменкой. Видимо, незадолго до монгольского нашествия по этим границам посада, превосходившего по площади кремль в два раза, был сооружен вал с крепкой тыновой оградой — «острогом». Он имел трое главных ворот. За северными в 1207 году был основан третий — Ризположенский монастырь. Вторые ворота выходили к верховью Гремячки, Через третьи, южные, шла дорога к селу Кидекше — резиденции князя Юрия Долгорукого. Здесь, лишь несколькими годами раньше, произошло то же, что мы видели в Боголюбове: поблизости от устья реки Каменки стал княжеский укрепленный валами замок со своим белокаменным храмом (1152). Зарождалась вражда между крепнущей княжеской властью и боярскими верхами Суздаля. Но в городе росла и новая сила — горожане. В борьбе за великокняжеский стол после смерти Андрея Боголюбского (1174) они поддерживают его наследников и их политику наступления на боярскую знать. Суздаль привлекает внимание Всеволода III и его преемника Георгия Всеволодовича. Оно сказывается в новом укреплении города (1192), в обновлении старого собора

-146-


Мономаха, а затем и в его полной перестройке (1222—1225). Как мы увидим далее, в этом новом выдающемся произведении владимиро-суздальских мастеров с огромной силой сказались вкусы народа, «мизиньных людей» Суздаля, предвещавшие дальнейший расцвет искусства и культуры Владимирской земли.

Но в феврале 1238 года Суздаль был захвачен и сожжен татарами. Однако и после этого удара город продолжал жить, и суздальцы уже в 1262 году смогли поддержать героическое, но безнадежное восстание городов северо-востока против захватчиков. В XIII веке под Суздалем возникают новые монастыри. С севера рядом с Ризположенским монастырем основывается Троицкий монастырь, с северо-запада от них, на высоком берегу Каменки, — Александровский, возникновение которого предание связывает с именем Александра Невского; к югу от города, на излучине реки Мжары — Введенский, с востока — на изгибе Каменки — Васильевский. Это умножение монастырей свидетельствует, что и после татарского разорения суздальское «ополье» было богатым краем, где монахи захватывали землю у крестьян. В то же время расположение монастырей XIII века на выгодных в военном отношении точках на ближайших подступах к городу позволяет думать, что их тыновые и рубленые ограды играли роль форпостов городской крепости.

Значение Суздаля возрастает в XIV веке, когда ненадолго усиливается Суздальско-Нижегородское княжество. Его столицей становится богатый центр Поволжья Нижний Новгород. Но и Суздаль продолжает расти и обстраиваться. В середине XIV века нижегородские князья Борис и Андрей Константиновичи основывают здесь новые монастыри — Покровский на низменном правом берегу Каменки и Спасский на кручах ее противоположного левого берега; Спасский монастырь позднее получил имя Спасо-Евфимиева по его первому игумену Евфимию, впоследствии признанному «святым». Оба эти монастыря усиливали оборону города с севера.

От этой ранней поры в названных монастырях не сохранилось никаких остатков: все их постройки были дере-

-147-


A — место древнейшего поселения и кремль XI—XIII вв. Б — посадская часть и острог. Ворота: а — Ильинские, б — Никольские, в — Димитриевские. 1. Рождественский собор (XIII—XVI вв.). Монастыри: 2. Димитриевский (XI в.), 3. Козьмодемьянский, XII в. (1725), 4. Ризположенский, XIII в. (XVI—XVII вв.), 5. Троицкий, XIII в., 6. Александровский, XIII в. (конец XVII в.), 7. Введенский, XIII в. (1749), 8. Васильевский, XIII в. (1662), 9. Спасо-Евфимиев, XIV в. (XVI—XVII вв.), 10. Покровский, XIV в. (XVI—XVIII вв.), 11. Борисоглебский, до XVI в. (XVII—XVIII вв.), 12. Андреевский, XVI в. (конец XVII в.). Церкви: 13. Успенская (1650), 14. Афанасьевская (1720), 15. Иоакимово-Анненская, 16. Христорождественская (1775), 17. Никольская (1720—1739), 18. Ильинская, 19. Пятницкая (1772), 20. Входо-Иерусалимская (1707), 21. Спасская (1734), 22. Предтеченская (1720), 23. Златоустовая, 24. Воскресенская (1720), 25. Казанская (1739), 26. Леонтьевская, 27. Знаменская, 28.Цареконстантиновская(1707), 29. Скорбященская (1787), 30. Антипьевская (1745), 31. Лазаревская (1667), 32. Богоявленская (1781), 33. Рождественская (1739), 34. Успенская, 35. Всехсвятская, 36. Петропавловская (1694), 37. Смоленская (1696—1707). (В скобках — даты каменных храмов, сменивших деревянные постройки.)

60. План Суздаля. XI—XVII вв. (по А. Д. Варганову)

-148-


вянными. Но они наметили крайние точки города, за которые он почти не вышел вплоть до наших дней, и определили места важнейших архитектурных ансамблей, созданных суздальскими зодчими XVI—XVII веков.

Отдельные и отрывочные факты говорят о некотором оживлении культурной жизни города в XIV столетии. По заказу суздальского и нижегородского епископа Дионисия в 1377 году был составлен монахом Лаврентием знаменитый Лаврентьевский летописный свод. В Суздаль попадают царьградские иконы и произведения прикладного искусства, вывезенные из Византии Дионисием. По его заказу изготовляется в 1383 году великолепный ковчег, богато украшенный чернью, эмалью и позолотой. Отдельные памятники станковой живописи, происходящие из суздальских монастырей, свидетельствуют также о развитии иконописного искусства, питавшегося высокими традициями домонгольской поры и, видимо, сыгравшего немалую роль в расцвете живописной культуры Руси XIV—XV веков.

С падением в 1392 году Суздальско-Нижегородского княжества Суздаль навсегда сходит с политической арены. Его жизнь замирает. Обрушившийся в 1445 году древний собор более восьмидесяти лет стоит в развалинах. Лежавший в стороне от больших торговых путей город с его многочисленными монастырями остается лишь крупным религиозным центром, с которым, как и с Владимиром, связаны культурно-политические традиции и исторические воспоминания Москвы. Церковники усиленно создают новые «святыни», открывают «мощи» местных «угодников» для привлечения темного верующего люда. В XV—XVI веках монастыри обогащаются земельными пожалованиями московских государей и знати. Их владения обступают город со всех сторон. Большие земельные площади на его окраинах и называются по имени монастырей — Андреевская сторона, Борисовская сторона, Димитриевская сторона и т. д. В монастырях скапливаются богатые вклады; их ризницы превращаются в сокровищницы драгоценных произведений ювелирного искусства, являющихся ныне гордостью ряда музеев, Уже в первой половине XVI века в Покровском, Ризположенском и Спасо-Евфимиевом мо-

-149-


настырях создаются монументальные каменные постройки. Возрождение каменного строительства в Суздале было связано не только с ростом экономического могущества крупных монастырей, но отражало и общий подъем роли городов и рост городского ремесла, в том числе и строительного дела. В Суздале работают московские зодчие, организующие здесь, на берегах Каменки, кирпичное производство, обучающие суздальских строителей. В архитектуре Суздаля XVI века столичные приемы объединяются с древними суздальскими мотивами, определяя ее своеобразный характер.

Церковное значение города поддерживается тем, что с XIV века он является центром Суздальской епископии, одной из богатейших феодальных организаций, возведенной в конце XVI века в степень архиепископии. Епископский двор помещался в кремле около перестроенного собора, где была построена и новая каменная домовая церковь епископа.

В XVI веке поселки городского люда распространяются и к западу от кремля, за Каменку, где был ряд монастырей. Самый кремль имел теперь пятнадцать башен. На его небольшой территории было еще семь деревянных церквей, пять из которых располагались у его восточного вала. Вместе с собором, остававшимся крупнейшим зданием города, шатры крепостных башен и высокие силуэты кремлевских деревянных церквей образовали архитектурное ядро Суздаля.

В черте вала, на посаде, было еще четырнадцать деревянных церквей, сосредоточенных главным образом в его центре. Здесь, вдоль торговой площади, стояло пять церквей, образовавших почти прямой ряд; у северных и восточных ворот острога стояло по две церкви; точно так же у Ильинских ворот кремля стояли группы из двух и трех храмов. К этому ансамблю зданий кремля и посада присоединялись загородные монастыри с их двадцатью семью храмами. Насыщенность небольшого города монастырями и храмами хорошо видна на схематическом плане города (илл. 60). При этом большом количестве церковных построек в городе в 1573 году было всего четыреста

-150-


четырнадцать дворов! Такого поразительного соотношения не знал, кажется, ни один древнерусский город. Впрочем, религиозность этих немногочисленных суздальских горожан еще в XVII веке сильно отдавала язычеством. Просторный деревянный или тем более каменный храм был тесно связан с их бытом. Так, было обычаем совершать обряд бракосочетания ночью; родители новобрачных приносили в храм питья и яства, происходило угощение, а потом гости заводили тут же продолжавшиеся до утра песни и пляски, в которых участвовали и священнослужители...

В тяжкую пору польско-литовского вторжения, в 1608—1610 годах, захватчики причинили городу страшный ущерб, так что на его посаде уцелело всего семьдесят восемь дворов. В 1634 году на Суздаль совершили грабительский налет крымские татары, а в 1644 — пожар испепелил смежную с кремлем часть посада; наконец, в 1654—1655 годах моровая язва унесла почти половину населения города, достигавшего тогда всего 2467 человек. Но едва ли не большим бедствием для городского люда был произвол духовных владык города. Так, челобитная суздальских кожевников рассказывает, как в 1630 году в ночное время «присылал Иосиф архиепископ своих детей боярских с кожевень грабити и кожи из реки волочити», как жены и дети кожевенников «учали по ближним храмам звонити», как на зов набата сбежался народ, кричавший на насильников, «что де вы так делаете не гораздо хорошо — посадских людишек грабите напрасно?» и как те отвечали угрозой: «Быть де вам без голов, без дворов, и без животов!» Не удивительно, что при всех этих бедствиях город почти не рос: за XVII столетие, по сравнению с XVI веком, в нем прибавилось около сотни дворов.

И тем не менее в этих условиях нищеты и застоя уже с тридцатых годов XVII века в городе возрождается монументальное строительство. Не удивительно, что много строят епископ и монастыри, располагающие огромными средствами и даровым трудом тысяч крепостных. Но строят и посадские люди, — приходится изумляться строительной энергии маленького города!

-151-


На протяжении XVII столетия около собора в кремле вырастают величественные каменные здания: могучий столп колокольни, огромный дворец архиерея. В 1645 году присланный из Москвы горододелец Никифор Беклемишев сооружает новые стены и башни кремля. Суздальские монастыри строят новые каменные храмы и стены: их ансамбли теперь соперничают со старым архитектурным центром города — кремлем. В посадских улицах и в слободах на месте старых деревянных вырастают новые каменные церкви. Строительство почти не прерывается. Суздальские кирпичники постоянно жгут для него кирпич на глинистых берегах Каменки. Из среды суздальских ремесленников выходят крупные мастера — зодчие Иван Мамин, Иван Грязной и Андрей Шмаков, — создающие на рубеже XVIII века подлинные шедевры архитектуры. При этом размахе каменного церковного строительства город остается деревянным и убогим, так что в 1711 году здесь было всего пятьсот сорок дворов.

Новое, XVIII столетие ничего не улучшает в жизни Суздаля. В 1719 году пожар снова уничтожает город, а вскоре новая эпидемия опять уносит половину его населения. В 1767 году на славное имя Суздаля падает черная тень: в Спасо-Евфимиевом монастыре организуется центральная тюрьма для духовных и политических преступников, или, как говорили тогда, «безумствующих колодников» — страшная пожизненная могила для вольнодумцев.

Государственные реформы петровской поры подрывают экономическое могущество церкви и монастырей, а в конце века упраздняется и суздальская епископия. Казалось бы, строительство должно заглохнуть. Но оно продолжается суздальским купечеством, хотя, по словам современника, оно было «богатством средственно и даже убого». При этом в XVIII веке строится много храмов такого архитектурно-художественного качества, что эти поздние памятники Суздаля составляют, пожалуй, столь же славную страницу его архитектурной истории, как и памятники двух предшествующих столетий. Они ставятся на прежних местах деревянных храмов, как бы закрепляя старую архитектурную топографию. Да и их формы, весь

-152-


их облик всем своим существом связан со старыми суздальскими традициями, с которыми сливаются еле ощутимые отражения новых архитектурных вкусов XVIII столетия.

Точно так же сложившаяся к XVIII веку старинная планировка города с основной продольной улицей, которой шла дорога на Переславль-Залесский, Ростов и Ярославль, и с ее немногочисленными ответвлениями была мало изменена утвержденным в 1788 году проектом «регулярной» планировки города. Он лишь слегка распрямил старые улицы и наметил сетку кварталов, которая так и осталась на бумаге — город не рос и почти не строился.

В XVIII веке развивается деятельность суздальских ремесленников-иконописцев. Известно много подписных икон живописцев Бабухина, Родионова, Попова, Горшкова, Ионина и других. Иконы находили широкое распространение. Отсюда закрепившееся народное прозвище суздальцев — «суздальские богомазы».

Суздальские древности уже в XVIII веке привлекают к себе внимание, и местный историк, ключарь собора Анания Федоров, составляет свое знаменитое «Историческое собрание о граде Суждале», дополнявшееся затем местными любителями истории.

Этот труд содержит множество ценных сведений по истории Суздаля и его округи.

XIX век не прославил Суздаля новыми памятниками искусства. В 1806—1811 годах строится первое крупное каменное гражданское здание города — большие торговые ряды. В память разгрома армии Наполеона сооружают на высокой точке города классическую колокольню Ризположенского монастыря (1813—1819). Напротив Ризположенского монастыря суздальский купец Блохин строит в духе провинциального классицизма здание богадельни. Этот мало примечательный факт символичен. В Суздаль жизнь выбрасывает своих «отверженных». В его монастырях кончали свою биографию «непогребенные мертвецы», «ушедшие из жизни» или насильственно заточенные. За красными стенами Спасо-Евфимиева монастыря мучились узники духовной тюрьмы — «безумствующие колодники».

-153-


Можно почти без преувеличения сказать, что как в XI—ХII веках, так и восемью веками позднее, Суздаль оставался лишь центром сельскохозяйственной округи. Да и большинство его жителей промышляло садоводством и огородничеством. Даже видавшие провинциальную глушь царской России местные старожилы и историки не могли не отметить особенную заброшенность древнего города. «Город церквей, колоколен и башен, темных народных преданий и надгробных памятников», — так писал о Суздале один из владимирских краеведов прошлого века.

Суздаль по обилию памятников почти всех этапов истории древнерусского искусства и сохранности своего старого внешнего облика не знает себе равных и с полным правом считается городом-музеем, ежегодно привлекающим множество экскурсантов и туристов.

Архитектурный ансамбль Суздаля, сложившийся на протяжении столетий, необычайно живописен. Выдающиеся создания зодчих и более скромные рядовые постройки, характеризующиеся задушевной простотой, объединены здесь в неповторимое по красоте поэтическое целое. Поэтому следует осмотреть все эти памятники, чтобы понять их взаимосвязь и особенности каждого в отдельности.

Мы также не можем обойти молчанием те памятники, которые либо искажены, либо уничтожены, — некоторые из них являлись подлинными жемчужинами архитектуры.

Наши знания о древнем Суздале и его памятниках за последние десятилетия необычайно расширились. Главный вклад в изучение Суздаля сделал А.Д.Варганов. Его трудам мы обязаны многими новыми датами и сведениями о памятниках и открытиями, о которых будем говорить дальше; в частности, им проведены исследования Суздальского собора и Архиерейских палат — сложнейших памятников города. Многие архитектурные памятники Суздаля, в особенности комплекс Спасо-Евфимиева монастыря, еще ждут своего исследования и реставрации.

-154-


  ПО ПАМЯТНИКАМ ГОРОДА

 

  Обзор памятников Суздаля, конечно, следует начать с его древнейшего ядра — его кремлевской части. Пройдем туда по ведущей к собору улице.

Она пересекает хорошо сохранившийся восточный ров древней крепости шириной до 30—35 м и опоясывающий ее вал. В XVIII веке вал был срезан и обращен в бульвар. Его поросшие вековыми деревьями зеленые склоны достигают вышины 17 м от дна рва, а общий периметр — 1400 м. В проеме дороги стояла главная проездная башня крепости — рубленые Ильинские ворота; к ним примыкали шедшие по гребню вала деревянные стены. Этим восточным краем крепость обращалась к равнинной или, как говорили в старину, — «приступной» стороне, отсюда мощность восточного фронта обороны. Юго-западные, Димитриевские ворота вели к древнему Димитриевскому заречному монастырю, юго-восточные — Никольские — выводили к мосту через Каменку.

Справа, сразу же за валом, — небольшая Успенская церковь, поставленная после 1650 года на месте деревянной «на княжем дворе» и перестроенная в 1720 году — один из скромных, но изящных памятников Суздаля (реставрирована в 1958 г. А.Д.Варгановым).

Земля, по которой мы идем, хранит остатки начальной поры жизни города. Раскопки, произведенные на усадьбах по левой стороне улицы, открыли упомянутые выше древние полуземляночные и наземные жилища, лежащие глубоко под землей. Они обнаруживают некоторый порядок в своем расположении и, видимо, стояли вдоль улицы, шедшей к Кремлевской площади.

Теперь ансамбль кремля складывается из ряда древних и старых зданий около Рождественского собора (илл. 61).

Архитектурная история старейшего памятника Владимиро-Суздальской земли —   Рождественского собора — насчитывает более восьми с половиной столетий. Одновременно с сооружением крепости Суздаля на рубеже XI—XII веков Владимиром Мономахом был воздвигнут здесь большой городской Успенский собор. Став-

-155-


шии оплотом церкви в недавно христианизированном крае, он вызывал постоянную заботу властей: его не раз украшали и ремонтировали. Но, несмотря на это, собор быстро разрушался. Поэтому по распоряжению князя Георгия Всеволодовича он был разобран, и в 1222—1225 годах на его месте был построен новый белокаменный собор.

Раскопки у южной стены существующего здания вскрыли интереснейшие остатки первоначальной постройки Мономаха. Оказалось, что первый собор был сложен из тонкого кирпича — «плинфы» — на извести с примесью кирпичной крошки в характерной для архитектуры киевского юга технике. По своей величине храм был почти равен существующему зданию, то есть был большим шестистолпным собором с выделенным в западной четверти

-156-


61. Кремлевский ансамбль. Вид до реставрации собора

 

-157-


притвором-нартексом и тремя алтарными апсидами. Сохранился и фрагмент его фресковой росписи, уцелевшей в нижней части стены. Строителями собора, судя по его кладке, были приведенные Мономахом киевские мастера. Здесь же они наладили и производство строительных материалов. Вдоль по течению Каменки в специально устроенных печах обжигали кирпич, а в самой крепости, неподалеку от строительной площадки собора, жгли в круглых больших печах известь. Остатки этих производственных сооружений также были открыты археологами. Есть основания думать, что княжеский дворец располагался к западу от собора; но каким он был — кирпичным или деревянным, — мы не знаем.

Большой собор с его четким и светлым, сверкавшим красочной росписью интерьером производил, конечно, сильное впечатление на обитателей курных и закопченных тесных полуземлянок и хижин. Архитектура непосредственно внушала простому люду мысль о могуществе нового бога, величии и силе власти господ, создавших подобный невиданный по красоте «дом божества».

Обветшавший к XIII веку храм не стали чинить; он был еще очень прочен, и его стены пришлось подсекать в основании и обрушивать. Вероятно также, что строгий кирпичный собор с его обнаженными, расчлененными плоскими лопатками фасадами уже не удовлетворял новым вкусам людей XIII столетия, воспитанным на декоративном богатстве Димитриевского собора во Владимире и на ослепительной красоте белокаменных храмов. Летопись и подчеркивает, что в 1222—1225 годах князь Георгий Всеволодович создал новую церковь «краснейшю первыя», то есть более прекрасный, чем древний, собор. К его строительству был причастен владимирский епископ Симон, крупный писатель и один из авторов Киево-Печерского патерика.

Однако и этот новый собор также не дошел до нас целиком: в 1445 году обрушился его верх. В 1528 году его стены были разобраны до колончатого пояса, а к 1530 году верх собора был выстроен вновь из кирпича, получив обычное пятиглавие. В конце XVII века внутри собора

-158-


были уничтожены древние хоры и растесаны щелевидные окна. В 1750 году были сделаны огромные луковичные главы, а позакомарное покрытие заменено четырехскатной кровлей. В XVIII—XIX веках с севера и запада храм окружили кирпичные пристройки. В 1870 году фасады собора были покрыты цементным раствором и покрашены в грязновато-красный цвет. В 1954—1955 годах собор был освобожден от позднейших обстроек и в 1964 г. внимательно реставрирован А.Д.Варгановым и И.А.Столетовым. Уцелевший от древнего собора XIII века нижний ярус, вместе с другими данными, позволяет составить представление об этом примечательном памятнике в целом и его особенностях.

После того как нами осмотрен Успенский собор 1158—1160 годов во Владимире, уже по внешним формам Суздальского храма мы легко поймем, что перед нами здание того же типа. Это большой городской собор, но очень вытянутый по продольной оси за счет удлинения его алтарной части, так что внутри он стал как бы восьмистолпным. К главным входам примыкают с трех сторон притворы, создающие крестообразность плана здания. Фасады членятся лопатками и опоясаны аркатурно-колончатым фризом. Однако многое здесь глубоко отлично от виденных нами памятников архитектуры XII века.

Здание сложено в основном из неровных плит ноздреватого туфа, создающего далекую от идеальной глади пластическую поверхность стены, первоначально покрытую лишь известковой обмазкой. Из тесаного белого камня выполнены лишь архитектурные детали: профиль цоколя, лопатки фасадов, полуколонки алтарных апсид, колончатый пояс, резные порталы собора. В этом сказался не столько практический расчет исполнения кладки из более дешевого материала — туфа, сколько новые художественные вкусы. Четкие белокаменные резные детали контрастно и эффектно выступали на неровном смятом фоне стены. Здесь зодчие как бы сочетали владимирскую любовь к утонченной и детальной декоративной отделке здания с простой и грубоватой фактурой стенной плоскости, напоминающей кладку новгородских или псковских храмов.

-159-


62. Рождественский собор. Фрагмент южного портала

-160-


Упростилось и членение фасадов: сложные пилястры с полуколонкой уступили место узким и плоским лопаткам; теперь они не совсем точно отвечали осям внутренних столбов, так что этот основной элемент членения фасадов терял связь с конструктивной логикой здания. Если зодчие XII века мыслили фасадные лопатки как конструктивно существенное утолщение стены по осям распора сводов, то здесь лопатки стали как бы тонкими и узкими «накладками» на стену, создающими лишь ее членение. Сами лопатки зодчие перерезают лентой резного орнамента и вставкой на углах рельефов, изображающих распластанных львов и грифонов, что еще более нарушает их конструктивный смысл. Особенно примечателен в этом отношении южный портал (илл. 62), в котором почти отсутствует характерная для порталов зданий XII века конструктивная ясность и логичность. Здесь профиль архивольта не отвечает профилю косяков портала, его наружные полуколонки неожиданно завершаются не капителями, но резными плитами, вторая колонка косяка отрывается от кладки и прерывается нарядной бусиной и т. д.

Все это свидетельствует об ином отношении зодчих к архитектуре, об усилении чисто декоративного начала, которое стремятся освободить от связанности с конструкцией. Сказывается это и в трактовке аркатурно-колончатого пояса (илл. 63). Он помещен безотносительно к уровню хор, то есть, как и лопатки, не выражает в фасаде внутренней конструкции здания: он используется как откровенно декоративная деталь, которую можно свободно перемещать по высоте. Пояс углублен в стену, создавая сочную игру светотени. Но его пропорции решительно изменились. Легкие и стройные, утоньшающиеся кверху колонки уступили место сравнительно коротким цилиндрическим стволам, похожим на резные деревянные балясины. Консоль превратилась как бы в кубоватую подставку; от развитой базы оставлен один валик с угловыми рогами-грифами; капитель и валик под ней также стали массивнее. Все элементы пояса густо покрыты резьбой; насечкой в елочку украшен даже поребрик, уте-

-161-


63. Рождественский собор. Фрагмент южного фасада

рявший четкую и острую форму тесаного камня и также похожий скорее на ряд округлых деревянных балясинок. В самой резьбе решительно господствует плоскостное орнаментальное начало, которое мы видели еще в рельефах Димитриевского собора, связывая его с навыками резчиков в работе по дереву. В этом смысле показательны фигуры львов на южном портале, поражающие мастерством почти графического исполнения и выразительностью каждого штриха (илл. 62), а также широкая лента дуги архивольта, украшенная плетением растительного орнамента, выходящего из хвоста птицы. Эта любовь зодчих собора к орнаментике и узорчатости, столь переосмысляющая характер архитектурных деталей, позволяет с полной уверенностью считать, что и верхний ярус здания был обильно украшен резьбой, не уступая в этом смысле деко-

-162-


ративному богатству Димитриевского собора. Есть основания думать, что над поясом лопатки приобретали сложный профиль и были покрыты резьбой; очень возможно, что уже здесь возникла развившаяся вскоре в Георгиевском соборе Юрьева-Польского система плоской ковровой орнаментации стены, на которой ясно выделялись исполненные в высоком рельефе резные камни и композиции. По верху алтарных апсид, расчлененных тонкими полуколонками, видимо, шел колончатый пояс.

Как фасады притворов, так, вероятно, и фасады храма завершались килевидными закомарами. Над ними возвышались три главы: большая — над перекрестьем средних нефов собора; относительно двух малых возможны два предположения. Они могли освещать увеличенное пространство алтаря и помещаться на восточных углах здания; именно так расположено трехглавие на монастырских соборах Суздаля XVI века, подражавших главному городскому собору. Но ряд памятников XII столетия позволяет также думать, что две главы могли стоять и на западных углах собора, создавая дополнительное освещение обширных соборных хор. По аналогии с некоторыми постройками XII века в Полоцке, Пскове и Чернигове, а также потому, что в 1445 году рухнул верх собора, можно предполагать, что он имел необычную композицию и что центральная глава поднималась над сводами на повышенном башнеобразном постаменте, как это было в соборе владимирского Княгинина монастыря. Вероятно также, что западная четверть собора с ее двумя главами была пониженной и массив здания приобретал ступенчатый характер. Если эта догадка справедлива, то и Суздальский собор примыкал к тому же передовому течению русского зодчества XII—XIII веков, которое стремилось к переработке традиционной крестовокупольной системы храма, к поискам его динамической композиции. В целом же Суздальский собор, видимо, был зданием весьма своеобразным и на редкость нарядным.

Существенной чертой архитектуры собора является его связь с окружающей территорией. Место здания было

-163-


определено собором Мономаха. Он был поставлен довольно близко к северному валу крепости, а южной и восточной стороной был обращен к городской площади. В связи с этим зодчие обращают особое внимание на главный парадный южный фасад и его притвор: над ними работают лучшие резчики, их орнаментация богаче и тоньше, резной портал превращается как бы в гигантский белокаменный киот, в котором мерцают золотым письмом клейма медных врат. Узорчатая резная кайма связывает портал с угловыми лопатками притвора, Боковые фасады притвора зодчие украсили эффектным карнизом из двух полос нависающего поребрика, дававших богатую игру светотени. Килевидная закомара, венчающая фасад притвора, была украшена скульптурными изображениями (центральный рельеф, возможно фигура архангела Михаила, исчез, сохранились лишь нимбы боковых масок) и широкой орнаментальной лентой с изображениями птиц и растений. Через этот богато убранный южный вход шли в собор горожане. Эффектно оформлено и смотрящее на юг окно восточного членения соборного фасада с амбразурой, украшенной «наличником» из полуколонок с резными капителями и базами.

Второй по значению была западная сторона собора, видимо, обращенная к княжескому двору. Фасад западного притвора прорезает широкий и величавый резной портал с мягкими дугами архивольта, выложенного из мелкого камня. И здесь примечательно, что при крупных размерах портала его детали подчеркнуто легки: тонки и вытянуты полуколонки и уступы косяков, уплощена дуга архивольта, словно неспособного вынести тяжесть кладки над ним. Портал, видимо, не имел дверей, и притвор был открытым. За ним в стене собора входящий встречал второй, возможно, расписанный портал, также с «златыми вратами». Притвор был двухэтажным (верхний этаж сломан в конце XVII века). В его северной стене изнутри собора идет лестница в верхнее помещение, через которое можно было выйти на хоры. Арочный проем входа, заложенный в позднейшее время, сохранился в стене собора под кровлей притвора.

-164-


Северный, обращенный к валу фасад был значительно беднее. Это сказалось в особенности в обработке его сложенного из тонкого кирпича портала, который имеет скупой профиль из ряда прямоугольных уступов без баз и капителей; его только расцветили фресковой раскраской (сохранившаяся роспись портала в основном XVII века). Колончатый пояс северного фасада резали менее опытные мастера, а мотивы его резьбы были однообразнее. Таким образом, здание приобрело связанные с его окружением главный и второстепенные фасады, которые отделывались по-разному.

Войдем теперь внутрь собора, памятуя, что и его интерьер также принадлежит двум эпохам. На северной грани юго-западного столба, на высоте 3 м, сохранился профилированный карниз — это след уничтоженных древних хор, опиравшихся на эти столбы. Площадь хор была необычайно велика — они перекрывали своими сводами два западных нефа собора, разделяя их как бы на два

64. Роспись аркосолия Рождественского собора. XIII в.

-165-


 

этажа. Верхний был обильно освещен окнами угловых глав и окнами второго яруса. Очевидно, что такие огромные хоры были рассчитаны не только на княжескую семью и ее приближенных, да и вход на хоры, как мы знаем, шел изнутри собора и никак не был связан с княжеским двором. Суздальский собор был первым собственно городским собором, и на его хоры через пышные порталы западного притвора и лестницу в его стене шли именитые люди города — бояре, крупные торговцы и мастера — городская знать.

Пространство под хорами было полутемным — лишь два небольших окна в западной стене и открывавшиеся в средний поперечный неф арки хор были источниками света. Под хорами располагалась усыпальница. В основании стен в соборе и в притворах были устроены аркосолии для гробниц членов княжеского дома и епископов. Видимо, в связи с этим храм и был удлинен в восточном направлении, что увеличивало его площадь. Некоторые из погребальных ниш сохранили и орнаментальную роспись 1233 года. Особенно красива роспись южного аркосолия западной стены с пышным малиново-красным цветком в центре извивающихся побегов; по своду аркосолия вились желтоватые стебли с темно-синими и розовыми цветами (илл. 64). Однако аркосолии почти не пришлось использовать строителям собора и их ближайшим преемникам — через тринадцать лет по окончании постройки собора на Суздаль обрушился удар монгольского завоевания, поэтому соборная усыпальница была использована главным образом для погребений позднейшей феодальной знати: здесь в XV—XVII веках погребались потомки суздальско-нижегородских князей — князья Шуйские, Скопины-Шуйские, Ногтевы, Вельские и другие.

Алтарь отделялся от помещения для молящихся алтарной преградой. Скорее всего она была белокаменной и, может быть, к ней относятся вставленные на фасадах над колончатым поясом кубические камни с женскими масками под килевидной арочкой (илл. 63). Как показали исследования, эти камни являются трехликими капителями — обколотые маски на двух сторонах блока скрыты теперь

-166-


65. Фреска Рождественского собора. XIII в.

-167-


под кирпичной обкладкой. Подобные капители могли венчать боковые стояки дверей преграды, вводивших в алтарь и боковые апсиды; изображения таких стояков с трехликими капителями и резными полотнищами деревянных дверей имеются в древних миниатюрах.

Пол храма был в 1233 году покрыт цветными майоликовыми плитками. Большие участки были выстланы квадратными плитками желтого, зеленого и темно-коричневого цвета. Пол под куполом и, вероятно, в алтаре был исполнен в наборной технике из маленьких фигурных плиток, образовавших сложные, как бы мозаичные узоры. Эти цветные и сверкающие своей стеклянной поверхностью полы летописец назвал «моромором красным разноличным».

  Собор был украшен фресковой росписью, исполненной в 1233 году ростовскими или суздальскими мастерами епископа Кирилла; ее фрагменты открыты А.Д.Варгановым в 1938 году. Важнейшие из них находятся в верхней части южной апсиды. Здесь изображены строгие фигуры двух старцев с суровыми аскетическими ликами, вписанные в узорчатые арки на орнаментированных колонках (илл. 65). Манера письма, характеризующаяся точностью рисунка и мягкостью моделировки, некоторой утонченностью и сдержанностью, говорит о большом мастерстве авторов росписи. Разнообразный растительный и геометрический орнамент как бы обтягивает поверхность стен подобно пестрым полотенцам или тканям. Он решительно преобладает здесь над изображениями святых, которые как бы теряются в его причудливых узорах. Орнаментика росписи Суздальского собора послужила одним из главных источников растительной резьбы Георгиевского собора в Юрьеве-Польском, который мы увидим позднее. Эта черта росписи Суздальского собора свидетельствует о проникновении в живопись народных вкусов, народной любви к цветистости и украшенности здания. Эти особенности являются общими как для монументальной живописи, так и для декоративной скульптуры собора и его утвари.

  Об этом же говорят и замечательные «златые врата», украшающие доныне южный и западный порталы собо-

-168-


ра — подлинная драгоценность русского прикладного искусства XIII века. Огромные створы врат расчленены выпуклыми валиками на отдельные тябла. Богатейшая орнаментика и многочисленные изображения в тяблах выполнены в своеобразной и сложной технике золотой наводки по бархатисто-черному фону медных листов, на котором мерцает и светится золотой рисунок (илл. 66). Львиные маски, держащие в пасти массивные кольца, служили дверными ручками (илл. 67). Врата были подобны гигантской золотой иконе, сиявшей в резном киоте портала.

Изображения западных врат посвящены евангельским темам; особое внимание уделено богородице, считавшейся покровительницей Владимирской земли. Здесь находится и одно из древнейших изображений установленного во Владимире праздника Покрова. Нижние тябла заняты фигурами львов и грифонов в пышном растительном орнаменте (илл. 68); они живо напоминают зверей владимиро-суздальских рельефов.

Среди святых, помещенных в медальонах, изображен св. Митрофан — патрон заказчика западных врат суздальского епископа Митрофана (1227—1238), сожженного в 1238 году татарами во владимирском Успенском соборе. Особенно интересны главные, южные врата. Здесь представлены святые, соименные владимирским князьям. Можно думать, что врата исполнены по заказу князя Георгия Всеволодовича в 1230—1233 годах. Основные изображения посвящены «деяниям ангелов», и в особенности архистратига небесного воинства Михаила, покровителя князей и их военных предприятий. Здесь много примечательных по мастерству композиции и занимательности сюжета изображений.

Интересна сцена единоборства Иакова с ангелом, где прекрасно передано напряжение борьбы; в сцене «Даниил во рву львином» львы схожи со зверями белокаменной резьбы (илл. 69). В изображении обучения Адама архангелом Михаилом художник показал Адама копающим землю деревянной лопатой с металлической оковкой, какие известны по материалам XII века раскопок в Суздале; в надписи дано и название такой лопаты: «Адам рыль-

-169-


цем землю копая». Интересна композиция «Чудо в Хонех», где на вершинах скал изображены фигурки людей с такими же «рыльцами».

Русские надписи врат являются драгоценным источником для изучения древнерусского письма и языка. Золотые рисунки обоих врат, изображавшие евангельские сюжеты, прославлявшие богородицу и ангелов, рисовавшие историю мироздания и первых людей, снабженные четкими лаконическими надписями, развертывались перед глазами зрителя как листы увлекательной иллюстрированной рукописи.

По свидетельству описи собора 1609 года, в той же технике золотой наводки был сделан архиерейский амвон — возвышенное место перед царскими вратами алтарной преграды, на стенках которого были также изображены господские и богородичные праздники. Видимо, это великолепное сооружение исчезло во время захвата Суздаля польско-литовскими войсками.

«Златые врата» показывают, какого высокого совершенства достигло искусство владимиро-суздальских художников, блестяще сочетавших мастерство строгой и лаконичной выразительной композиции с любовью к узорчатости. Эта тяга к орнаментальности типична для народного искусства, для вкусов «мизиньных людей» Владимирской земли, выдвинувших из своей среды талантливых мастеров. Собор был щедро наделен и драгоценной утварью, доставленной купцами из других стран.

Таким был древний Суздальский собор.

  После перестройки 1528—1530 годов он оставался, видимо, нерасписанным, а в 1577 году пострадал от пожара. Новая роспись собора была предпринята в 1635—1636 годах. Она не раз «возобновлялась», то есть переписывалась, — в 1775, 1818 и 1850 годах; роспись западной стены была уничтожена полиостью, а в остальных частях густо записана и остается нерасчищенной, и говорить о ее первоначальном содержании и характере нельзя. Видимо, она лучше сохранилась в верхних частях собора.

Стоит посмотреть сохранившиеся фрагменты фресок XVII века. Свод северного притвора занят темой прослав-

-170-


66. Западные «златые врата» Рождественского собора. 1230—1233

-171-


-172-


67—69. Западные «златые врата» Рождественского собора.
Фрагменты. 1230—1233

ления богородицы, которой посвящен собор. Не переписанными остались здесь роспись левой половины северной стены — поясные фигуры апостолов в орнаментальных медальонах — и под ними декоративный пояс «завес» с орнаментом. Ту же тему похвалы богородице развивала роспись южного притвора. Ее подлинная незаписанная часть сохранилась на западной стене притвора внизу. Здесь хороши летящие ангелы с трубами и фигуры двух людей, забирающихся на деревья. На юго-западном подкупольном столбе сохранился в открытом виде фрагмент росписи 1635—1636 годов, оставленный «реставраторами» XIX века без прописи, но поновленный. Несколько фрагментов росписи XVII зека сохранилось и в других местах основного помещения собора. Такова группа праведников из композиции «Страшного суда» на северной грани юго-западного столба и великолепные поясные изображения святых в больших медальонах на правой стороне алтарной апсиды. Из них особенно красиво изображение архидиакона Стефана в охристо-желтом, как бы сияющем круге, в белых одеждах, с зеленоватыми складками. Эти

-173-


фрагменты позволяют говорить о большой монументальности росписи, ее строгом колорите, связи художников со старыми высокими традициями фресковой живописи.

В конце XVII века интерьер собора приобрел новый облик, в каком мы его видим теперь. По приказанию митрополита Иллариона были выломаны древние хоры и убраны скопившиеся под ними надгробные камни над могилами князей и епископов, которых было до сорока; ход на хоры был заложен и сломан второй этаж притвора; древние окна были расширены. Так древнее здание было безжалостно приспособлено к новым художественным вкусам.

Тем же Илларионом был сооружен в конце XVII века существующий в соборе иконостас. Он исполнен в духе старых традиций. Его архитектура проста, в ней еще нет ничего от характерной для поры конца XVII—XVIII веков пышности, когда едва ли не большую роль в иконостасе стали играть не иконы, а их роскошное обрамление. Иконостас Суздальского собора, одним из авторов которого был крупный художник «государев иконописец» Григорий Зиновьев, еще проникнут идущей от древнейших образцов строгой и ясной религиозно-политической идеей земной и небесной иерархии, соподчиненности мира верховной силе бога и земным властям. Замысел иконостаса очень прост и монументален. Он выглядит как гладкая стена, окованная золоченым серебром, на мерцающем фоне которого строго рисуются фигуры святых, почтительно склоненные в сторону центральной оси иконостаса, где помещено изображение Христа. Художники еще владеют мудрым искусством простой монументальной формы, мастерством силуэта, не измельченного деталями и многоцветностью красок. Зритель может охватить взглядом иконостас в его сложном целом лишь от западной стены, он сразу приковывает к себе его внимание. Живопись иконостаса поновлялась в конце XVIII века.

В XVI—XVII веках не только сам собор пережил крупные перестройки и изменения, но и вокруг него выросли новые монументальные здания, образующие его современный ансамбль.

-174-


  В 1635 году против южного фасада собора архиепископ Серапион строит огромный шатровый столп соборной колокольни, вмещающей в нижнем ярусе небольшую церковь. В отличие от многих других суздальских сооружений этого типа могучий и суровый восьмигранник колокольни с лопатками на углах как бы вырастает непосредственно из земли. Шатер, подобно крепостной башне, имеет пологий выступ кровли — «полицу» — в основании. Высокий и внушительный силуэт здания прекрасно гармонировал с величественным объемом собора, усиливая роль кремлевского центра в разросшемся и усложнившемся городском ансамбле XVII века. На колокольне в конце XVII века были установлены часы, которые отбивали не только каждый час — до недавнего времени над городом каждую минуту звенел серебряный голос маленького колокола...

Уже в сообщениях источников о городском пожаре 1577 года упоминается о каменных Архиерейских палатах около собора. Теперь они представляют исключительно сложный комплекс, образовавшийся на протяжении XV—XVIII столетий (илл. 70). Как показали исследования А.Д.Варганова, древнейшей в его составе является угловая юго-восточная часть — епископские палаты конца XV века. На месте северного крыла корпуса против западного портала собора в XVI веке стояла церковь Ивана Богослова (1528). В 1559 году к западу от палат была построена домовая церковь с трапезной палатой епископа, с живописной галереей паперти и редким в строительстве средней России восьмискатным пофронтонным покрытием, напоминающим новгородско-псковские храмы XIV—XV веков. В конце XVII века старые здания епископского двора XVI столетия вошли в состав новых, более обширных Архиерейских палат, построенных суздальским митрополитом Илларионом (1682—1707). Основной корпус палат (илл. 61), обращенный своим фасадом с широкими окнами, обрамленными разнообразными наличниками, в соборный двор, был тесно связан с собором как в композиционном, так и в бытовом отношении. Главный вход в палаты, отмеченный коническим шатри-

-175-


70. Архирейские палаты. Вид с запада. XV—XVIII вв.

71. Архирейские палаты. Восточный фасад. Реконструкция А. Д. Варганова

-176-177-


72. Церковь Николы из села Глотова. 1766

ком, крытым бирюзово-зеленой черепицей, помещается на оси западного портала собора. Отсюда два торжественных широких лестничных марша вводят в обширные сени, пройдя которые посетитель попадал в огромный бесстолпный зал Крестовой палаты — главное парадное помещение второго этажа митрополичьего дворца (своды зала разобраны в 1874 г.). За ним располагался ряд комнат различного бытового назначения. Нижний сводчатый этаж занимали разнообразные службы двора, складские и хозяйственные помещения. В XVIII веке трапезная епископская церковь была объединена с основным корпусом палат. Чтобы представить себе их первоначальный облик, следует дополнить его высокими четырехскатными кровлями — «колпаками», создававшими его живописность, тогда как существующая плоская кровля придает ему несколько казарменный вид. Большие исследовательские и реставрационные работы, проведенные до 1951 года по Архиерейским палатам, позволили А. Д. Варганову дать проект их реконструкции (илл. 71).

Следует вспомнить и об исчезнувших элементах соборного ансамбля. Колокольня связывалась со вторым этажом палат галереей на кирпичных столбах. От
 

-178-


этого перехода сохранился портал у юго-восточного угла палат. Галерея огибала колокольню с запада и севера и вела в маленькую домовую митрополичью церковку Благовещения, пристроенную у колокольни. На соборную площадь с галереи спускалось убранное ширинками и изразцами высокое крыльцо, поставленное по оси южного портала собора. Таким образом, зодчие XVII века создавали свои постройки, постоянно связывая их с древним собором, мысля их как части единого согласованного ансамбля. В самом принципе соединения отдельных зданий поднятыми на столбах галереями и переходами звучала многовековая традиция русского «хоромного строения», один из древнейших образцов которого мы видели в Боголюбовском дворце XII века.

Теперь пройдем на северный вал кремля, откуда хорошо видна панорама города и его отдельные памятники.

  Неподалеку от собора, в западной части кремля, удачно поставлена перевезенная сюда в 1960 году из села Глотова в глубине Юрьевского района деревянная церковь Николы 1766 года (илл. 72). Она кладет начало созданию здесь архитектурного музея на открытом воздухе. Это редчайший для среднерусской полосы памятник старого деревянного зодчества и прекрасный образец древнейшего типа так называемых «клетских» храмов, наиболее близких рядовой избе. В обоих случаях основой здания является «клеть» сруба. Храм поднят на подклете и с трех сторон окружен открытым балконом галереи. К основному высокому четверику примыкает с запада пониженный сруб «трапезы», а с востока — граненая апсида алтаря. Крутые остроконечные тесовые кровли с крытой чешуйчатым лемехом главкой на коньке делают маленькую, простую и, казалось бы, тяжеловесную постройку на редкость стройной и монументальной. Отзвуки подобной, уходящей в глубокую древность композиции мы не раз встретим в суздальских маленьких «теплых» каменных церковках XVII—XVIII веков и в жилом доме той же поры у Cnaco-Евфимиева монастыря (илл. 102). Выразительный и точный силуэт Глотовской церкви органически вписался в ансамбль кремля и Суздаля в целом,

-179-


свидетельствуя о глубоком родстве деревянного и каменного зодчества.

Посмотрим с вала на север. У подножия городского холма — заросшая осокой тихая Каменка. Справа над кручей ее левого берега — группа церквей XVIII века: Входо-Иерусалимская и Пятницкая, за ними — Воскресенская «на торгу». Дальше видна церковь Лазаря и высокая колокольня Ризположенского монастыря, у подножия которой — знаменитые двухшатровые ворота. Левее виднеется могучий красно-белый четверик башни Спасо-Евфимиева монастыря и верхи колокольни и храма Александровского монастыря. В низине, прямо перед нами, на правом берегу — Богоявленская и Рождественская церкви с изящной шатровой колокольней при них. Сразу за ними вдали чуть видны здания Покровского монастыря и Петропавловская церковь; левее, на подъеме правого берега, белеет Тихвинская церковь, ставшая на месте старого Андреевского монастыря. Таким образом, панорама города складывается из множества зданий, определивших причудливый характер его ажурного силуэта.

Пройдем по западному валу. Внизу слева озерко — остаток пересекавшего мыс древнего искусственного рва. За рекой, на Ивановой горе, прямо перед нами стоит полуразрушенная Ильинская церковь (1744) — на месте слободы митрополичьих бобылей XVII века.

  Левее, на том же правом берегу Каменки и ближе к углу кремля, находился Борисоглебский монастырь, возникший до XVI века. Стоящая на его месте каменная Борисоглебская церковь — единственный памятник Суздаля, где сравнительно ярко отразились формы барочной архитектуры XVII—XVIII веков (памятник реставрирован в 1961 г. А.Д.Варгановым). Ее колокольня по общей композиции и мотиву волют близко напоминает виденную нами во Владимире колокольню церкви Никиты-мученика, а композиция самого храма (восьмерик на четверике) — церковь Николы в Галеях. Однако суздальская постройка отличается от этих памятников большей простотой, силой и выразительностью — ее пропорции очень мощны, а детали, четко выступающие на красном

-180-


фоне стены, несравненно пластичнее и сочнее. Особенно хорош богатый карниз основного восьмерика — изящный и вместе с тем пышный.

  На юго-западном углу, в разрыве кремлевского вала стояли Димитриевские ворота. За ними на противоположном берегу, на повороте Каменки, был упоминавшийся выше древнейший суздальский Димитриевский монастырь конца XI столетия. Еще в XVII веке здесь стояла небольшая шатровая деревянная церковь. Митрополит Илларион построил взамен ее новую деревянную, которая «была весьма огромная, высокая и превосходная, с двух сторон она была окружена папертями и внутренним благолепием... преизрядно была украшена...». Это здание, являвшееся, видимо, интересным памятником искусства суздальских плотников-древоделов, играло большую роль в ансамбле города XVII—XVIII веков.

  Идем дальше по южному валу вдоль Каменки. В юго-восточном углу кремля находится один из лучших памятников суздальской архитектуры XVIII века — церковь Николы, построенная в 1720—1739 годах на месте одноименной шатровой деревянной церкви, сгоревшей в пожар 1719 года (памятник реставрирован в 1960 г. О.Г.Гусевой; илл. 73). Никольская церковь здесь существовала, видимо,

73. Никольская церковь. 1720—1739

-181-


очень давно, так как по ее месту названы древние Никольские ворота, выводившие к мосту через Каменку. Никола, как мы знаем, почитался как покровитель плавающих и путешествующих, и постановка его храма у этих ворот к дальним речным путям и дорогам была не случайной. Вспомним, что и церковь Николы в Галеях во Владимире была поставлена над речной пристанью. Здание существующей церкви очень нарядно. В его обработке гармонично сочетаются формы XVII века с новыми деталями. Перекрытый сомкнутым сводом куб храма с красивыми порталами и изящными наличниками завершается широким карнизом и поясом мелких кокошников. Над четырехскатной кровлей — стройный вытянутый барабан главы, убранный двумя ярусами аркатур (возможно, что первоначально храм был пятиглавым). Небольшой притвор-трапеза связывает основной объем храма с колокольней. Она особенно хороша по своим пропорциям и деталям. В основе ее композиции лежит древний тип шатрового деревянного храма «восьмерик на четверике». По углам четверика поставлены крошечные шатровые башенки. В основании граней восьмерика повторен мотив карниза храма — кокошники, выше — ширинки, а в верхнем ярусе — барочные восьмигранные ниши, над которыми широкий карниз с зубчиками и лентой цветных изразцов отделяет столп от яруса звона. Он декорирован особенно сочно и обильно — рустованные столбы с карнизами, профилированные арочные проемы, и снова широкая горизонталь такого же карниза с изразцами. Насыщенность убранства усиливается в высоту: от очень простого низа она нарастает кверху. Углы восьмерика, повторяя мотив нижнего яруса, завершаются миниатюрными пирамидками с крестами, напоминающими готические фиалы. Они подчеркивают монументальность и высоту шатра. Его вогнутая форма — изобретение суздальских мастеров. Традиционные оконца-слухи сменились круглыми люкарнами; только в верхней части шатра помещены крошечные наличники, усиливающие впечатление его ракурса и высоты. Колокольню завершает главка с шлемовидным покрытием. Безвестный зодчий Николь-

-182-


ской церкви был одаренным мастером, чувствовавшим ритм архитектуры и роль декоративных деталей. Он знал и ценил новое искусство, но больше любил красоту построек старых суздальских мастеров. Он и сам был, скорее всего, суздальским мастером. Находящаяся рядом маленькая Христорождественская церковь (1775; паперть — XIX в.) является «теплым» храмом при «холодном» большом. Это типичное сочетание построек мы увидим еще не раз. Небольшие «теплые» храмы обычно очень просты и непритязательны по своей архитектуре и часто похожи на жилой одноэтажный дом или деревянную клетскую церковь типа виденной нами Глотовской. По существу, это повторение в камне форм прямоугольного избяного сруба с обычной двухскатной кровлей. Здесь мы можем непосредственно наблюдать сохраняющееся и в XVIII веке взаимодействие народного деревянного зодчества и каменной церковной архитектуры, проникновение в последнюю народных вкусов. Сочетание подобных незатейливых «теплых» церковок с главным храмом подчеркивает его значительность и большую нарядность и превращает каждую такую группу в порой очень живописный и интимный ансамбль.

  Пройдем на мост через Каменку. Вспомним, что по ее левому берегу шел вал и тын острога. Вдали, слева — над песчаным обрывом на крутом повороте реки — очень красиво и поэтично стоит церковь Козьмы и Демьяна, построенная на месте одноименного, второго по древности, суздальского монастыря (памятник реставрирован в 1960 г. Р.С.Кузнецовым). Еще в XVII веке холм, на котором стоит церковь, назывался Яруновой горой, а около церкви проходила Ярунова улица, связанная, может быть, с языческими припоминаниями или, скорее, с именем какого-то древнего суздальца Яруна. Существующая церковь (илл. 74) построена в 1725 году. Но здание еще полностью проникнуто духом XVII века. Он сказывается в живописной асимметрической композиции. Простой одноглавый куб храма закрыт с угла стройным столпом колокольни. Ее тип тот же, что у Николы — восьмерик на четверике, — но она очень строга и почти лишена

-183-


4. Козьмодемьянская церковь. 1725

-184-


убранства; арки звона завершены килевидными перекрытиями, над которыми поднимается тонкий шатер с оконцами-слухами и миниатюрной главкой. На фоне простого объема храма колокольня кажется особенно легкой и высокой. Живописность композиции усилилась пристройкой с юга придельной церкви с ее тонкой главкой. Весь комплекс был обнесен каменной оградкой, а к реке, по оси колокольни, спускалась каменная лестница, так что церковь выглядела как маленький городок. Она особенно хороша и поэтична в тихую погоду, когда среди осок в зеркале реки опрокинуто ее чудесное отражение.

  Дальше — по дороге к Владимиру, на левой стороне, над крутым берегом речки Мжары — стоит церковь Знамения (1749). В древности здесь располагался Введенский монастырь, рядом с которым в XVII веке была деревня Пинаиха. Торжественное крыльцо церкви с приземистыми гранеными столбами скрывает в своей полутени широкий перспективный портал с плоской аркой. Над крыльцом, возможно, стояла колокольня. Южный фасад с регулярно расположенными большими окнами производит впечатление гражданского здания. Северный, смотревший на город, убран богаче. К городу был обращен и второй портал храма. Вместо кокошников между двумя поясами карнизов развернута серия живописных изображений на церковные темы, а с запада здесь помещены еще два окна: строители и заказчики стремились сделать свой небольшой храм как можно более светлым. Верхний восьмерик главы убран бело-синими изразцами, какими выкладывались печи, они здесь сменили цветные и муравленные изразцы, излюбленные зодчими XVII века. Здание реставрировано в 1959 году А.Д.Варгановым. «Теплая» Ризположенская церковь, построенная купцами Зубковыми в 1777 году, при всей своей классической строгости также связана с образами старой суздальской архитектуры — ее восьмискатное покрытие с четырьмя фронтонами напоминает трапезную церковь Архиерейских палат.

С восточной стороны от церкви Знамения особенно хорошо виден курганный могильник Суздаля за Мжарой.

-185-


  Значительная часть архитектурных памятников Суздаля сосредоточена около главной площади посада — торга. Мы уже говорили о том, как группировались деревянные церкви этого района посада в XVII веке, располагаясь группами у городских ворот и вдоль лавочных рядов торговой площади. Существующие каменные постройки в большинстве случаев стоят на месте старых деревянных. Созданные в XVII и главным образом в XVIII веке, они исключительно разнообразны в художественном отношении. При однотипности зданий суздальские мастера счастливо избегают повторений, придавая своим постройкам индивидуальный облик как в отношении общей композиции, так и их убранства.

  При выходе с владимирской дороги, с левой стороны, почти над древним рвом кремля, на месте старого деревянного шатрового храма стоит церковь Иоанна Предтечи, построенная одновременно с кремлевской Никольской церковью в 1720 году (илл. 75). Но эти сверстники имеют совершенно различные лица. Предтеченская церковь следует той же схеме: колокольня с запада, притвор-трапеза, храм. Но разработка этой схемы предельно монументальна, почти сурова. Куб храма с лопатками на углах, как бы имитирующими обшитые тесом концы бревен сруба, несет явное напоминание о простых «клетских» рубленых храмах XVII века. Фасады, лишенные карнизов, обрезает горизонталь четырехскатной кровли, сдержанны и формы оконных наличников. Чем-то новгородско-псковским веет от этой постройки. Это впечатление усиливает столь же строгая колокольня. Ее низ с двумя могучими столбами служит крыльцом храма (подобное крыльцо мы видели под колокольней Никологалейской церкви во Владимире). Верхняя часть четверика, как и храм, обработана угловыми лопатками, ее простоту подчеркивают теневые пятна маленьких окон. Выше идет сравнительно короткий восьмерик со звоном, оформленный контрастирующими с общим суровым строем форм тонкими полуколонками. Прямой без прогиба граней шатер с оконцами-слухами имеет строгие пропорции 1:2. Строитель этого храма вовсе не был чужд любви к бога-

-186-


75. Предтеченская церковь. 1720

тому декору, но он предпочитал лаконичный язык самих архитектурных форм. Лишь великолепный портал из лекального кирпича, особенно хорошо играющий светом и тенью под сводами крыльца, обнаруживает руку выдающегося декоратора, который подчеркнул пятном узорочья портала красоту излюбленной им мудрой простоты.

  В юго-западном углу торговой площади расположена группа церквей: справа — Входо-Иерусалимская (1707) и слева — Пятницкая (иначе, Никольская; 1772).

-187-


Сейчас разрозненные и стоящие как бы случайно, раньше они образовывали целостный и очень красивый ансамбль (илл. 76). Их окружала построенная в XVIII веке невысокая кирпичная ограда с каменными воротами редкой формы: их завершал каменный свод в форме «крестчатой бочки», заимствованной из деревянного зодчества и здесь превращенной в килевидные закомары, увенчивающие каждый фасад куба ворот. Не менее важным связующим звеном этой архитектурной группы была стоявшая между обоими храмами изящная колоколенка с вогнутым шатром — древнейший образец суздальских колоколен этого типа. Удивительно наивная и простая, с гладкими гранями, убранная только в ярусе звона крупными ширинками, с чисто декоративными наличниками на гранях шатра (окон-слухов зодчий не сделал), она была подлинным шедевром народного строительного искусства. Из двух сохранившихся храмов более интересен старший из них — Входо-Иерусалимская церковь, сохранившая связь с архитектурой XVII века. По своему типу она близка Предтеченской церкви. Углы ее куба также прикрыты лопатками, но фасады богаче украшены. Окна обрамлены красивыми наличниками со сложными завершениями. По верху стен идет фриз сочных мелких кокошников, опертых на консоли. Мотив колончатого арочного пояса повторен и на барабане главки (первоначально церковь была пятиглавой).

  Западную сторону площади занимает длинное здание Гостиного двора — торговых рядов, — построенное по проекту губернского архитектора А.Вершинского в 1806—1811 годах. Как и в застройке Владимира этой поры, здесь сказалось известное казенное равнодушие к живописной панораме этого края города, выходившего на высокий обрыв над Каменкой и видного с низинных лугов ее правого берега и из кремля; ряды обращались сюда своим грязным складским двором. «Гостиной двор с колонадою, — писал современник постройки И.М.Долгорукий, — при мне начатой уже достроен, и в нем, через пять лавок пустых, в шестой торгуют вздором. Везде свое чванство. Суздальцы захотели вытянуть большой гостиной

-188-


двор, застроили под ним целый квартал и, ходя взад и вперед, на него любуются...». Суздальские торговые ряды воскрешают перед нами не раз воспроизведенный в литературе дух провинциальной жизни XIX века. Они были ее центром, куда шли не столько ради покупок; под галереей рядов гуляли суздальские обыватели, сплетничали, оглядывали встречных, красовались своими нарядами, местные богатеи выводили и приглядывали невест и женихов, а потом возвращались восвояси, судили и рядили о виденном, слушая отбивавший каждую минуту скучной и однообразной жизни серебряный звон соборных часов...

  Перед торговыми рядами стоит группа храмов, отмечающая правый, южный край стоявшей здесь вдоль лавочного порядка торга группы деревянных церквей XVII века, сгоревших в 1719 году. На месте существующей Воскресенской церкви стояла одноименная шатровая. Здание сохранило не только местоположение старого: новая каменная колокольня восприняла и повторила его архитектурную роль — основной вертикали в ряду соседних деревянных храмов. Да и само живописное расположение главной Воскресенской церкви (1720; реставрирована в 1958 г. Е.М.Караваевой) и «теплой» Казанской (1739), видимо, имело нечто общее с группировкой деревянных церквей торга. С этой преемственностью связано и преимущественное внимание зодчего к обработке колокольни — главного элемента ансамбля (илл. 78). Грани ее стройного восьмигранного столпа, поднятого на мощном цоколе четверика, снизу доверху убраны глубокими ширинками со вставленными в них зелеными «муравлеными» и полихромными изразцами. В основании яруса звона положена сплошная лента изразцов, а в венчающем карнизе красные кубышки чередуются с поливными зелеными. Все это создает богатую игру светотени и цветных пятен на поверхности столпа колокольни. В этом отношении зодчий XVIII века является прямым наследником старых суздальских мастеров, строивших в начале XVI века Святые ворота Покровского монастыря (илл. 91), или знаменитых суздальцев конца XVII столетия Мамина, Грязнова и Шмакова, постройки которых мы увидим дальше

-189-


(илл. 81, 83). Самый храм, принадлежавший по своей конструкции к типу двухстолпных (эту конструкцию мы увидим в более ранней церкви Лазаря), отделан очень просто: его окна лишены наличников; ясная белизна фасадов, завершенных карнизом из превращенных почти в узор измельченных кокошников, оттеняет декоративное богатство столпа колокольни, С запада к храму примыкает одноэтажная паперть, на фасадах которой мы можем вплотную видеть характерный суздальский сочный карниз с кубышками и зубчатыми рядами лекального кирпича. Восьмигранный барабан главы с фронтончиками раскрашен желтой и красновато-коричневой краской, вторя полихромии колокольни. Красивое парадное крыльцо с круглыми столбами, арками с висягами и фронтоном выделяет главный южный фасад храма. В скромной «теплой» Казанской церкви с ее наивным северным портиком

76. Входо-Иерусалимская и Пятницкая церкви, 1707—1772 (фото 1910 г.)

-190-


77. Цареконстантиновская церковь. 1707

78. Воскресенская церковь. 1720

интересен кружевной металлический гребень на коньке крыши — незатейливая по узору, но необычайно нарядная деталь, внесенная в скромную постройку народным искусством.

  В северо-восточном углу площади расположен ансамбль построек с главной Цареконстантиновской церковью (илл. 77). Как и другие каменные храмы Суздаля, эти постройки сменили деревянные, стоявшие перед северо-восточными воротами острога. Главный храм, выходящий своим южным фасадом на площадь, построен одновременно с Входо-Иерусалимской церковью в 1707 году, но он несравненно монументальнее и богаче. На белой глади стены, подобно вышитой кайме, рисуются широкий карниз из мелких и глубоких подковообразных кокошников, пояса зубчатых городков и балясинок-кубышек, аналогичных карнизам колокольни Воскресенской церкви и столь же изящные фигурные завершения окон. Контрастируя с нарядной простотой стены, над кровлей поднимаются пять тонких с сильным рельефом колонок пояса, на редкость замысловатых главок, на которых зодчий сосредоточил свою декоративную фантазию.
 

-191-


79. Ансамбль церквей Лазаря и Антипия. 1667, 1745

-192-


Нарядность верха, игра на контрастах простого и сложного, общая украшенность здания очень напоминают ныне не существующий Троицкий собор Ризположенского монастыря (илл. 83). Возможно, что Цареконстантиновскую церковь строили те же мастера — Мамин, Грязнов и Шмаков или их ученики. Фигурные верхи Цареконстантиновской церкви создают ощущение праздничности и подчеркивают значение здания в ансамбле площади. Пристроенный в начале XIX века с запада классический круглый притвор с его двухколонными портиками хорошо связался со старым храмом, создав живописную симметрию с его перестроенной в конце XVIII века алтарной частью.

К северо-востоку от главной церкви стоит «теплая» Скорбященская церковь (1787), связанная с шатровой колокольней. Ее строитель использовал некоторые мотивы колокольни Никольской церкви, сделав низ восьмерика более простым. Этим приемом колокольня согласовывалась с архитектурой главного храма, с фигурными верхами которого гармонирует усложненное завершение шатра с его восьмигранными оконцами-«слухами» и вытянутой, как игла, главкой. Мастеру особенно полюбился мотив поливных красных и зеленых кубышек-балясин, которые он применил не только в карнизе храма и восьмерике колокольни, но и на вершине ее шатра. Эти яркие майоликовые детали походили на нити сверкающих красных и зеленых бус, обтягивающих храм и колокольню. Здание реставрировано в 1952 году.

  Теперь направимся к Ризположенскому монастырю по Старой улице, выводившей с площади торга к монастырю. С правой стороны стоит церковь Лазаря. Еще в XV веке перед северными воротами острога здесь находилась одноименная деревянная церковь, бывшая в начале XVII столетия шатровой. Существующая пятиглавая церковь (1667) (илл. 79) по внешнему облику типична для многих церковных построек XVII века: кубический объем «четверика» с тремя апсидами, разные на каждом из фасадов порталы, широкий сочный карниз с подковообразными кокошниками и пояском изразцов; такие же кокошники украшают подножия угловых главок,

-193-


80. Церковь Антипия. 1745. Главка и прорезной гребень

барабаны глав убраны аркатурно-колончатым поясом. Но в отличие от обычных храмов этого рода, где угловые главы глухие, здесь все они имеют окна. Это связано с интересной и редкой двухстолпной конструкцией здания. Внутри храма два столба, на которые опираются две пары продольных арок, перекинутых на восточную и западную стены; между ними возведены своды. В промежутке средних сводов, меж столбами, на небольших парусах поставлен барабан главы. Эта конструкция известна еще в XVI веке и была изобретением мастеров северных заволжских городов, откуда она проникла и в зодчество городов Поволжья. Появление здания этого типа в Суздале, возможно, говорит о работе здесь пришлых северных, может быть, вологодских зодчих. По-видимому, их же работой является построенный несколько раньше собор Васильевского монастыря. Его мы увидим в конце нашего пути по памятникам Суздаля. В паре с Лазаревской церковью стоит сооруженная столетием позже, в 1745 году, «теплая» церковь Антипия с нарядным ажурным гребнем из просечного железа на коньке ее кровли (илл. 80).
 

-194-


Очень хороша и стройна примыкающая к церкви Антипия с запада и построенная, видимо, несколько раньше колокольня с типичным для Суздаля вогнутым шатром с круглыми люкарнами-«слухами». Она очень похожа на колокольню церкви Николы в кремле. При реставрации комплекса А.Д.Варгановым в 1959 году восстановлена ее старая наружная расцветка, выделявшая здание среди других колоколен Суздаля. Эта несколько непривычная черта архитектурного облика колокольни была характерна для вкусов более ранней поры — XVII века, когда заказчики особо оговаривали богатую полихромию построек, например, «прописати колокольню красками разныя растески, а где прямая стена — прописать в кирпич суриком, а у шатра стрелки перевить, а меж стрелок обелить, а слухи, закомары и окна прописать разными красками; да у колокольни которое резное дело каменное разветвить и прописать красками...». Зодчий суздальской антипьевской колокольни еще в XVIII веке питал старую любовь к полихромии постройки.

  Перспективу Старой улицы замыкают стоящие за овражком белые Святые ворота занимающего высшую точку города Ризположенского монастыря и свидетельствующие о понимании суздальскими мастерами широкой архитектурной композиции и связи каждой постройки с окружающими зданиями и пространством города.

В огромном большинстве случаев памятники древнерусского зодчества, подобно произведениям народной поэзии, безымянны. Как сказители былин, перенимавшие свое искусство «с голоса» предшественников и учителей, совершенствовавшие или видоизменявшие это искусство, так и древнерусские зодчие учились у своих отцов и дедов, на «образцах» их творчества. Корни архитектурного мастерства уходили в глубь веков, оно росло, развивалось и осознавалось как коллективное творчество поколений. Лишь в XVII столетии, в пору начавшегося разложения феодализма, мы чаще и чаще встречаем имена зодчих, свидетельствующие о признании самодовлеющей ценности и значения творческой личности. Архитектура Суздаля дольше, чем в других больших городах, жила в условиях

-195-


старозаветного быта и традиций и даже постройки XVIII века не имеют авторских приурочений. Но от конца XVII столетия до нас дошли имена трех, почти всегда работавших вместе зодчих — Ивана Мамина, Андрея Шмакова и Ивана Грязнова. Они известны нам по постройкам Ризположенского монастыря и, возможно, принадлежали к числу его крепостных людей.

  Этими мастерами и построены в 1688 году монастырские Святые ворота — живой памятник их искусства (илл. 81). Белый фасад ворот прорезан двумя широкими проемами; они различны по начертанию: арка проезда почти полуциркульная, другая уплощенная. Торцы простенков обработаны как столбы с карнизами. В стене помещена лестница, идущая в маленькое помещение над сводами. Все убранство фасада состоит из глубоких ширинок с цветными изразцами на дне. В виде ширинки оформлен и киот для иконы над входом. Пояс изразцов в квадратных обрамлениях и карниз с зубчиками венчают фасад. Те же мотивы применены в уборе коротких восьмериков с крошечными оконцами; на правом шатре они имеют наличники, на левом — они в простых нишках, что подчеркивает значение правого шатра над главным входом. Связь надвратных шатров с шатрами колоколен города ясно выявлена выложенными из кирпича рельефными «изображениями» оконцев-слухов. Постройка в целом проникнута удивительным изяществом.

  Поблизости от Святых ворот стоит Ризположенский собор (илл. 82; памятник реставрирован в 1964 г. О.Г.Гусевой). Его точной даты мы не знаем, но, несомненно, он относится к первой половине XVI века (в 1586 году к нему уже пристраивали северный придел). Есть основания думать, что храм строил в двадцатых годах ближний боярин Василия III Иван Шигоня-Поджогин, причастный к темной истории заточения жены Василия III Соломонии в суздальский Покровский монастырь. Храм сравнительно невелик. Это один из ранних в среднерусской архитектуре бесстолпных храмов, крытый сомкнутым сводом с распалубками, что было отражено в фасадах, завершенных закомарами. Гладкие фасады, прорезан-

-196-


81. Святые ворота Ризположенского монастыря. 1686

-197-


 

-198-


Ризположенский монастырь

82. Ризположенский собор. Начало XVI в.

83. Троицкий собор. Конец XVII в. (не сохранился, фото 1910 г.)

84. Паперть Ризположенского собора. 1688

 

-199-


ные простыми амбразурами окон, опоясывает фриз из крупных пятигранных ниш, ограниченный горизонталями тонких профилей. Сходный мотив из спаренных нишек украшает верх барабанов глав. Возможно, что трехглавие храма повторяло трехглавие рухнувшего к этому времени кремлевского Рождественского собора.

Строгий и сдержанный облик Ризположенского собора казался людям конца XVII века излишне скупым. Поэтому в 1688 году, одновременно с постройкой Святых ворот, их зодчие Мамин, Грязнов и Шмаков окружили древний храм с юга и запада галереей. Здесь полностью проявилась их страсть к богатой украшенности здания. Особенно щедро убрана главная западная стена паперти с сочной обработкой пилястр, роскошным порталом и играющими белой, зеленой, желтой и коричневой поливой изразцами (илл. 84).

  Наиболее выдающимся памятником творчества тех же трех суздальских мастеров и, пожалуй, лучшим памятником Суздаля XVII века, был находившийся в северо-восточной части монастыря Троицкий собор, строившийся, видимо, одновременно со Святыми воротами в конце XVII века (илл. 83). Его чрезвычайно богато убранный южный фасад замыкал площадь монастырского двора с севера. Храм был поднят на высоком подклетном этаже и опоясан с трех сторон закрытыми галереями. На их стенах, расчлененных парными полуколонками, играли наборными из лекального кирпича наличниками окна — «двойни», — под которыми шла аналогичная пояску Святых ворот цепочка цветных изразцов. В юго-западном углу паперти, несколько выступая вперед, стояла колокольня. Ее высокий четверик, поднимавшийся над кровлей паперти, имел в нижнем ярусе открытое крыльцо с круглыми угловыми столбами, — дуга арки сочеталась с заполняющими ее арочками на висягах, напоминая любимый прием ростовских зодчих XVII века. С обработкой крыльца контрастировала строгая белая гладь верхнего яруса четверика, ограниченного на углах не лопатками, но «тройнями» тонких полуколонок и завершенного узеньким карнизом. Через крыльцо колокольни лестница вела

-200-


на галерею, куда выходили резные из белого камня и расписанные красками узорчатые перспективные порталы храма. Восьмерик, столь типичный для колоколен Суздаля, в Троицкой колокольне отсутствует, и непосредственно на четверик поставлен ярус звона, убранный снова сочными деталями: парапет проемов обогащала игра светотени в глубоких ширинках с цветными изразцами, столбы звона повторяли мотив тройных полуколонок. Над профилированными дугами арочных проемов поднимался легкий шатер со сверкавшей зеленой черепицей главкой и тремя рядами оконцев-слухов, служивших вместе с открытой полостью шатра резонаторами звона. Обработка фасадов храма была тонко согласована как с убором папертей, так и с деталями колокольни: их углы также оформлены «тройнями» тонких полуколонок; окнам паперти вторили большие окна с дробными наборными колонками наличников, с уплощенными завершениями, как бы слегка прогнувшимися под висящими над ними консолями кокошников широкого карниза. Храм увенчивало нарядное пятиглавие. Ярусные граненые барабаны с круглыми кокошниками в основании и острыми фронтончиками, завершающими нижние призмы, и также двухъярусные фигурные главы как бы вторят ритму и формам колокольни. О художественном значении венчающей части говорят ее размеры: высота от края кровли до вершины креста равнялась высоте верхнего этажа самого храма.

Мы уже говорили о сходстве подчеркнуто развитого верха Троицкого собора с завершением Цареконстантиновской церкви, позволяющим предположить в ней работу тех же зодчих. Троицкий собор был подлинной жемчужиной в их наследстве, которое любовно изучали суздальские строители XVIII века. Творчество Мамина, Грязнова и Шмакова во многом определило своеобразие суздальской архитектуры этой поры.

Высокая колокольня монастыря (1813—1819), построенная под руководством суздальского каменщика Кузьмина, испорчена в начале XX века цементной штукатуркой, отягощающей ее устремленные ввысь сквозные ярусы, оформленные повторяющимся и уменьшающимся

-201-


мотивом портика с парными колоннами. При реставрации восстановлена ее первоначальная двухцветная окраска: стены желтые, детали — белые.

  После осмотра Ризположенского монастыря пройдем к стоящему севернее над Каменкой древнему Александровскому монастырю, или, как его звали в древности, Большой лавре, основанной, по данным XVII века, Александром Невским в 1240 году и пользовавшейся большим вниманием первых московских князей Ивана Калиты и его сына Ивана. От этой древней поры ничего не сохранилось, кроме бывших в церкви поздних надгробий с надписями о погребении здесь двух суздальских княгинь — Марии (1362) и Агриппины (1393). Монастырек был окружен в первой половине XVIII века небольшой оградой с маленькими декоративными башенками, имитирующими монументальные башни с их массивным четвериком с угловыми лопатками, увенчанным кирпичным стройным шатром с рельефными

-202-


85. Александровский монастырь. Конец XVII в.

 

-203-


«изображениями» оконцев-слухов. В южной линии ограды находятся реставрированные в 1947 году Святые ворота, вторящие своим граненым ярусным барабаном с треугольным завершением фигурным верхам Троицкой церкви Ризположенского монастыря. Ворота и строил один из ее зодчих — Грязное. Так та или иная деталь, повторенная, как эхо, зодчими, рождала связь и перекличку разбросанных по территории города памятников и слияние их в гармоническом хоре.

За воротами на открытой площадке возвышается построенный монастырем на средства царицы Натальи Кирилловны, взамен шатрового деревянного, большой храм Вознесения (1695) со стоящей на отлете высокой колокольней. Сохранившиеся около них старые маленькие рубленые избы дают реальное представление о соотношении монументальных церковных зданий Древней Руси с рядовым жильем (илл. 85). «Дом божий» разительно превосходил жилище человека и своими размерами и своей украшенностью, утверждая мысль о всесилии божества и ничтожности его «рабов». Однако эта мысль, которая поражала сознание обитателей суздальских землянок XII века, впервые видевших огромный собор Мономаха, отходит теперь на второй план. Храмы строят сами горожане, руками своих мастеров, для себя. Отсюда их светлая прозрачная украшенность, а порой и интимность, проникающая даже и монастырский храм. В уборе Вознесенской церкви мы видим почти все знакомые уже нам мотивы суздальской поздней архитектуры, но, как и в виденных нами ранее зданиях, они и здесь применены не ремесленно, но с большим вкусом, создающим индивидуальный облик этого храма. Особенно красив его главный южный фасад, проникнутый ясностью и логичностью, стремлением к известной упорядоченности убора, которая, однако, не переходит в холодную регулярность. Теневые пятна окон и портала и тонкий рисунок карниза подчеркивают большие и светлые белые плоскости стен. На углах крытого сомкнутым сводом куба — легкие узкие лопатки, хотя на апсиде алтаря мастер поставил уже спаренные полуколонки. Убор барабанов глав повторяет мотив окон-

-204-


ных наличников; усаженные мелкими бусинами полуколонки уподобляются нитям жемчужных подвесок на шее главы. Храм не имеет обычной «пары» — «теплой» церкви; ее заменяют пристроенный с севера придел и паперть. Колокольня по сравнению с храмом более строга и проста. Она говорит лишь языком архитектурных форм. Низкий цокольный четверик несет очень высокий и стройный восьмигранник столпа с выделенным сгущенными здесь декоративными деталями ярусом звона и шатром с вытянутыми и узкими оконцами-слухами.

С площадки старой Большой лавры отлично виден Покровский монастырь. Ансамбль его белых зданий, ограниченный оградой с башенками, расположен на мягком подъеме правого берега Каменки (илл. 86). К нему теперь и лежит наш путь.

Пройдем через Святые ворота и тропой в тенистой ложбине спустимся к реке.

  Район по обе стороны Каменки был местом давней выработки кирпича из береговой глины. В обрыве высокого левого берега на углу, около моста, археологами была изучена врытая в берег древнейшая кирпичеобжигательная печь XIXII веков, где изготовлялся тонкий кирпич для строительства Суздальского собора Мономаха. Ее чело видно и теперь. Она представляла собой двухъярусное прямоугольное сооружение, В нижнем ярусе была топочная часть, отсюда жар проходил через продухи в обжигательную камеру, куда загружался отформованный вручную в деревянных станках и подсушенный кирпич. За один прием такая печь давала около 5000 штук кирпича. Очевидно, на рубеже XI—XII веков работало несколько таких печей. Здесь же изготовлялся кирпич и позднее, для строительства суздальских монастырей и храмов в XVI—XVIII веках. Письменные источники этой поры постоянно называют архиепископские и монастырские кирпичные сараи, расположенные на правом берегу Каменки, а в слободах — «кирпичников и каменьщиков и всяких промышленных людей».

  Перейдя мост, свернем налево и пройдем к группе храмов старой Кожевенной слободы Суздаля в излучине

-205-


86. Покровский монастырь

Каменки, которые мы видели, осматривая город с вала. Эта типичная для суздальской архитектуры «пара» зданий — Богоявленская летняя (1781) и Рождественская «теплая» (1739) церкви — красиво расположена на луговине поймы Каменки. Более ранняя Рождественская церковь с ее тоненькой главкой и простыми фасадами очень интимна и задушевна. Ее западный торец венчает колокольня со стройным, слегка вогнутым шатром, напоминающая несуществующую колокольню Входо-Иерусалимской церкви. Большая Богоявленская цер-

-206-


ковь близка виденной нами Знаменской церкви, но в ее обработке больше новшеств: пояс кокошников заменен простым карнизом, углы четверика и притвора обработаны в два ряда рустами, восьмискатная кровля с пучинами сменила декоративное решение верха, над ней поднимается восьмигранная двухъярусная глава.

  Теперь поднимемся к одиноко стоящей на городской окраине Тихвинской церкви, находящейся на месте давно исчезнувшего Андреевского монастыря, основанного в XIII веке (илл. 87). Здание построено в конце XVII века.

-207-


Около него была высокая шатровая колокольня, подобную которой мы только что видели у церкви Вознесения. Самый храм лишился своей алтарной части, уцелел лишь его очень стройный основной объем. Фасады украшены с большим вкусом: под карнизом с кокошниками сделаны так называемые «тройни» — большие окна, включенные по три в общий «киот» наличника.

  Около южной стены Покровского монастыря стоит церковь Петра и Павла (1694). Это одно из наиболее монументальных сооружений поздней суздальской архитектуры, может быть, обязанное этим влиянию ансамбля соседнего Покровского монастыря, откуда происходили и заказчики постройки. Здание выглядит скорее как собор, нежели рядовая приходская церковь. Широкий и мощный объем храма, перекрытый сомкнутым сводом, завершается пятью главами. Фасады, увенчанные поясом подковообразных кокошников, расчленены по старой традиции узкими лопатками, меж которыми помещены окна с нарядными наличниками. К храму примыкала с запада одноэтажная паперть с перспективным западным порталом, а с севера — придел. У северо-западного угла храма была ныне не существующая шатровая колокольня монументальных и строгих форм. Две стороны ее четверика

87. Тихвинская церковь. Конец XVII в. (фото 1910 г.)

-208-


примыкали к паперти; две наружные — северная и западная — открывались арками, опертыми на круглый и короткий угловой столб. Этот мотив был подсказан устройством подобных же арочных входов с угловым столбом в древнем соборе Покровского монастыря. Живописность и подчеркнутая асимметрия композиции Петропавловской церкви, возможно, повлияли на замысел виденной нами ранее Козьмодемьянской церкви на Каменке (илл. 74). Соседняя, «теплая» церковь построена в 1712 году. Один из ее престолов — Алексеевский — был учрежден сосланной в Покровский монастырь женой Петра I Евдокией Лопухиной в память о сыне царевиче Алексее — противнике петровских реформ.

  Основанный в 1364 году Покровский монастырь не сохранил ничего от этой начальной поры. Все, что мы увидим в нем, создано в основном в первой половине XVI века и позднее. Чтобы яснее понять смысл его памятников, следует вспомнить об одной человеческой трагедии, послужившей причиной быстрой и богатой обстройки монастыря.

Московский государь Василий III задумал неслыханное нарушение церковных правил. Заботясь о продолжении своей династии, он решил развестись со своей женой Соломонией из боярского рода Сабуровых, которую обвиняли в бесплодности, постричь ее в монахини и жениться вторично. Намерения Василия III волновали и феодалов, строивших на его бездетности свои планы в отношении московского престола. Вокруг этого дела шли очень неблагоприятные для Василия III разговоры и слухи. Противоречивые и полные злободневной остроты источники, сохранившие сведения об этой темной истории царского быта, говорят о Соломонии как о цветущей, энергичной и умной женщине. Она упорно сопротивлялась планам Василия III.

Однако Василий был непреклонен в своем решении, которое он вынашивал с 1510—1518 годов, посылая щедрые дары высшим церковным авторитетам в Царьград и на Афон, чтобы добиться согласия церкви на развод и второй брак. В эти годы он дает пожалования Покровскому мона-

-209-


стырю и богато его обстраивает. Посвящение новых храмов Покрову, Благовещению и Зачатию св. Анны ясно говорит о связи этих построек с делом Соломонии. Так еще задолго до роковой развязки над несчастной женщиной нависала черная тень монастырских стен. Видимо, уже тогда Василий наметил новую жену — прибывшую в Москву в 1507 году молодую красавицу — польскую панну Елену Глинскую. Дело, однако, затянулось, пока наконец московский митрополит Даниил, лукавый и беспринципный политикан, не санкционировал развода, обоснованного грязным «следственным делом» о «неплодии» Соломонии. В 1525 году Соломония была пострижена в Московском Рождественском монастыре. Рассказывали, что она билась, срывая монашеский куколь, кричала о совершаемом насилии и вероломстве мужа, так что участник этого дела ближний боярин и приспешник Василия III Иван Шигоня-Поджогин ударил ее плетью. Василий женился на Елене Глинской. Невольная монахиня «старица София» была сослана в дальний Покровский монастырь, который был давно готов скрыть ее в своих стенах. Народ откликнулся на эту мрачную историю печальной песней:

«Уж что это у нас в Москве приуныло,
Заунывно в большой колокол звонили?
Уж как царь на царицу прогневился,
Он ссылает царицу с очей дале,
Как в тот ли во город во Суздаль,
Как в тот ли монастырь во Покровский...»

Ранее, осматривая собор Ризположенского монастыря, мы говорили о возможности его постройки боярином Иваном Шигоней. Он, видимо, «замаливал» свое участие в преступном деле пострига Соломонии сооружением храма в соседнем с Покровским монастыре...

Но этим дело не кончилось. До Москвы дошли слухи, что Соломония-София в монастыре стала матерью сына, которого назвала Георгием. Было срочно наряжено следствие. Ребенку грозила смерть. Легенда уверяет, что Соломония спасла его, отдав сына верным людям и пустив

-210-


слух, что ребенок умер, инсценировала его «погребение». Это народное предание, казавшееся занятной выдумкой, нашло неожиданное археологическое подтверждение. При ликвидации в 1934 году усыпальницы в подклете Покровского собора рядом с гробницей Соломонии было обнаружено маленькое белокаменное надгробие XVI века, под которым в небольшой деревянной колоде, обмазанной внутри известью, лежал истлевший сверток тряпья, — видимо, искусно подделанная кукла, одетая в дорогую шелковую рубашечку и спеленутая шитым жемчугом свивальником... Такова темная страница в истории «быта русских царей и цариц», связанная с памятниками Покровского монастыря... Ею, по понятным причинам, интересовался и наследник Василия III, сын Елены Глинской, Иван Грозный, затребовавший к себе архивные материалы следственного дела о «неплодии» Соломонии, впоследствии исчезнувшие.

Покровская «обитель» играла не раз и позднее мрачную роль женской духовной тюрьмы. Здесь постригались почти исключительно представительницы знатных царских и боярских родов, они умирали в монастыре и погребались в усыпальнице под собором и около него. Здесь были гробницы Нагих, Горбатых, Шуйских и других. В монастырь стекались богатейшие вклады, росли его земельные владения. К XVIII веку монастырь имел 7427 крепостных. Сама могила Соломонии стала источником дохода: в бурной обстановке городских и крестьянских восстаний XVII столетия церковь стремилась поддержать свой авторитет созданием новых «святынь» и реликвий. В 1650 году патриарх Иосиф признал Соломонию святой, и ее гробница стала «источать чудеса», привлекавшие темный люд и обогащавшие монастырскую казну.

  Ограда Покровского монастыря была частично каменной уже в XVI веке, но существующая состоит из частей XVII и XVIII веков. Древние участки ограды сохранили обычную для настоящих оборонительных стен конструкцию: с внутренней стороны устроены глухие арки, являющиеся опорой для деревянного боевого хода вдоль стены; выше идет кирпичный парапет с узкими

-211-


бойницами. Участок такой конструкции восстановлен в 1957 году А.Д.Варгановым в юго-западном углу ограды. Сохранившиеся в северной половине монастыря старые шатровые башни XVII века очень суровы, почти лишены какого-либо убора (илл. 92); боевой роли они не играли и были, в сущности, чисто архитектурными, декоративными элементами ограды. Однако любопытно, что за ними, внутри монастыря, лежит вторая линия стен, выделяющая особый внутренний дворик. Башни XVIII века наряднее: их восьмигранные столпы расчленены на ярусы горизонтальными тягами: в верхнем ярусе — ниши узких окон, производящие впечатление аркатурно-колончатого пояса. В этом, может быть, сказалось желание зодчего подражать богатому убранству главной башни Спасо-Евфимиева монастыря. Возможно, что башни XVIII века первоначально завершались деревянными шатрами, что связывало их со старыми шатровыми башнями.

  В южной стене ограды был главный вход в монастырь через Святые ворота с Благовещенской церковью над ними, построенные, как и другие здания монастыря, около 1518 года по заказу Василия III. Это один из лучших и своеобразных памятников суздальской архитектуры XVI века (реставрирован в 1958 г. А.Д.Варгановым; илл. 91).

Большая арка проезда несколько сдвинута к востоку. В смежной стене помещена лестница, ведущая наверх. В центре возвышается маленькая надвратная церковка, крытая сомкнутым сводом. Ее трехчастные фасады, завершенные закомарами, с главой, поднятой на ярусе кокошников, возвышаются над кровлями окружающих ее с трех сторон узеньких папертей, открывающихся наружу своими арками. В восточных частях галереи помещаются приделы-молельни, оформленные в виде крошечных церковок, каждая со своими кокошниками и со своей главкой. Нечто игрушечное есть в этом интимном храмике, предназначавшемся, видимо, для частных служб, на которых присутствовало два-три человека. Трехглавие надвратной церкви вновь напоминает о древнем трехглавии кремлевского собора. Любопытно, что алтарные апсиды, столь

-212-


88. Собор и колокольня Покровского монастыря. 1510—1518. XVII в.

существенный элемент культового здания, благодаря миниатюрности храма почти не выделены внутри, а снаружи они лишь намечены. Главный, южный фасад Святых ворот снизу доверху убран поясками поребрика, обрамленного валиками и ширинками различной величины. Они расположены с прихотливой свободой, словно зодчий не выкладывал их из кирпича, а резал из дерева. Эта примечательная особенность убранства здания сообщает его облику задушевную простоту и непосредственность.

Входивший в ворота видел все главные здания монастыря, располагавшиеся одно за другим в середине двора, ограниченного по сторонам рядами келий. Уже в XVI веке часть келий была каменной. Каменными были и некоторые монастырские служебные здания — пивоварня, погреб,

-213-


-214-


Покровский монастырь

89. Галерея собора. 1510—1518

90. Зачатьевская трапезная церковь (1551) и часовня

91. Святые ворота. 1518

 

-215-


ледник. В юго-западном углу монастыря сохранилось реставрированное в 1957 году А.Д.Варгановым кирпичное здание начала XVII века, носившее название «судной» или «приказной» палаты, под которой находится подземная тюрьма. Подобное же частично реставрированное гражданское сооружение можно видеть в северо-западной части монастыря.

  Центральным зданием монастырского ансамбля является Покровский собор. Еще недавно он выглядел иначе, чем теперь. Позднейшее время меняло его облик. Чтобы собор занял подобающее место в усложнившейся панораме Суздаля, его короткие главы надстроили дополнительными барабанами с вытянутыми луковицами новых легких глав; устройство четырехскатной кровли закрыло основания древних глав; затем последовала закладка арочных проемов галереи, пристройка новых крылец с легкими, украшенными изразцами столбами: все это сильно исказило постройку 1510—1518 годов. Ее реставрация в 1962 году И.А.Столетовым вернула памятнику его первоначальный облик (илл. 88). Это большой четырехстолпный храм с тремя мощными апсидами, поднятый на высоком подклетном этаже, в котором помещалась усыпальница знатных монахинь. В ее юго-западном почетном углу стояла гробница Соломонии. Фасад усыпальницы совершенно лишен декоративной обработки, лишь проемы небольших окон темнеют на его белой плоскости. С северо-западного и юго-западного углов на галерею ведут лестничные всходы, угловые арки которых опираются на мощные круглые столбы. Сквозь открытую аркаду галереи (илл. 89) хорошо видны пышные порталы собора, а над ее кровлями вздымается массив храмового куба, расчлененный плоскими лопатками и украшенный аркатурно-колончатым поясом, напоминавшим убранство древнего Рождественского собора кремля. Видимо, тем же «образцом» XIII века навеяна асимметричная композиция торжественного трехглавого верха. Особенно внушительна средняя глава, поднятая на могучем цилиндрическом постаменте с большими кокошниками. Своим величием и строгостью собор резко контрастирует с интимностью и

-216-


нарядностью надвратной Благовещенской церкви. Это не только главный храм царского монастыря, духовной тюрьмы для знатных женщин. Это прежде всего их усыпальница, величественный мавзолей. Отсюда подчеркнутая скупость его убранства, обнаженность его стен и тяжесть глав, словно вытесанных из огромных глыб камня. Столь же суров интерьер собора с его могучими столбами и широкими сводами, словно сжавшими и уплотнившими неподвижный воздух. Реставрационные работы раскрыли любопытные подробности внутренней архитектуры собора. Его пол был вымощен черными керамическими плитками, стены не имели росписи. Внизу стен были сделаны небольшие нишки — «печуры», предназначенные для складывания молитвенных принадлежностей монахинь: у каждой было свое, строго определенное место в храме. Какие-то опасения заставили подготовить собор к обороне, о чем говорят открытые реставраторами бойницы под окнами в восточной части храма. Видимо, строитель монастыря Василий III предполагал возможность каких-то тревожных обстоятельств и готовил монастырь Соломонии к вооруженному сопротивлению.

  Против юго-западного угла собора стоит шатровая колокольня, связанная в XVIII веке переходом с соборной папертью (илл. 88). Это очень важный в истории древнерусского зодчества памятник. Его нижняя двухъярусная часть с широкими угловыми лопатками с полуколонками, простыми арочными окнами и щелевидными, похожими на бойницы оконцами очень пластична и мощна. Она старше верхней и относится к 1515 году. Этот широкий восьмигранный столп в нижней части был также использован как усыпальница, а в верхней помещалась еще более «игрушечная», чем над воротами, церковка. Вышележащий восьмерик с ярусом звона и несколько тяжеловесным шатром надстроен в XVII веке и отличается по своим деталям от нижней части. Однако лестница внутри ее стены идет выше, и первоначально столп, видимо, также завершался ярусом звона и, может быть, был одним из древнейших образцов каменного шатрового храма «под звоном». На нем висели три больших колокола и три

-217-


92. Ограда Покровского монастыря и вид на Спасо-Ефимиев монастырь

колокола «зазвонных». В северо-восточной фасадной грани второго яруса устроена ниша для помещения отдельного небольшого колокола, подвешенного на деревянном брусе. Возможно, что это и был один из «зазвонных» колоколов, которым за веревку, прямо с земли, подавался сигнал для начала звона.

  К северу от собора находится Зачатьевская трапезная церковь (илл. 90; памятник реставрирован в 1958 г. Е.А.Архиповым), построенная взамен деревянной в 1551 году. Она, как и собор, также сильно изменила свой первоначальный облик. Ее основу образует расположенный во втором этаже обширный квадратный двухсвет-

-218-


ный зал трапезной одностолпной палаты. С востока к ней примыкала сдвинутая к югу, меньшая по площади, прямоугольная часть собственно трапезной церкви (существующая апсида пристроена в XVII веке). С запада с залом соседствует симметричное восточному помещение келарской палатки. Таким образом, здание обращалось во внутренний двор монастыря своим продолговатым фасадом. Видимо, вдоль него и шел первоначальный лестничный вход в палату. В подклетном этаже была хлебопекарня, поварня и другие, уже служебные, помещения. Трапезная отличается от других зданий монастыря необычным для русского зодчества идущим по карнизу поясом из зубча-

-219-


тых красных на белом фоне ромбов, а также особой техникой кладки стен и сводов из мелкого кирпича. Подобные пояса известны в ряде памятников Польши. Весьма вероятно, что строителем трапезной церкви был какой-либо польский зодчий, приглашенный при посредстве Елены Глинской или ее зарубежной родни. Это вновь бросает косвенный свет на причастность семьи Глинских к подготовке заточения Соломонии.   К юго-западному углу трапезной в XVI веке пристроена звонница (часозвоня), редкая по своим формам (илл. 90). Ее высокий нижний четверик переходит не в восьмерик, как было бы обычно, но в неправильный шестигранник. Над ним идет меньший шестерик с полуколонками на углах, розетками и ширинками на гранях, плоскими арками звона и коротким шатром. Об этой постройке монастырская опись XVI века говорит: «а у трапезы колокол а в нево в великое говейно [пост] часят, да часы с перечасьем». Шестигранная форма башни известна в деревянном крепостном зодчестве, откуда она. видимо, и заимствована мастером, Грубоватая техника кладки звонницы из крупного кирпича очень близка кладке надвратной Благовещенской церкви. Весьма вероятно, что строителями обоих зданий были местные суздальские зодчие, может быть, недавние плотники, учившиеся кирпичной стройке и внесшие в свои сооружения дух и навыки деревянной архитектуры.

Таким образом, над созданием архитектурного ансамбля монастыря XVI века работало несколько мастеров или строительных артелей. Одними построен собор, другими — трапезная церковь, третьими — надвратный храм и часозвоня при трапезной.

  Пройдем мимо частично реставрированной А.Д.Варгановым кирпичной гражданской постройки XVII века в выделенный внутренней оградой северный участок монастыря. Отсюда за старыми шатровыми башнями ограды открывается великолепная панорама твердынь Спасо-Евфимиева монастыря (илл. 92).

Как мы знаем, Спасский монастырь был основан суздальско-нижегородскими князьями еще в середине XIV века. Он занял очень выгодное место на высоком

-220-


левом берегу Каменки и был северным форпостом города. Житие первого игумена монастыря Евфимия рассказывает, что якобы уже в это время им был построен каменный храм. Видимо, это не более как домысел автора Жития — инока Григория, который писал свое сочинение в XVI веке, когда в Спасском монастыре были уже новые каменные церкви. Уже в XV столетии монастырь обладал многочисленными землями, селами и деревнями в разных местах Средней Руси, пожалованными княжеско-боярской знатью. Важным источником обогащения монастыря стали «открытые» в 1507 году мощи его основателя Евфимия, признанного вскоре святым. Поэтому уже в первой половине XVI века монахи смогли развернуть обширное каменное строительство. В начале XVII века монастырь стал оплотом захвативших Суздаль польско-литовских войск, окруживших его тыновой оградой. Взамен ее в 1660 году были сооружены новые тыновые укрепления с девятью башнями, замененные в 70—80-х годах существующей каменной крепостью с двадцатью башнями и общим протяжением стен около 1200 м. Сооружение этого грандиозного «кремля» было по средствам монастырю: в это время он владел 10300 крепостных.

  Стоящие на высоком краю левого берега Каменки розово-красные стены и башни Спасо-Евфимиевской крепости видны издалека (илл. 94). На ее юго-западном углу возвышается мощный двенадцатигранный столп угловой «водяной» башни, а над стеной поднимают свои верхи монастырские храмы. Поистине эпической силой веет от этой величавой панорамы, в которой пейзаж и земной рельеф слиты в единое целое с творением безымянного суздальского горододельца XVII столетия. При всем воинственном облике и внушительной силе стен и башен, в них нет ничего грозного и устрашающего, но есть нечто глубоко поэтичное и прекрасное, чем так богато русское искусство XVII века. Строитель этого монастырского «города» соединял в своем труде опыт военного инженера и архитектора-художника и по силе своего таланта не уступал прославленному горододельцу конца XVI века Федору Коню. Уже при общем взгляде на монастырскую крепость мы ясно

-221-


ощущаем ее боевой замысел. О нем говорят многочисленные бойницы, машикули навесного боя. Самый характер стен и башен меняется в зависимости от рельефа местности. На крутых склонах речной долины, представляющих трудности для штурма, стены сделаны ниже, а башни приземистее; напротив, с южной, «приступной» стороны ровного плато стены и башни значительно выше. Но в то же время увеличение размеров стен и башен, обращенных к городу, связано и с чисто архитектурным замыслом. Южная стена крепости включалась в главный «фасад» монастырского ансамбля, и на ее разработку зодчий затратил много таланта и художественной изобретательности.

Он сосредоточил их прежде всего на большой проездной башне (илл. 93). Величие и значение ее огромного четырехгранного объема высотой около 22 м подчеркнуто низкими сводчатыми пролетами въезда, как бы опертыми на короткие «тумбы» и сдавленными тяжестью башенного массива. Проездная башня является основной осью и главным зданием ансамбля. Она несколько повернута в сторону дороги и смыкается со стенами под косыми углами. Нижний ярус до верха смежных стен очень прост и суров: два киота для икон и круглые бойнички составляют все убранство мощных стенных плоскостей с рустованными углами. Верхний же ярус, по контрасту с простым низом, поражает исключительным богатством декоративной обработки. За поясом продолговатых ширинок следует ряд бойниц, оформленных узорчатыми килевидными наличниками; над ним — широкий карниз с ширинками для изразцов; выше — бойницы навесного боя (машикули) и венчающий башню аркатурно-колончатый пояс с частым ритмом колонок и остриями кокошников, украшающий щели верхнего боя. Богатство убранства башни оттеняется контрастом красного фона, на котором особенно четко рисуются белые детали.

Проездная башня с ее шатровым верхом стоит почти в центре южного фасада,. Угловые граненые башни подчеркивают ее главенство: они убраны несравненно проще. На их гранях выделяются круглые розетки бойниц, и

-222-


93. Проездная башня Спасо-Евфимиева монастыря. XVII в.

-223-


94. Крепостная стена Cпaco-Евфимивва монастыря. Вид с северо-запада

-224-


только бойницы верхнего боя обрамлены килевидными наличниками, образующими как бы венчающую столп корону. Впечатление стройности и высоты граненых башен усиливается благодаря еле заметному глазом утоньшению, создающему иллюзию их большей, чем на самом деле, высоты. Башни восточного фасада, смотревшие на проходившую вдоль него дорогу, богаче башен западной стороны: их углы оформлены широкими лопатками, сужающими их красные грани и повышающими впечатление стройности столпа.

Напротив, башни восточной стороны крепости, обращенной к городским окрестностям, наиболее просты; широкие щели из зубцов обнажены и лишены декоративной обработки. В этом сказывается подчеркнутая демонстративность монастырского ансамбля, художественное воздействие которого обращено прежде всего в сторону города. Разнообразие формы и обработки башен — прямоугольных, круглых и многогранных — придает ансамблю монастыря особую живописность и силу. Видный с далеких точек и господствующий над городом, он казался теперь его «кремлем», затмив архитектурное значение древнего кремлевского центра. Крепости не пришлось сыграть боевой роли. Она строилась, когда внешний враг уже не грозил глубинам России, но нарастала борьба горожан и крестьянства, не раз потрясавшая в XVII столетии устои феодального государства и церкви. Обострялись и противоречия внутри господствующих верхов: патриарх Никон, вызвавший своими новшествами широкое движение раскола, выдвигал тезис о приоритете духовной власти над светской. Строительство самого Никона, и особенно его единомышленника ростовского митрополита Ионы Сысоевича, было проникнуто стремлением уподобить свои монастыри и резиденции кремлям Москвы и других городов, облечься величавыми архитектурными формами светских резиденций и крепостей. Возможно, что и грандиозный замысел крепости Спасо-Евфимиева монастыря, строившейся одновременно с ростовским кремлем митрополита Ионы, отражал те же идейно-политические устремления князей церкви.

-225-


  Пройдя под сумрачным сводом ворот главной башни, мы оказываемся перед новыми воротами, помещенными в нижнем ярусе Благовещенской церкви, продолговатый корпус которой еще закрывает главные здания монастыря. Видимо, здесь был огражденный с двух сторон внутренними стенами дворик, замкнутый южным фасадом Святых ворот. Отсюда направо и налево хорошо видна внутренняя конструкция боевых стен с их высокими аркадами, несшими боевой ход, прикрытый бруствером, или, как говорили в Древней Руси, — «заборолами» с их узкими бойницами (илл. 96).

Точная дата Благовещенской церкви (илл. 95) неизвестна; она упоминается как каменная уже в описи 1628—1629 годов, а некоторые ее детали сходны со столпом монастырской звонницы начала XVI столетия, которую мы увидим позднее. Надвратный храм состоит из центрального четверика, паперти с запада и продолговатых апсид алтаря с востока. Верх церкви изменен в позднейшее время: первоначально над его килевидными закомарами поднимались два шатра, хорошо связывавшие здание с шатровыми покрытиями крепостных башен. Убранство фасадов церкви богато и разнообразно. Под широким карнизом с пояском балясин симметрично размещены два окна с фигурными наличниками и килевидным киотом для иконы между ними. Особенно эффектно обработаны стены паперти. На ее торцовых частях помещены большие окна с наличниками в виде перспективных порталов, видимо, подражающих порталам суздальского Рождественского собора XIII века. На западный фасад паперти выходят также три широких окна. Каждое из них охвачено килевидным профилированным наличником, а перекрытие проема сделано в виде двух арочек с висягой между ними. Этот мотив также, возможно, воспроизводит форму двойных или тройных окон владимиро-суздальской архитектуры XII столетия.

За аркой ворот (вторая заложена) расположены древнейшие здания монастыря. В центре — Преображенский собор, справа — большая, похожая на отрезок стены звонница, слева выходит восточный фасад трапезной

-226-


95. Надвратная церковь Спасо-Евфимиева монастыря. XVI—XVII вв.

96. Крепостная стена Спасо-Евфимиева монастыря. XVII в.

Успенской церкви. Эти здания очерчивают как бы второй, внутренний и главный двор монастыря. За его чертой размещались кельи, многие из которых уже в начале XVII века были каменными, а за ними шли обширные хозяйственные участки монастырской территории. Архитектурная история главных зданий монастыря не во всем ясна, мы не знаем и их точных дат, которые устанавливаются лишь относительно. Трудно с полной точностью определить и их древние и позднейшие части, потому что, как увидим, строители новых частей использовали мотивы старых построек, стремясь объединить их с новыми.

  Таким сложным памятником является здание звонницы, принадлежащее двум строительным периодам (илл. 97). Древнейшей частью является девятигранный столп первоначальной колокольни, точнее, столпообразного храма «под звоном», какой мы видели уже в Покровском монастыре. Видимо, оба здания относятся и к одному времени — первым десятилетиям XVI века. Над
 

-227-


97. Звонница Спасо-Евфимиева монастыря. XVI—XVII вв.

цокольным восьмигранным ярусом помещалась крошечная церковка Рождества Иоанна Предтечи. Возможно, что посвящение храма «под звоном» было связано с рождением Ивана IV (1530), а постройка осуществлена на средства великокняжеской казны. Фасады церкви-колокольни испорчены позднейшими починками и пробивкой новых проемов, но, видимо, их убор раньше, как и теперь, был прост. Грани нижнего яруса оживлены как бы резными вставками, островерхими кокошниками; особенно интересен мотив сплетенных кокошников на северо-восточной грани цокольного яруса. Щелевидные узкие амбразуры окон второго яруса, в котором помещалась церковь, чередовались с широкими наличниками в форме порталов, вроде тех, какие мы видели на надвратной Благовещенской церкви. Третий, возможно перестроенный, ярус был занят звоном с широкими уплощенными арками, над которыми поднимался шатровый верх. Как эта, так и Покровская столпообразные церкви «под звоном» представляют

-228-


выдающийся научный интерес как памятники, предшествующие сооружению крупнейшего шатрового храма знаменитой церкви Вознесения в селе Коломенском под Москвой. В XVI—XVII веках к столпу была пристроена звонница в виде высокой полой стены с трехпролетной аркадой звона на коротких граненых столбах. Первый, ближайший к столпу пролет пристроен в 1599 году, второй и третий — в 1691 году. Тип подобного сооружения восходит к архитектуре древнего Пскова, а позднее, в XVI— XVII столетиях, он был развит московскими и ростовскими зодчими. Обработка фасадов звонницы характеризуется той же свободой и нерегулярностью, какие мы отмечали, осматривая надвратную церковь Покровского монастыря: лопатки, равно как и горизонтальные пояса ширинок, кокошников, балясин и поребрика, расположены как бы случайно. На стыке столпа и аркады стоит палатка-часозвоня с шатром. Любопытно, что ее детали похожи на детали часозвони Покровского монастыря — такой же круг с отростком, видимо, предназначавшийся для часов, такая же круглая розетка рядом. Может быть, зодчие часовой башенки присматривались к более древней, аналогичной постройке в Покровском монастыре и повторили ее детали. Шатру часозвони вторили два других шатра, стоявшие над ярусом звона. Это шатровое завершение звонницы отвечало шатрам надвратной церкви, создавая характерную перекличку архитектурных форм, связывавшую отдельные здания монастыря в единое художественное целое.

  Это единство поддерживало стоящее почти напротив звонницы здание Успенской трапезной церкви, построенной около 1525 года. Храм выходит на площадь соборного двора своими гранеными алтарными апсидами, обработанными килевидными нишами и кокошниками. Они размещены поясами, в систему которых включен и ряд узких арочных окон. Возвышающийся над средней апсидой четверик храма завершается ярусами кокошников, окружающих основание короткого восьмерика, несущего шатровый верх. Над боковыми апсидами первоначально возвышались два симметрично поставленных меньших шатра,

-229-


вероятно, со сходными живописными ярусами кокошников в основании восьмериков. Видимо, эта композиция и дала тон последующим постройкам с их шатровыми завершениями — звоннице и надвратной церкви. Справа и слева к восточному фасаду Успенской церкви примыкают позднейшие монастырские здания, скрывающие главную часть храма. Основной корпус трапезной — когда-то украшенная фресками, теперь сильно измененная переделками XIX века палата с ее подклетным хозяйственным этажом — выходит в глубину монастырского двора и не виден с его центральной площади. Особенно хорош его западный фасад с дробным карнизом из балясинок и зубчиков, контрастирующим с суровой гладью стены с симметрично расположенными простыми арочными амбразурами окон без каких-либо декоративных обрамлений.

Ранние памятники шатровой архитектуры Спасо-Евфимиева и Покровского монастырей при их последующем изучении займут важное место в начальной истории этого наиболее сильного и своеобразного течения древнерусского зодчества XVI столетия.

  Меж описанных зданий звонницы и трапезной, составляющих как бы боковые кулисы, очень торжественно рисуется мощный пятиглавый массив Преображенского собора XVI века, опоясанный суховатым аркатурно-колончатым фризом и украшенный в XVII столетии наружной росписью (илл. 98). Видимо, роспись главных южного и западного фасадов входила и в первоначальный замысел здания, так как вместо обычных щелевидных окон во втором ярусе над поясом были сделаны широкие светлые оконные проемы, связанные с аркатурой пояса.

Большую живописность придает зданию примыкающий к его юго-восточному углу придельный храмик. Он, видимо, был сооружен раньше собора — в 1507—1511 годах. Таким образом, первый каменный храм монастыря был всего лишь памятной маленькой бесстолпной церковкой над могилой Евфимия; к ее четверику с запада, возможно, примыкала небольшая паперть. В середине или в конце XVI века к этой церковке был пристроен

-230-


98. Собор Спасо-Евфимиева монастыря. 1564

большой собор, а придел был переименован в Евфимиевский. Совершенно такой же случай известен в эти годы в Никитском монастыре в Переславле-Залесском, где подобный маленький храм, построенный Василием III над могилой местного «святого» Никиты, стал приделом грандиозного собора, сооруженного в 1564 году. Бесстолпные храмики этого типа, появляющиеся на посадах Москвы в конце XV и начале XVI века, характеризуются известным демократизмом и интимной простотой. Тождество фасадной обработки придела и собора, видимо, объясняется тем, что фасады старой надгробной церковки были переработаны строителями собора.

-231-


99. Алтарная фреска собора Спасо-Евфимиева монастыря. 1689

Если в рассмотренных памятниках — звоннице и трапезной — много новизны и живой творческой мысли, которыми так богато искусство XVI и XVII столетий, то собор стоит целиком в русле старозаветных традиций, которые характерны для строительства XVI века в крупных монастырях и городских кремлях. Однако от древности здесь остались лишь формы, «иконография»; и те же традиционные лопатки — очень худосочные по отношению к масштабам здания, перспективные порталы с украшенными рельефным орнаментом капителями, переутонченный колончатый пояс, «освященное пятиглавие» — все эти детали не создают уже той силы и цельности образа, которые так покоряют в памятниках XII—XIII веков. В этом смысле хорошо сравнить пристроенный к собору в XVII столетии западный притвор с его живой и непосредственной игрой свободно примененных сочных деталей и богатой светотеневой пластикой стены. Южный при-

-232-


твор сильно искажен при включении его в новую паперть, окружившую собор с трех сторон и завершенную новым северным приделом (1866).

  Столь же архаичен интерьер собора с его четырьмя широко расставленными мощными столбами и глубокими алтарными апсидами. Хорошо освещенное пространство храма производит сильное впечатление своей широтой и холодной представительностью. Долгое время после постройки собор оставался нерасписанным. Судя по монастырским описям, его интерьер выглядел очень своеобразно: на белых стенах были развешаны многочисленные иконы в сверкавших золотом, серебром и эмалью драгоценных окладах и шитые шелками пелены — вклады знатных богомольцев. Роспись, сделанная в 1689 году, но, к сожалению, не расчищенная из-под «поновлений» 1865 и 1877 годов и крайне загрязненная, представляет и в этом своем виде немалый интерес: ремесленники XIX века не выдумывали нового, но писали по сохранившимся старым фрескам. Храм расписывала артель живописцев под началом крупных мастеров Гурия Никитина и Силы Савина. Первое, что бросается в глаза, — это сочетание в одном живописном ансамбле двух художественных принципов. Часть росписи характеризуется подчеркнутым монументализмом и тягой к грандиозности. Другой свойственно обратное: стремление к иконописной мелочности, многосложности и дробности композиции. Мастера словно не могут согласовать живопись с масштабом архитектурных плоскостей, с величиной сравнительно небольшого и невысокого пространства. Под изображением Саваофа в куполе они помещают в простенках окон огромные, чрезвычайно вытянутые фигуры архангелов. Эта черта особенно сильно сказывается в непомерно высоких фигурах других архангелов на арке алтаря и апостолов на подпружных арках. Также очень крупны изображения двунадесятых праздников на сводах. Но в целом роспись производит очень сильное впечатление. Так, очень красива и величественна большая фреска в верхней части алтарной апсиды, посвященная прославлению богородицы — «О тебе радуется всякая тварь», с многолюдной тол-

-233-


пой святых по сторонам трона, на котором восседает богоматерь с Христом на руках (илл. 99). Роспись стен храма и столбов идет четырьмя сравнительно узкими поясами. В нижнем представлены деяния апостолов, в трех верхних — евангельская «биография» Христа, рассказанная художниками с исключительной подробностью и обстоятельностью. Многолюдные сцены тесно соприкасаются и почти срастаются друг с другом, их действие развертывается на фоне разнообразных пейзажей, в обстановке богатых узорчатых палат или на фоне причудливого архитектурного ландшафта; в них проявляются и живые наблюдения художника. Как бы прибегая на помощь зрителю, который легко может не опознать содержания того или иного сюжета, художники снабжают их пространными надписями. Роспись стен производит впечатление узорчатого цветистого ковра, который легко «загибается» на косяки окон. В крупных фигурах алтарной части, например в изображениях архидиаконов в жертвеннике или «отцов церкви» в средней апсиде, проявляется орнаментальное мастерство живописцев, изобретающих разнообразные по рисунку и расцветке ткани одежд. Видимо, первоначальная роспись отличалась красочным богатством и нарядностью, которые сейчас утрированы или искажены иконописцами XIX века. Любопытно, что в нижних ярусах росписи столбов, на гранях, обращенных к алтарю, помещены изображения основателей царской династии Романовых — царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича, представленных в нимбах как святые. Здесь они выступают в обществе библейских царей Давида и Соломона, «равноапостольных» Константина и Елены, русских «святых князей» Владимира, Бориса и Глеба, в их число попадает и «владимирский самовластец» — великий князь Всеволод III. Эта черта содержания росписи восходит к традициям фресок московских соборов, например росписи 1508 года Благовещенского собора. XVII век ознаменовался бурными восстаниями крестьянства и горожан; церковь пыталась укрепить авторитет царской власти, сообщая ее носителям священный, «божественный» характер.

-234-


По сравнению с холодным и представительным пространством собора интерьер Евфимиевского придела пленяет своей камерностью и уютностью. Он перекрыт цилиндрическим сводом, в центре которого врезано кольцо барабана главки с четырьмя щелевидными оконцами. Роспись придела, сделанная, видимо, одновременно с росписью собора в 1689 году, также поновлена в XIX веке. В апсиде — изображения апостолов в медальонах, на арке — здесь особенно выделяющиеся своей огромностью фигуры архангелов. Роспись остальных стен посвящена в основном сюжетам жития Евфимия. Среди них представляет особый интерес помещенная на северной стене сцена монастырского строительства, которым руководит Евфимий с чертежом в руках. Это, конечно, отображение практики конца XVII столетия, когда чертеж стал входить в обиход строителей. Та же пора «русского барокко» сказалась и в архитектурных элементах росписи, проникнутых орнаментально переработанными мотивами столичной архитектуры этого времени. Вспомним, что они почти не отразились в архитектуре Суздаля XVII—XVIII веков: живописцы же были явно знакомы с новыми архитектурными мотивами как по реальным русским постройкам, так и по западным гравюрам, — это были, конечно, не суздальцы.

К востоку от собора, против его алтаря, в 1642 году был погребен выдающийся полководец и борец с польско-литовскими захватчиками князь Димитрий Михайлович Пожарский.

  Против юго-восточного угла монастыря рядом стоят три заслуживающих нашего интереса памятника. Здесь лежала принадлежавшая Спасо-Евфимиеву монастырю слобода Скучилиха, населенная всяким работным людом и в том числе монастырскими каменщиками и кирпичниками. В слободе были две деревянные церкви, построенные в XVI—XVII веках; одна из них была шатровой. На их месте поставлены существующие каменные церкви, образующие уже знакомую нам «пару» — большой храм Смоленской иконы богородицы (1696—1706; реставрирован в 1960 г. О.Г.Гусевой) (илл. 100) и «теплый» Симеоньевский (1749). Смоленская церковь

-235-


имеет ряд общих черт с уже виденными нами постройками этого времени. Карниз из зубчиков, балясин и измельченных кокошников напоминает карнизы Цареконстантиновской церкви (1707), широкие плоскости стен с тремя симметрично расположенными окнами мы отмечали в Вознесенской церкви Александровской «большой лавры» (1695). Эти постройки создавались почти одновременно. Видимо, в строительстве суздальских горожан еще на рубеже XVIII века существовала старинная система определения заказа новой постройки путем перечисления в порядной записи тех виденных заказчиками образцов, детали которых надлежало воспроизвести в новой постройке. И в большинстве случаев мастера не просто повторяли указанные им мотивы, но органически вводили их в замысел нового, каждый раз оригинального здания. Но главным был живой интерес мастера к старым памят-

100. Смоленская церковь. 1696—1707

-236-


никам города и к росшим на его глазах постройкам их собратьев. Зодчий Смоленской церкви, может быть, работал с прославленными суздальскими мастерами — Маминым, Грязновым и Шмаковым — или, во всяком случае, внимательно изучал их постройки. Особенно хорош по своей пластичности и свободе исполнения северный портал церкви, кажущийся как бы лепным (илл. 101).

Колокольня при церкви принадлежит позднейшей поре классицизма рубежа XVIII—XIX веков, а стоящая к северу от нее «теплая» Симеоньевская церковь крайне искажена позднейшими переделками.

  Рядом со Смоленской церковью находится хорошо сохранившийся памятник жилищной архитектуры XVII века (дом № 134 по улице Ленина; илл. 102). Это дом какого-то состоятельного суздальца, либо духовного лица, возможно, знаменитого суздальского попа, привер-

101. Смоленская церковь. Северный фасад

-237-


женца «старой веры», Никиты Пустосвята. Подобный дом изображен на панораме Суздаля начала XIX века около Рождественского собора в кремле. Хотя дом построен из кирпича, весь его облик говорит о старинной традиции деревянного строительства. Дом состоит как бы из двух «клетей» разной высоты, перекрытых двускатными кровлями, напоминая виденную нами в кремле Глотовскую церковь. Восточная, большая по площади часть двухэтажная и сохранила первоначальное сводчатое покрытие нижнего хозяйственного этажа — подклета. К этой кирпичной «клети» как бы «прирублена» вторая, меньшая, с нарядным трехоконным фасадом (окна растесаны и получили новые наличники). Конечно, подобные дома резко выделялись среди деревянных лачуг городского «черного» люда. Эта редкая гражданская постройка позволяет понять, откуда шли в культовую архитектуру XVII—XVIII веков отзвуки приемов и форм деревянного зодчества и черты, сближавшие храм с жильем, о чем мы не раз говорили выше. Этим источником были вкусы горожан. С их растущим значением связан и явно ощутимый процесс все большего «обмирщения» церковной архитектуры.

Наш путь идет отнюдь не следом за историей, — и теперь, ознакомившись с поздними зданиями Суздаля XVIII века, мы вновь возвращаемся к XII столетию, к древнейшему из сохранившихся памятников владимиро-суздальской архитектуры — церкви в Кидекше.

  Мы отправляемся туда с главной площади Суздаля. По дороге мы можем увидеть еще один интересный памятник XVII века — собор Васильевского монастыря, возникшего еще в XIII столетии в качестве форпоста городской крепости. Его ограда сохранила части XVII века: собор построен вместо шатровой деревянной церкви в 1662—1669 годах. Он имеет ту же двухстолпную конструкцию, что и виденная нами ранее церковь Лазаря. В отличие от нарядности и живописного пятиглавия церкви Лазаря, поставленной в людной части города по соседству с торговой площадью, собор пригородного монастыря был трехглавым, видимо, в подражание древнему трехглавию

-238-


102. Жилой дом. XVII—XVIII вв.

городского собора. Фасады с небольшими порталами входов и простыми амбразурами редких окон производят очень суровое впечатление. Поблизости от него стоит трапезная двухэтажная Сретенская церковь конца XVII века, примечательная повторением приема церкви Архиерейских палат в кремле — восьмискатного покрытия (собор, трапезная и ограда реставрированы в 1959—1961 гг. В.В.Гасперовичем).

  За полями вдали — село Кидекша. Так же как у Боголюбова, у него интересное древнее прошлое. Мы уже знаем, по каким мотивам здесь, на берегу Нерли, по соседству с устьем Каменки вырос княжеский укрепленный городок: как и Боголюбов-город он взял под свой надзор речной выход от Суздаля. Нерль была важнейшей жизненной артерией края: еще в XI веке в неурожайные голодные годы суздальцы ездили Нерлью за житом в далекие земли Болгарской державы. И здесь для оправдания решительного мероприятия — постройки княжеской крепости — потребовалось прибегнуть к помощи «небесных сил». Говорили, что именно на месте княжеского замка якобы было становище «святых князей» Бориса и Глеба, когда они ходили из Ростова и Мурома на Киев, что и определило выбор места для княжеского городка. В этом был еще и другой смысл. Легенда о прикосно-
 

-239-


венности к суздальским местам первых русских «святых» поднимала церковный престиж Суздальщины, что имело немаловажное значение в борьбе за ее первенство среди русских княжеств.

Княжеский город одной своей стороной примыкал к сравнительно высокому берегу Нерли; с северо-запада его прикрывали земляные валы с деревянными стенами — остатки их насыпей местами сохранились на крестьянских усадьбах (особенно около дома Состигалова).

  Здесь и была построена в 1152 году белокаменная церковь Бориса и Глеба (илл. 103). После виденных нами памятников древний храм производит исключительно сильное впечатление своей мудрой простотой и мощью. Он поставлен почти на краю обрыва Нерли, куда обращены его обнаженные апсиды. Белокаменная кладка стен еще не блещет утонченным мастерством, это усиливает суровое и властное обаяние скупых форм храма. Они как бы молчаливы и сосредоточенны в своем величии. Где-то около храма стояли хоромы княжеского двора и рубленые дома придворной знати с их службами. Среди серых бревенчатых построек резко выделялся видный издалека с заречных полей и пологих высот белый куб дворцового собора. С севера и юга от храма к реке теперь спускаются два овражка; возможно, это места древних въездов в замок с пристани, тогда здесь следует предполагать древние проездные рубленые башни.

Храм перенес много невзгод. Видимо, на богатую княжескую усадьбу обрушились татары, так что в 1239 году ростовский епископ Кирилл должен был ремонтировать пострадавшее здание дворцовой церкви князя Юрия. Но следом за этим наступила пора запустения. Храм долго стоял без кровли, и его своды вместе с главой разрушились; катастрофа захватила восточную часть стен и верхи алтарных апсид. Лишь в XVI—XVII веках его починили, использовав старый белый камень. Но восточную часть здания не восстановили, завершив храм новым, весьма плохо сделанным сомкнутым сводом и четырехскатной крышей с маленькой главкой, совершенно не отвечаю-

-240-


щими первоначальному облику замечательного памятника. Были также заложены хорошо видные и теперь древние щелевидные окна и сделаны новые, а с запада в XIX веке пристроили притвор. Однако, вспоминая виденные нами древние храмы Владимира и Боголюбова, мы без труда дорисуем утраченные части и мысленно представим первоначальный облик здания.

По своему типу храм сходен с Покровом на Нерли и Димитриевским собором: это также кубический, одноглавый трехапсидный храм, каких много строили в XII веке на княжеских дворах и городских улицах. Но сколь отличен образ этого здания от образа прославленных храмов Владимира и Боголюбова! Мы помним утонченную хрупкость и легкость основного ядра Покрова на Нерли, поэтичную и стройную ярусность его композиции с галереями, пышный и велеречивый резной убор Димитриевского собора, воплотившего в камне пафос царственного могущества Всеволода III. Здесь, в Кидекше, все проще, массивнее и суровее. Объем храма почти кубичен, в нем нет ни стройности Покрова на Нерли, ни мужественной слаженности Димитриевского собора. Он спокоен и неподвижен. Могучие полуцилиндры апсид откровенно и внушительно выступают из тела храма (илл. 107). Над спокойными дугами закомар вздымалась такая же мощная, как апсиды, глава с черными щелями узких окон и шлемовидным покрытием из серебристого олова. На обнаженных белых фасадах, расчлененных на широкие доли плоскими лопатками, четко рисуются теневые пятна узких оконных амбразур, подобных крепостным бойницам. Столь же просты порталы, в них еще не выделены архитектурные элементы — базы, косяки, капители, архивольт; это, скорее, не порталы, а простые уступчатые обрамления входов. Поясок поребрика и аркатура на клинчатых консолях в уровне хор — единственная декоративная деталь, допущенная зодчим и подчеркивающая монументальность и лаконизм стенной плоскости. Такой же поясок или городчатый карниз украшал верх апсид и барабана. Таков немногословный и ясный строй форм храма, покоряющий воображение своей силой и величавой простотой. Он

-241-


103. Архитектурный ансамбль в Кидекше. XII—XVIII

-242-


крепко и недвижимо стоит на круче нерльского берега у самой стены княжеского города.

В суровости и сдержанности облика княжеского храма нашли отражение своеобразные условия времени Юрия Долгорукого. Борьба за возвышение Владимирского княжества только начиналась. Ее главными средствами были тяжелые походы на Киев и властное подавление внутренней боярской оппозиции. Меч воина еще заменял духовный меч. Идейная борьба пока не развернулась во всей своей сложности и остроте. Монументальное искусство в эту пору пока стояло на втором плане княжих дел, и огромная сила его эмоционального воздействия еще не была поставлена на службу широкой княжеской политике. Небольшие храмы новых юрьевых городков, простые и несколько традиционные, полностью отвечали своим скромным задачам. Они овеяны суровым духом своего времени. В их мощной простоте и грозной неподвижности есть нечто роднящее храм с крепостью. В то же время в церкви в Кидекше есть известная демонстративность, сказавшаяся в постановке храма на береговой высоте, в его господстве над широким пространством, — качество, которое развили зодчие времени Андрея Боголюбского и Всеволода III в обстройке Владимира. Таковы основные черты внешнего облика храма в Кидекше.

-243-


Так же предельно ясен, спокоен и неподвижен его сумрачный интерьер. Своды хор, уцелевших при крушении храма, оперты на простые импосты. Крестчатые столбы несли обычную систему сводов и широкий барабан главы. Внутреннее пространство храма было решительно изменено при его восстановлении в XVII веке. Его восточные столбы были разобраны и сделана новая стена с проходами в алтарь. Храм теперь больше напоминал виденные нами церкви двухстолпного типа XVII века — Васильевскую и Лазаревскую. Отрезанная от помещения для молящихся и пониженная алтарная часть соответственно удлинилась и также стала похожей на поместительные алтари церквей XVII—XVIII столетий.

При всех этих искажениях церковь Бориса и Глеба в Кидекше занимает выдающееся место в истории древнерусского зодчества. Вместе с лучше сохранившимся и одновременно построенным Преображенским собором в Переславле-Залесском она является древнейшим памятником белокаменной владимиро-суздаль-
 

-244-


104—105. Фрески церкви Бориса и Глеба в Кидекше. XII в.

ской архитектуры. С этими памятниками связан и вопрос о создавших их мастерах. Их творческий почерк определяется прежде всего геометрической четкостью форм здания, точностью его контуров в плане и в вертикали. Во-вторых, это строители, владеющие техникой белокаменной кладки, не знакомой зодчим Поднепровья, откуда пришли мастера, создававшие собор Мономаха в Суздале. Так строили только в Галичской земле, мастера которой были близко знакомы с романской архитектурой соседних стран Запада. Связи Юрия Долгорукого с галичским княжеским домом укрепляют предположение о том, что на север пришли зодчие с берегов Днестра, заложившие здесь основы новой ветви архитектуры XII века, которая вскоре затмила зодчество самой Галичской Руси. На раннем этапе развития еще нет почти никаких проявлений интереса к романским архитектурным формам. Юрий Долгорукий был последователь-
 

-245-


106. Церковь Бориса и Глеба в Кидекше. 1152.

-246-


ным грекофилом. В храмах его времени не могли появиться новые, не связанные с византийско-русской традицией элементы. Считавшийся «романским» архитектурный поясок в действительности давно применялся русскими зодчими XI—XII веков Киева и Новгорода. Точно так же и порталы церкви в Кидекше схожи больше с подобными же уступчатыми простыми нишами, какие украшали уже древнейшие русские храмы.

Под хорами, одновременно с постройкой храма в 1152 году, были сделаны аркосолии, предназначенные для гробниц владельцев замка. Однако Юрий Долгорукий умер в Киеве, и княжеский городок на Нерли, видимо, перешел во владение его сына Бориса Юрьевича, который и был погребен здесь, а за ним — его жена Мария и дочь. Их гробницы и заняли аркосолии под хорами, где стоят и теперь. В семидесятых годах XVII века любознательный суздальский воевода Тимофей Савелов, заглянув в щель расколотой крышки княжеского саркофага, увидел, что на скелете превосходно сохранились остатки драгоценной одежды: «поверх лежит неведомо какая одежда шитая золотом... на ней же вышит золотом орел пластаной одноглавной, а от того орла пошло на двое шито золотом же и серебром узорами...». Этот

107. Апсиды церкви Бориса и Глеба в Кидекше

-247-


рассказ дает представление о тех драгоценных одеяниях с ткаными изображениями, которые были в числе «образцов», широко использованных владимирскими каменосечцами времени Всеволода III. «Пластаный», то есть с распростертыми крыльями, орел встречается среди виденных нами рельефов Димитриевского собора. Тот же Тимофей Савелов отметил, что над гробницами князя и его жены «подобия их... на стенах шаровным строением [то есть красками] воображены». Его сообщение подтвердилось через 280 лет.

  Видимо, построенный в 1152 году храм в течение тридцати-сорока лет оставался нерасписанным. Его интерьер был таким же суровым и строгим, как и его внешний облик, Только цветные пятна икон алтарной преграды горели в сумрачном белом пространстве храма. Открытые в 1947 году фрагменты фресковой росписи церкви принадлежат, как полагает ряд исследователей, восьмидесятым годам XII века. Весьма вероятно, что роспись была сделана по распоряжению Всеволода III, желавшего почтить храм отцовской усадьбы и память своей матери-гречанки, принцессы из рода Комнинов. Последняя и изображена в фреске аркосолия северной стены в роскошных императорских одеждах рядом с фигурой св. Марии, соименной погребенной здесь вдове князя Бориса Юрьевича — Марии. Монументальные фигуры в малиново-красных одеждах четко рисуются на белом фоне в окружении пальм с красными плодами и деревьев с двумя павлинами, видимо, передающих райский сад. Очень интересно, что и стены на хорах, где во время богослужения находилась княжеская семья, были украшены исполненными в нежной розово-красной и фиолетовой гамме изображениями деревьев и птиц, то есть, видимо, того же рая, что являлось резким отходом от канонической системы росписи. Это влечение к цветистой орнаментике развилось в виденной нами росписи Суздальского собора XIII века. В алтарной апсиде раскопками открыт фресковый фриз из завес с желтыми складками и изображениями красно-коричневых семисвечников и деревьев и полукруглое каменное седалище для священников. Осталь-

-248-


ные фрагменты росписи расположены на южной и северной стенах около нового иконостаса. На северной стене особенно интересны орнаменты круглого медальона и граней лопатки (илл. 105). На южной уцелели части отдельных композиций, здесь хорошо видны фигуры двух всадников. По мнению одних исследователей, — это изображение Бориса и Глеба, но, вероятнее, что это фигуры скачущих волхвов (илл. 104). В росписи преобладают красновато-коричневые тона, определяющие ее сдержанную цветовую гамму.

Видимо, украшение храма Всеволодом III не ограничилось его росписью. При раскопках в алтарной апсиде были найдены обломки белокаменного надпрестольного кивория-сени, украшенного превосходной резьбой, ближайшим образом напоминающей резьбу плоских рельефов Димитриевского собора.

Остается неизвестным, как попадали на хоры Борисоглебской церкви: следов дверных проемов в стенах не сохранилось. Есть предположение, что ход на хоры был через вырез в их северном своде, по деревянной лестнице изнутри храма. Храм был придворным. Изучение топографии и поиски следов построек усадьбы Юрия Долгорукого и его сына Бориса является задачей будущих раскопок.

  Раньше, осматривая ряд поздних памятников Суздаля XVII—XVIII столетий, мы не раз говорили, что их зодчие внимательно присматривались к древним постройкам своего края и использовали опыт их строителей.

Вероятно, что белая гладь фасадов Вознесенской церкви бывшей Александровской лавры или ее ровесницы Смоленской церкви, со строгим размещением трех окон в верхнем ярусе, была навеяна впечатлениями от древней церкви в Кидекше. Мастера не раз и непосредственно строили в Кидекше — они переделывали и восстанавливали древний белокаменный храм, их руками сооружены окружающие его каменные постройки (илл. 103). К югу от храма в конце XVII — начале XVIII века поставлены очень изящные Святые ворота с фигурным многолопастным верхом и нарядным убором фасадов, выводив-

-249-


шие к спуску на реку, а в 1780 году — «теплая» церковь Стефана, которая напоминает своей высокой двухскатной кровлей виденный нами в Суздале жилой дом около Спасо-Евфимиева монастыря (илл. 102). Наконец, с западной стороны построена шатровая колокольня, также обличающая руку суздальских зодчих XVIII века и сходная по своим деталям с уже виденными нами колокольнями города. Однако в ней больше архаизма; у нее прямой, а не вогнутый шатер с широкой «полицей» в основании и с открытыми оконцами-слухами. Убранство же восьмерика напоминает колокольню Никольской церкви в кремле. Так в ансамбле зданий в Кидекше мы с осязаемой ясностью ощущаем взаимодействие и связь древнего искусства владимиро-суздальской поры и нового искусства мастеров суздальского посада XVII—XVIII веков.

Заканчивая осмотр памятников Кидекши, следует спуститься к Нерли и взглянуть на них отсюда. По буграм склона лепятся темные клети старых амбаров и банек, видимо, мало отличающиеся от построек древней Кидекши. И вновь мы ощущаем всю значительность монументальной архитектуры прошлого, ее контраст с окружающей житейской обстановкой и связанную с этим особую силу воздействия ее красоты. И здесь нельзя не сказать вновь о характерном для древнерусских зодчих благородном и чутком понимании ими гармонической связи архитектуры и природы. Белокаменный храм не подавляет своими размерами окружающего ландшафта и согласует их со сравнительно невысоким берегом Нерли, на котором он стал. Эта связь здания с землей, с ее естественной красотой обусловливает цельность художественного впечатления, ощущение почвенной, земной силы архитектуры, которая обретает свою мощь не в нарочитом, попирающем природу величии, но в мудром согласовании с ней.

Окинув внимательным взглядом группу построек Кидекши, стоящих рядом, но разделенных во времени пятью столетиями, мы еще и еще раз чувствуем их органическую связь между собой. Как в Суздале, так и здесь — это

-250-


не отдельные здания, но как бы части целостного по замыслу ансамбля, построенного в созвучии с его древнейшим ядром — белокаменным храмом. Простота и некоторая суровость стоящей вблизи от него церкви Стефана как бы вторят его скупому величавому языку, его сдержанности. Напротив, Святые ворота с их причудливой игрушечной нарядностью и замысловатым рисунком их верха создают контраст могучей архитектуре церкви Бориса и Глеба, подчеркивают ее лаконизм, усиливают ее торжественное звучание. Ту же роль играет колокольня, хотя и сдержанная по сравнению с современными ей нарядными постройками Суздаля, но здесь кажущаяся на редкость богатой. Входящий через ее низкую арку видел храм несколько с угла вписанным как бы в темную раму, в которой еще ослепительнее сиял белый камень его стен. Так и здесь, в обыкновенном русском селе, безвестные суздальские зодчие XVII—XVIII веков оставили нам покоряющий своей задушевностью пример бережной любви к великому наследию их древних собратьев по искусству. Они не стремились заслонить своими постройками их творение и не допустили кичливого соперничества с ним. Но они и не склонились перед ним в слепом подражании, сохранив свой новый жизнерадостный язык. Они по-своему продолжили начатое пятью веками раньше, и их новое слилось со старым в прекрасном единстве, утверждающем единство и неразрывность культуры великого народа, величие его многовекового труда и накопленных им сокровищ.

Теперь мы покинем Кидекшу, чтобы после древнейшего памятника владимиро-суздальской архитектурной школы увидеть ее последнее создание — Георгиевский собор в Юрьеве-Польском.

-251-


[Пустая страница]

-252-


[Пустая страница]

-253-


  ЮРЬЕВ-ПОЛЬСКОЙ

-254-


  В Юрьев-Польской стоит проехать из Владимира по старой юрьевской дороге.

Путь лежит той окраиной Владимира, которую обычно минуют туристы. Автобус опускается глубоким древним оврагом — Ерофеевским спуском. На его правом склоне — сохранившиеся остатки вала Мономахова города 1108 года. Внизу, у Лыбеди, стояли Медные ворота крепости 1158—1164 годов.

При выезде за черту города нас охватывает простор полей, синих и зеленых островов леса. Пейзаж здесь удивительно широк и красив. Как и по пути к Суздалю, дорога идет мягкими увалами на северо-запад. Примерно в трех километрах от города справа от шоссе белеет Благовещенская церковь — остаток древнего, основанного в XV веке Сновицкого монастыря, — сейчас одиноко стоящая около села Сновицы на высоком берегу речки Содышки. И в этом заброшенном в глуши здании проявилась удивительная чуткость древнерусских строителей к красоте ландшафта, умение выбрать для постройки «место красно и стройно» — как говорили в старину. Предание связывает сооружение этой церкви с именем Ивана Грозного, но вероятнее, что она принадлежит XVII веку. Это знакомый нам по памятникам Суздаля тип храма на подклете с галереей-папертью. Она сохранилась теперь лишь с западной стороны вместе с каменным крытым крыльцом и шатровой колокольней (илл. 108). Старый монастырек был беден и не имел возможности возвести другие положенные по уставу здания.

Белый силуэт храма быстро уменьшается и уходит из нашего поля зрения, скрываясь за холмами с кудрявыми рощами. Но и они скоро остаются позади, и дорогу обступают бескрайние просторы «ополья», напоминающие более равнинные просторы черноземной украинской степи. В полях лежат старейшие села края, принадлежавшие в XIV—XV веках русским митрополитам, а раньше — в XII столетии, — как полагают, пожалованные Андреем Боголюбским владимирскому Успенскому собору. Это были «лепшие», то есть лучшие, наиболее богатые села княжеских владений. Многие из них носят явно древние

-255-


имена: Теремец, Пустой Ярославль, Яновец, Волосово и другие. Одно из этих древних сел стоит на нашем пути — это Старый двор. Быстрое и раннее развитие феодального светского и церковного землевладения в этом крае было в немалой степени обусловлено тем, что отец Андрея Боголюбского, князь Юрий Долгорукий, основал здесь в 1152 году новый княжеский город Юрьев, названный, в отличие от старого Юрьева в Поднепровье, «Польским», то есть стоящим в полях. Они кажутся бескрайними, а путь от Владимира до Юрьева долгим... Город открывается нашим глазам не так, как Суздаль с его причудливым живописным силуэтом: издали Юрьев можно принять за большое село, лежащее в низине среди повышающихся к горизонту полей. И лишь приближаясь, мы различим белый ансамбль монастыря и за ним тяжелую луковичную главу древнего Георгиевского собора.

  По сравнению с Владимиром и Суздалем с их многовековой славной историей и многочисленными памятниками история Юрьева проста и немногосложна и не взволнует наше воображение обилием воспоминаний. Если Суздаль возник на основе поселений предшествующей дофеодальной поры, то Юрьев был в полном смысле слова новым городом, основанным князем на еще необжитом месте и названным его именем. Но его округа была густо заселена крестьянами, осевшими на тучных землях «ополья». Местоположение Юрьева было очень выгодным. К северу от него лежали верховья правобережных притоков Нерли; около города несла свои воды в Клязьму река Колокша. Юрьев был хорошо связан с центром княжества и своим земледельческим краем и стал здесь оплотом княжеской власти. В Юрьев, как и в другие свои новые города, князь привлекал поселенцев не только из русских, но и из болгар и финно-угорских племен, давая им «ссуду и пожалование», благодаря которым новое городское военное и ремесленное население ставилось в зависимость от князя. И, конечно, прежде всего была построена крепость и в ней белокаменная княжеская церковь Георгия.

Новый город не играл большой роли в XII веке. Только близ его произошли две крупные битвы между полками

-256-


владимирских князей и ратями ростовского боярства и поддерживавших его князей. Битва 1177 года принесла победу Всеволоду III, надолго ослабив силы старой феодальной знати и упрочив положение и власть владимирской династии. Сражение на Липицком поле (1216) было результатом ожесточенной усобицы между наследниками Всеволода; бой закончился поражением владимирских князей и недолгим торжеством ростовской княжеско-боярской коалиции. Тем не менее целостность владимирской земли была подорвана и Юрьев в 1212 году стал центром небольшого удела, принадлежащего сыну Всеволода III Святославу, с именем которого связано строительство нового Георгиевского собора. В это же время в городе был основан княжеский Михайло-Архангельский монастырь.

108. Церковь Сновицкого монастыря под Владимиром. XVII в.
 (по старой литографии)

-257-


О поре монгольского ига в жизни города нет никаких значительных известий. Династия юрьевских князей пресеклась в первой половине XIV века, и город стал владением Москвы. В последующие столетия московское правительство не раз передавало Юрьев «в кормление» иноземным выходцам — вассалам московского князя. Так, в XV веке им владел литовский князь Свидригайло, в XVI веке — казанский хан Абдул-Летиф и астраханский царевич Кайбула. Ясно, что эти владельцы города заботились лишь о том, чтобы собрать больше доходов с его населения. Город хирел, и понятно, что здесь не было никаких условий для возведения монументальных построек. Только в XVI—XVII веках Михаило-Архангельский монастырь обстраивается каменными зданиями.

Если в Суздале многочисленные памятники разбросаны на значительном пространстве, то в Юрьеве немногие древние здания сосредоточены в кольце земляных валов «города» 1152 года. С них мы и начнем наш путь.

 

  ПО ПАМЯТНИКАМ ГОРОДА

  В отличие от старших крепостей Владимира и Суздаля, ставившихся в зависимости от естественных условий защиты — высоты оврагов, рек, — горододельцы Юрия Долгорукого строят княжеские крепости там, где этого требуют обстоятельства и градостроительные планы князя. Они поставили город на берегу Колокши, рядом с устьем ее притока — реки Гзы. Возможно, что с запада крепость прикрывала лощина небольшого ручья или овражка, подходившая к Колокше, План крепости имеет почти круглую форму; она была обнесена хорошо сохранившимися высокими валами с деревянными стенами. Ее периметр достигал 1000 м, а вал, шириной в основании 12 м, имел высоту до 7 м. Это дает представление о масштабах крепостного строительства Юрия Долгорукого.

С городской площади войдем в кольцо валов, Перед нами перспектива улицы, замыкаемая огромным кирпичным массивом Троицкого собора, а слева — белые башни

-258-


  и стены княжеского Михайло-Архангельского монастыря, возникшего в XIII веке еще при Святославе и занявшего северо-восточный участок крепости. Существующие здания относятся к позднейшему времени, XVII—XVIII векам (илл. 109).

Западная стена монастырской ограды сохранила древнюю стену XVII века и три старые башни. Стена имеет печуры подошвенного боя, навесные бойницы и щели для стрельбы с боевого настила, лежавшего на арках изнутри ограды. Башни сильно перестроены и утеряли свой боевой облик. Остальные части ограды — позднейшие.

В западной линии ограды расположена Богословская надвратная церковь (1670) со «святыми воротами» в нижнем ярусе (1654; памятник реставрирован в 1963 г. А.Д.Варгановым и В.М.Анисимовым). Он представляет собой своеобразный портик с четырьмя арочными пролетами на мощных восьмигранных столбах-тумбах, двумя сводчатыми въездами и двумя входами. Над ними, во втором этаже, — охватывающая храм с трех сторон паперть с поясом ширинок и украшенными арочными бровками окнами. Пятиглавый храм с широким карнизом и тремя кокошниками на каждом фасаде по сравнению с сочной пластикой паперти несколько беден и сух. Его строитель был мастером менее умелым, чем суздальские зодчие; в его руках тройные угловые полуколонки приобрели вид простых толстых столбиков, разделенных стойками из ромбов. Но в целом он создал достаточно торжественный и красивый центр лицевой стороны ограды и парадный вход в монастырь.

Вошедший через низкую полутемную арку Святых ворот, где устроены печуры для сидения богомольцев, попадал на центральный двор монастыря, образованный его главными зданиями. Самый принцип построения ансамбля напоминает расположение зданий Спасо-Евфимиева монастыря в Суздале: прямо перед входом — собор, по сторонам колокольня и трапезная церковь. Эти постройки различны по своей художественной значимости и возрасту.

Лучшей из них является колокольня XVII века (илл. 110). Она чрезвычайно монументальна и представи-

-259-


тельна. Широкий и низкий четверик с тремя симметрично расположенными на переднем фасаде окнами несет массивный восьмигранный столп с широкими лопатками на углах и карнизами. Все его плоскости сплошь покрыты квадратными ширинками в нижнем ярусе и фигурными уступчатыми нишками-киотцами во втором. По богатству пластической декоративной обработки колокольня напоминает убранство колокольни Воскресенской церкви в Суздале, но без ее нарядной полихромии. Широким пропорциям восьмерика отвечает обработка устоев аркады звона короткими и толстыми полуколоннами с огромными «бусинами». Над арками звона вздымается величественный шатер с гуртами-выступами на ребрах, тремя ярусами окон-слухов и нарядной главкой из блестящей зеленой черепицы. Все здание от его общих сильных пропорций до деталей проникнуто далеко не аскетическим монастырским настроением; сочная пластичность и богатство убора роднят юрьевскую колокольню с пышными купеческими постройками Мурома XVII века, говорят о все сильнее наполняющих церковное зодчество «мирских» народных вкусах.

Нарядной архитектуре колокольни отвечает построенный в 1792 году, взамен старого, существующий Михайло-Архангельский собор. В общем рядовое произведение провинциальной архитектуры XVIII века, он хорошо связан с окружающими его старыми зданиями ансамбля. Высокий объем нового собора, завершенный динамичным пятиглавием, вторит композиции надвратного храма, а мотив его пояса над кокошниками строитель перефразировал в широком карнизе собора, декоративная отделка которого в целом перекликалась с декоративным богатством колокольни.

Южную сторону монастырского двора занимает Знаменская трапезная церковь (1625; реставрирована в 1963 г. А.Д.Варгановым). Она имеет обычную для построек XVII века этого типа планировку и конструкцию. Здание двухэтажно. Низ служил хозяйственным целям, его план повторен в верхнем этаже. В западной части — обширный квадратный одностолпный зал трапезной па-

-260-


109. Михайло-Архангельский монастырь. XVII—XVIII вв.

 

-261-


110. Колокольня Михайло-Архангельского монастыря. XVII в.

латы; к ней с востока примыкает узкое помещение церкви, сообщающейся с палатой большой аркой и двумя широкими окнами; далее — алтарь. Интерьер производит сильное впечатление своей простотой и внушительностью. С запада к трапезной примыкает келарская палата, выступающая во двор монастыря. На эту парадную сторону зодчий обратил особое внимание, поместив в центре фасада палаты портал входа, к которому вела со двора лестница каменного крыльца. Напротив, обращенные к хозяйственной территории монастыря фасады сделаны с меньшим интересом к ним. Апсиды слились в широкую криволинейную плоскость, очень наивны наличники окон с их завершениями из треугольников, входящих в бедный карниз. Верх здания переделан в позднейшее время.

Памятниками Михайло-Архангельского монастыря ограничивается художественное наследство, оставленное в городе XVII веком.
 

-262-


  Оно не идет в сравнение с художественным богатством Суздаля этой поры. Но Юрьев обладает одним памятником, который захватывает душу едва ли не сильнее многих виденных нами суздальских зданий. Это — древний Георгиевский собор.

Обогнув справа новый кирпичный собор, построенный в 1907—1909 годах, мы останавливаемся в невольном изумлении перед странным и прекрасным, удивительным и наивным, единственным в своем роде зданием (илл. 111). Огромная луковичная глава и ее широкий тяжелый барабан как бы придавили и заставили раздаться в стороны и выгнуться приземистый куб храма с грузными апсидами. После белоснежных зданий Владимира XII века нас удивляет его серо-зеленоватый, серебристо-желтый цвет, словно века наложили свою суровую патину на его стены. После стройной декоративной системы Димитриевского собора нас поражает причудливый хаос скульптур. Стены как бы вымощены ими. Звери и чудища, святые и ангелы, обрывки фантастических каменных гирлянд, схваченных пастями львиных масок, и обломки тончайших узоров образуют загадочную мозаику (илл. 112, 116). Она кажется гигантским каменным ребусом, напряженной тайной, властно приковывающей нашу мысль. Таковы первые впечатления, которые испытывает каждый, кто видит впервые Георгиевский собор...

Но дадим улечься своему волнению и вспомним биографию этого последнего создания владимирских зодчих. Она символично сочетает в себе начало и конец их великого и стремительного в своем движении творчества.

  В новопостроенной Юрием Долгоруким крепости была сооружена в 1152 году белокаменная церковь Георгия. Судя по тому, что известные нам храмы этой поры — Георгия во Владимире, Бориса и Глеба в Кидекше, Спаса в Переславле-Залесском — довольно единообразны по своему типу, можно не сомневаться, что и первоначальная церковь Георгия в Юрьеве была таким же небольшим четырехстолпным одноглавым храмом — очень простым и суровым по внешнему облику.

-263-


Но Георгиевский собор повторил историю суздальского собора Мономаха. Сын Всеволода III Святослав, став владетелем Юрьева и его края, разрушил в 1230 году постройку деда, так как она, по словам летописи, «обветшала и поломалася». На ее месте к 1234 году была уже построена новая каменная церковь, которую князь украсил великолепнее других церквей, ибо, как говорит летописец, снаружи всей церкви были резаны из камня святые «чудны велми». Также был украшен резным камнем Троицкий придел собора. Этот храм славился своей красотой и у людей последующего, XIV столетия. Строители первого каменного храма Москвы — Успенского собора 1326 года — взяли за образец его композиции Георгиевский собор в Юрьеве.

Но и с этим зданием, так же как с Суздальским собором, произошла катастрофа — в шестидесятых годах XV века оно обрушилось. Для восстановления храма, сыгравшего столь важную роль в начальной истории строительства Москвы, в Юрьев в 1471 году был послан известный московский строитель В.Д.Ермолин. Он уже имел опыт в реставрации древних построек: как мы помним, тремя годами раньше, в 1469 году, он посылался во Владимир для обновления церквей Воздвижения «на торгу» и на Золотых воротах. Ермолин «собрал изнова» Георгиевский собор и его придел и якобы «поставил как и прежде». Далее мы увидим, что это было далеко не так. В последующие столетия восстановленное Ермолиным здание не раз подвергалось новым изменениям и обстройкам. В XVII веке над его западным притвором появилась шатровая колокольня, которую в 1781 году сменила новая большая с западной стороны собора, а храм был покрыт на четыре ската. В 1809—1827 годах его закрывают с севера и юга новая ризница и теплый придел. Все это приносило новые разрушения и искажения древнего памятника. Только в наше время были снесены уродовавшие его обстройки, и мы теперь можем видеть целиком это интереснейшее здание.

  Отвлечемся на время от приковывающей наш взгляд богатейшей резьбы и представим себе сначала архитек-

-264-


111. Георгиевский собор. Вид с запада

-265-


112. Георгиевский собор. Южный фасад

-266-


турную композицию храма. Он очень невелик (илл. 113): в плане он сохранил размеры первоначальной постройки 1152 года. К боковым фасадам, как и в Суздальском соборе, примыкают притворы, перекрытые сводом с килевидной закомарой на фасаде и с плоскими угловыми лопатками. Как и в Суздальском соборе, западный притвор был больше и выше боковых: он также имел второй этаж, где находилось на богослужении княжеское семейство (как попадали сюда, пока не выяснено). В углу меж северной стеной храма и восточной стеной северного притвора был небольшой храмик — Троицкий придел, усыпальница юрьевских князей. Здесь, в наружной северной стене храма, теперь виден аркосолий, где в 1252 году погребли строителя здания — князя Святослава; а в восточной стене притвора есть заложенная дверь, вводившая из притвора в княжескую «грóбницу». Как показали раскопки, усыпальница была маленькой одноапсидной часовней с крошечным (1,80×3,50 м) внутренним помещением. Таким образом, композиция здания в целом была асимметричной.

Фасады собора членятся, как обычно, пилястрами на три доли и по горизонтали — аркатурно-колончатым поясом, частично уцелевшим при катастрофе XV века (илл. 121). Пояс шел и по верху апсид, расчлененных полуколонками. Над поясом следует представить верхнюю часть фасадов, завершенных килевидными закомарами. В обоих ярусах помещались высокие окна. Строго над центром основного куба храма возвышалась глава, гордо поднятая на особом постаменте (эта нагрузка и вызвала крушение сводов храма в XV веке). Таким образом, пропорции первоначального здания обладали большой стройностью, динамизмом и живописностью (илл. 122). Тяжеловесность и массивность существующей постройки — результат ее восстановления Ермолиным.

Интерьер собора столь же необычен. При своей небольшой площади храм очень просторен. Его квадратные без закрестий столбы расставлены широко, стены не имеют лопаток. Ощущение расчлененности пространства исчезает, оно приобретает почти «зальный» характер. Это

-267-


113. Георгиевский собор. План

впечатление усиливается отсутствием хор. В западной стене храма сохранился арочный проем, выходивший во второй этаж притвора; его помещение и заменяло хоры для княжеской семьи. С пространством храма сливалось помещение алтаря, отделенное невысокой алтарной преградой с резным деисусом, и открытые притворы, увеличивающие его площадь; их низкие помещения контрастируют со свободой и высотой самого храма. Восстанавливавший собор Ермолин сделал под барабаном главы ступенчато-повышенные подпружные арки; подобная система, связанная с ярусным верхом здания, была известна русскому зодчеству уже в начале XIII века, и возможно, что Ермолин повторил здесь первоначальную конструкцию. Она усиливала центричность, высоту и свободу интерьера. В восточной стене северного притвора уцелел собранный Ермолиным белокаменный портал входа в усыпальницу. Его сочный профиль поражает своим почти готическим характером. Два яруса высоких окон заливали храм обильным светом, он был лишен сумрачности и строгости, характерных для храмов XII века, например церкви в Кидекше.

Все эти черты Георгиевского собора свидетельствуют о быстрых и глубоких изменениях художественных вкусов, о плодотворном творческом росте владимиро-суз-

-268-


114. Южный портал Георгиевского собора

дальских мастеров и развитии их искусства. Но, конечно, они с особой силой проявились в поразительном по красоте и своеобразию скульптурном убранстве Георгиевского собора.

Уже при первом взгляде на его стены мы легко определим границу их разрушения в XV веке и достройки Ермолиным: здание разрушилось как бы по диагональной наклонной плоскости от верхнего северо-западного угла к нижней юго-восточной части. Лучше всего сохранилась северная стена (где уцелел даже аркатурно-колончатый пояс, илл. 121) и примыкающая к ней часть западной стены; западный же притвор, как мы уже знаем, потерял верхний этаж. От южной стены уцелели лишь небольшие участки, связанные с притвором, а ближе к углам, как и у алтарных апсид, — лишь старый цоколь. Выше очерченной линии стены были переложены Ермолиным. К его чести нужно сказать, что он бережно отнесся к резным камням. Он мог бы стесать их — ведь монументальный резной убор храмов ушел в далекое от XV века
 

-269-


прошлое. Но красота древней резьбы пленила Ермолина. Он со вниманием пересматривал камни и где улавливал их связь — ставил их рядом. Так он сложил вместе два камня с изображением Троицы в западном делении южного фасада (илл. 116), собрал здесь же несколько камней с гирляндой с львиными и человеческими «личинами», поставил в ряд под карнизом западной стены несколько фигур святых из колончатого пояса и т. д. Но, конечно, собрать их «как прежде», то есть в первоначальном порядке, он не мог — никаких чертежей или изображений древнего здания не было, а многие резные камни раскололись и были пущены как материал в кладку. Поэтому Ермолин мог лишь «облицевать» фасады резными камнями, расположив их в полном беспорядке и превратив собор в своего рода каменную загадку. Часть целых резных камней (более 80) была запущена Ермолиным в кладку новых сводов и скрыта теперь под кровлей храма; часть, попавшая во дворы соседних домов и в новые постройки, собрана после их сломки П.Д.Барановским внутри собора.

  Эту драгоценную коллекцию скульптуры XIII века необходимо внимательно осмотреть. Здесь мы увидим композицию Распятия с предстоящими и сопровождавшую «Святославов крест» мемориальную резную надпись о постановке его строителем собора князем Святославом; фрагмент уже известной нам по памятникам Владимира сцены «Вознесения Александра Македонского», пятифигурный деисус стоявший над западным порталом собора (илл. 124), серию небольших полукруглых или килевидных камней с головами и бюстами людей восточного облика; женские маски с прикрытыми венцами пышными прическами; фрагменты орнаментов и архитектурных деталей и пр.

По сохранившимся частям стен собора и в особенности главного северного фасада можно составить представление о первоначальной системе резного убранства собора. В отличие от владимирского Димитриевского собора здесь вся поверхность фасадов покрыта резьбой. Она оплетает своим узором не только плоскости стен, но и все архи-

-270-


тектурные детали. Колончатый пояс, исполненный в той же системе, что и пояс Суздальского собора, то есть углубленный в стену, приобрел здесь чисто декоративный характер — за ним внутри нет хор, над ним стена не утоньшается. Резьба как бы «обтягивает» архитектурные детали, так что они порой теряют свою конструктивную четкость. Так, капители порталов превращаются как бы в высеченный из целого камня фигурный блок, сплошь покрытый растительным орнаментом. Капители пилястр также отходят от изящной формы капителей XII века; их плоские фасы украшены великолепно вырезанными ликами дев и воинов (илл. 115). Мастера Святослава идут дальше строителей Суздальского собора, решаясь прервать ствол угловых полуколонок своеобразным венком из человеческих головок, изваянных уже не в рельефе, но в круглой объемной манере (илл. 121). Пышность и обилие резьбы усиливают ощущение торжественной неподвижности и тяжести здания, его драгоценной материальности. Видимо, это чувствовали и подчеркнули и сами строители собора. Его цокольный профиль, в отличие от профилей XII века, приобретает напряженное очертание, его элементы сильнее выступают вперед, как бы выдавленные грузом отягченной пышным убором стены.

Присмотримся, однако, ближе к самой резьбе. Существенным техническим и художественным новшеством декоративной системы Георгиевского собора является соединение отдельных изображений и фигур, выполненных в высоком рельефе, с тончайшим ковровым орнаментом, обтягивающим и свободные плоскости стен и фон вокруг горельефов (илл. 117). О характере этой системы позволяют судить фасады северного и южного притворов, где резные камни, исполненные в высоком рельефе, сочетаются с побегами плоскостного растительного орнамента. Та же система сочетания коврового узора с горельефными фигурами святых, зверей и чудищ распространялась и на второй ярус фасадов над поясом.

Это сочетание двух манер резьбы на больших плоскостях фасадов было технически весьма сложным. Сначала

-271-


Георгиевский собор
115. Угловая капитель

-272-


Георгиевский собор
116. Южный фасад

-273-


117. Рельеф Георгиевского собора

-274-


они украшались горельефными изображениями, которые вытесывались на отдельных камнях на строительной площадке и затем вводились в кладку стены. На этом первом этапе убор здания напоминал церковь Покрова на Нерли: рельефы выступали на гладкой плоскости стены. Затем начиналась резьба коврового узора, которая велась по уже готовой стене, переходя на ее архитектурные детали и оплетая горельефные скульптуры. Эта работа требовала от резчиков безупречной точности глаза и руки, безошибочного движения резца, так как малейшая погрешность была бы непоправимой. Тончайший узор наносился сперва одним прочерченным контуром: это хорошо видно на южной стене западного притвора, убор которой остался незаконченным. Сочетание этих двух систем резной декорации требовало предварительного детального и точного ее проекта, который заранее учитывал размещение резных камней, чтобы связанный с ними узор мог нормально развертывать свои элементы при подходе к горельефам.

Чтобы оценить всю техническую сложность и художественное мастерство орнаментального убора Георгиевского собора, следует рассмотреть его северный, лучше сохранившийся фасад (илл. 118). Он был главной, лицевой стороной здания, обращенной к городской площади. Поэтому над северным порталом было помещено изображение св. Георгия, которому был посвящен храм (илл, 119). Над зоной коврового узора идет аркатурно-колончатый пояс (илл. 121). На нем, как и на поясе Суздальского собора, сказалось сильное влияние деревянной архитектуры. Его цилиндрические колонки коренасты (при вышине 61 см их толщина равна 14 см) и еще больше напоминают точеные резные деревянные балясины. Если фигуры в колончатом поясе Димитриевского собора были малы и не выделялись среди остальных рельефов, то здесь крупные рельефы с фигурами святых сделаны на отдельных тонких плитах и помещены в пролетах пояса, как большие резные иконы в киотах; они занимают все поле меж колонок, уподобляясь в этом смысле статуям готических соборов, но оставаясь вполне плоскостными. При

-275-


этом стволы колонок, наполовину прикрытые плитами, превращаются почти в полуколонки, напоминая позднейшие кирпичные аркатурно-колончатые пояса XV—XVI веков, какие мы видели, например, на стенах соборов Покровского и Евфимиева монастырей в Суздале. Особенно примечательно декоративное перерождение самой аркатуры пояса: арочки приобрели не только килевидную, но и трехлопастную форму, став также своего рода «киотцами», занятыми растительной резьбой. Орнамент оплетает и полувал над аркатурой, превращающейся лишь в наиболее крупный и четкий элемент общей орнаментально-декоративной системы.

Казалось бы, что с этим необычайно развившимся «узорочьем» убранства здания его идейный смысл затемнится и отступит на второй план, что наметилось еще в Димит-

118. Георгиевский собор. Северный фасад

-276-


Георгиевский собор
119. Св. Георгий. Рельеф

120. Клиновидная маска

риевском соборе. Однако в декоративной системе Георгиевского собора мы видим обратное. Среди причудливой мозаики рельефов в переложенных В.Д.Ермолиным частях фасадов есть отдельные камни, являющиеся фрагментами больших сюжетных композиций. Часть из них находится на стенах собора, часть — в коллекции резьбы внутри его. Так, на южном фасаде сохранились отдельные рельефы, составлявшие в целом как бы огромную резную икону Преображения (илл. 123). В западной трети той же стены, слева от окна, есть камни от таких же сборных резных композиций — «Троица» и «Семь спящих отроков эфесских» (илл. 116). К числу этих больших композиций принадлежат также «Распятие» (так называемый. «Святославов крест»), «Вознесение», «Даниил во рву львином» и знакомые нам по памятникам Владимира — «Три отрока в пещи огненной» и «Вознесение Александра Македонского». Как и во владимирских соборах,
 

-277-


121. Георгиевский собор. Аркатурно-колончатый пояс северной стены

 

-278-


эти большие сюжетные композиции занимали поля закомар.

Тщательное и всестороннее изучение Г.К.Вагнером архитектуры и резьбы собора позволило с большой точностью восстановить первоначальную систему скульптурного убранства здания в целом и его идейный замысел.

На главном, северном фасаде (илл. 118) помещались: в средней закомаре «Распятие» с надписью Святослава и двумя парными драконами у его подножия, а в боковых закомарах — в левой «Три отрока в пещи огненной» и в правой — «Даниил во рву львином». Распятие связывалось с представлением о кресте как важнейшем орудии борьбы с неверными и защиты княжеской власти — он понимался как «сохраньник всей вселенной, царем держава, верным утверждение». Мы видели белокаменный крест XII века с подобной надписью в Боголюбове; фрагмент крестообразной надписи конца XII века есть в кладке южной стены Суздальского собора. Вспомним, что Святослав совершил в 1220 году победоносный поход на волжских болгар. Распятие было не только символом

-279-


покровительства, но и памятником этой победы — «победным крестом». Мифы о трех отроках и Данииле во рву львином говорили о покровительстве бога верным ему людям. В «Песне о Роланде» Карл Великий, обращаясь к богу, говорит:

«От страшных мук избавил Даниила,
Его от львов свирепых ты избавил,
Из пещи ты трех отроков исторг!
Теперь к тебе о милости взываю:
О, дай за смерть Роланда отомстить...»

Таким образом, идея патроната небесных сил объединяла главные композиции северного фасада. Эта же идея была ясно выражена в резном уборе трехлопастного постамента под главой, где трижды изображен благословляющий Спас в окружении небесных стражей — архангелов и херувимов. По сторонам окон фасада размещался ряд стоящих фигур пророков и ниже, в основании окон, — поясных изображений мучеников и целителей. В поясе северного фасада видное место занимали фигуры святых патронов владимирской княжеской династии. Эта «шеренга героев» раскрывала основную идею резного убора: небесные силы покровительствовали именно владимирским князьям и их «богоизбранной» Владимирской земле. Но очень важно, что среди княжеских покровителей не было изображения патрона сына Всеволода III князя Константина ростовского, едва не сгубившего силу княжества в кровавой битве с братьями на Липицком поле под Юрьевом. Небесный патронат не распространялся на раскольников «единачества» Всеволодовичей, он охранял их сплоченность. Особенно подчеркнута и персонифицирована эта концепция в уборе фасада северного притвора. Здесь над порталом горделиво красуется большой рельеф патрона первого строителя храма Юрия Долгорукого святого Георгия в патрицианских одеждах и воинских доспехах, опирающегося на высокое копье и миндалевидный щит с изображением эмблемы владимирской династии — вздыбленного барса (илл. 120). Над Георгием, в острие

-280-


122. Георгиевский собор. Западный фасад. Реконструкция Г. К. Вагнера.

килевидной закомары, помещалась мужская личина, в которой видят портрет второго строителя храма и победителя болгар князя Святослава юрьево-польского (илл. 120). По сторонам архивольта портала, как бы подчеркивая особое благоволение неба Владимирской земле, дважды помещены изображения Христа. Около одного из них сохранились буквы вертикальной надписи: «БАКУ», в которой видят автограф главного скульптора собора Бакуна (Аввакума). Закомару княжеской усыпальницы — Троицкого придела — украшало изображение ветхозаветной Троицы. Система и замысел резного убора северного фасада служат ключом к реконструкциям остальных фасадов собора.

-281-


Вторым по значению был западный фасад храма с его широким и высоким двухэтажным притвором, вмещавшим княжескую ложу (илл. 122). С этой стороны особенно выразительна могучая ярусность композиции здания и органичность широкого постамента под его главой. Вспоминая воздушную и легкую ступенчатость композиции Покрова на Нерли в окружении ажурной аркады галерей (илл. 57) и воскрешая в своем воображении Георгиевский собор, мы ясно ощущаем все отличие его образа, исполненного державного спокойствия и напряженной силы. В этом смысле Георгиевский собор сходен с царственностью Димитриевского собора Всеволода III (илл. 23). Западный фасад собора был наиболее нагружен скульптурой, здесь особенно сгущенно звучит тот же лейтмотив величия и богохранимости Владимирской державы Мономашичей. В архивольте портала в круглых медальонах вырезан деисус. Он был повторен и выше, в пяти теперь заложенных кирпичом нишах (илл. 124). Между ним и колончатым поясом резчики протянули нарядную и сочную гирлянду с львиными и человечьими личинами. И снова в одиннадцати пролетах меж колонок высились фигуры третьего, главного деисусного чина, который продолжался и в аркадах боковых фасадов, где к Христу западного притвора как бы направлялись процессии святых. Это была

123. Преображение. Рельеф Георгиевского собора.
 Реконструкция К. К. Романова

-282-


самая грандиозная композиция деисуса в древнерусском искусстве. Выше, в уровне пят свода второго этажа, шел фриз целителей и мучеников в круглых медальонах. К вершине тройного окна, освещавшего княжескую ложу, с обеих сторон направлялись фигуры пророков во главе с библейскими премудрыми царями Давидом и Соломоном. Над окном высилась крупная фигура богоматери Оранты с предстоящими воинами. Можно думать, что Оранта не только воплощала здесь общую идею защиты «царицей небесной» владимирских «самовластцев», то есть идею владимирского культа Покрова богоматери. Видимо, она имела и более широкий смысл. Изображенная над окном княжеской ложи Оранта напоминала грандиозную мозаичную Оранту киевской Софии — «Нерушимую стену», покровительницу Киева, как бы перенесшую свой патронат с юга на владимирский север и лично на князя Святослава юрьевского: Владимирская земля представлялась единственной наследницей Киева. Южную закомару западного фасада собора занимал семифигурный овальный венок композиции «Семь спящих отроков эфесских», также говоривший о небесном патронате над верными богу людьми. Магическая сила этого сюжета, как «оберега», была столь популярна, что «Семь отроков» изображались на амулетах-змеевиках. Наконец, в центральной закомаре западного фасада собора строители поместили крупную композицию «Преображение» ( илл. 123), символизировавшую силу княжеской власти, столь грандиозно оснащенной в резном уборе собора заступничеством и покровительством небесных сил.

Южный фасад собора может быть восстановлен лишь фрагментарно. Здесь над южным порталом вторично изображена Оранта. Это позволяет думать, что и главную закомару здесь занимал сюжет, связанный с ее участием. Это была большая композиция «Вознесение», говорившая о славе божества. Смежную восточную закомару, как и в Димитриевском соборе (илл. 27), скульпторы украсили «Вознесением Александра Македонского», и здесь знаменовавшим апофеоз могущественной царской власти. Можно думать, что по связи убора южного портала с бого-

-283-


124. Деисус. Рельеф из Георгиевского собора

матерью его полуколонны завершались капителями с женскими масками, напоминающими фризы девичьих ликов Покрова на Нерли.

Так Георгиевский собор, предстающий ныне перед нами в виде загадочной мозаики перепутанных и покалеченных резных камней, воскресает как выдающееся творение

-284-


владимирских зодчих и резчиков, проникнутое целостной историко-политической и религиозной концепцией о величии и богоизбранности северной державы Мономашичей в Русской земле, о ее праве на общерусское главенство, которого не подвергло сомнению и не ослабило даже феодальное дробление Владимирского княжества.

-285-


Этот политический курс находил поддержку и сочувствие в передовых слоях общества, в среде горожан и мелкого воинского люда. Поэтому и смысл резного убора Святославова храма перерастал границы церковно-династической идеологии. Под покровом божества находилась не только владимирская княжеская династия, но и те слои младшей разноплеменной дружины, которым в немалой степени были обязаны своим могуществом владимирские самовластцы. Изваянные на капителях собора головы воинов и серия изображений голов и погрудных фигур в килевидных и полукруглых арочках, венчавших барабан главы, с большим основанием осмысляются как образы святославовых победоносных воинов-дружинников. Под резцом владимирских каменосечцев кристаллизовалась мысль, что мир строится не только святыми, мучениками и верховными земными владыками. Круг небесного патроната расширялся на те низовые «дворянские» элементы, из среды которых вышло «Слово» и «Моление» Даниила Заточника, где мы найдем и апологию сильной княжеской власти, и идею верности ее «воинников» и горожан, и многие образы, роднящие этот шедевр владимирской литературы XII—XIII веков со скульптурной симфонией Георгиевского собора.

В отличие от резного убранства Димитриевского собора, в скульптурном наряде Георгиевского собора решительно возобладал интерес к человеку, отодвинувший на второй план зверей и чудищ, кишевших на стенах дворцового храма Всеволода III. Их много и здесь; они исполнены в той же горельефной манере, что и фигуры святых — в этом смысле они равноправны. Они несут свою смысловую нагрузку не только церковно-символическую, но и мирскую, светскую. Любопытно, что здесь нет сцен кровавой борьбы зверей, что их образы порой теряют устрашающий характер, чудовищность и отвлеченность, приобретая сказочный, фольклорный облик. Фигуры львов означали и бессмертие Христа и эмблему царственной силы; но лежащие львы, охраняющие западный вход в собор, спокойно дремлют, укрывшись в тени своего превращенного в фантастическое древо хвоста (илл. 125). Кентавры-

-286-


китоврасы на северной стене западного притвора могли напоминать сказания о сверхъестественном мудром помощнике Соломона в его грандиозном строительстве; этот аспект древнего образа удовлетворял самолюбию Святослава и самих творцов собора — мастеров; но китовраса одели в русский кафтан и шапку-венец, булава и заяц в его руках делают его похожим на княжеского ловчего; другой китоврас — в медальоне на правой лопатке южного притвора, в таком же кафтане, с топориком в руке — напоминает княжеского телохранителя. Фигуры грифонов, исполненные мастерами с большой любовью и наделенные изысканной горделивой красотой, выступают как добродетельные существа, резко отличные от чудовищных хищников романской пластики. Особенно любимо мастерами изображение сирен, превращенных в гордых и изящных полудев-полуптиц (их В.Д.Ермолин собрал на южном фасаде); в церковной символике сирин был образом праведника; в «Слове о полку Игореве» может быть родственна сирину крылатая Дева-Обида; но сирины Георгиевского собора скорее просто близкий и понятный народу сказочно-прекрасный образ, своего рода «царь-птица», образ радостного начала жизни. Так звериный мир средневековой пластики преображался под резцом ма-

125. Рельеф Георгиевского собора

-287-


стеров князя Святослава, обретая самобытные народные черты. Но особенно это сказалось в орнаментальной основе декора.

Как можно видеть по разрозненным резным камням сборных культовых композиций, они развертывались на фоне подобного иконной басме коврового растительного орнамента, побеги которого проникали меж фигур святых, вплетавшихся, таким образом, в ткань причудливых трав и «древес». Здесь, в скульптуре, развиваются те тенденции, которые мы отметили в росписи XII века на хорах церкви в Кидекше и фресках XIII века Суздальского собора, где пестрый орнамент образует основу декоративной системы, а изображения святых включены в нее. Возможно, что «знаменщиками», то есть рисовальщиками растительной орнаментики, в Юрьеве были суздальские живописцы. На стенах Георгиевского собора священные события происходят как бы в сказочном саду «вертограде» — они пронизаны его причудливыми древовидными стеблями со сходными с ирисами «кринами» и извивающимися побегами и листьями, напоминающими заросли хмеля или повилики. В этой сказочной чаще обитают добрые и сильные звери, птицы и чудища, они предстоят перед изображенными в закомарах чудесами, являются их участниками и свидетелями, они охраняют окна и входы храма. Сам принцип сочетания горельефа с тонким растительным орнаментом не был нов. Он восходил к глубоким традициям восточноевропейского прикладного искусства, в том числе славянской языческой древности. Русское ювелирное дело XII—XIII веков создавало такие шедевры, как роскошные медальоны Рязанского клада, где, вторя убору Георгиевского собора, над золотым кружевом скани поднимались в своих гнездах сияющие самоцветы. Новостью был необычайно смелый перенос этой декоративной системы в убранство христианского храма, на стены монументального здания. Растительный орнамент, столь буйно разросшийся на стенах Георгиевского собора, связывал всю его скульптуру с природой, с землей. «Древеса» соборной орнаментики прочно коренятся внизу стены, у самого цоколя, своими треуголь-

-288-


ными основаниями, по сторонам которых сидят прекрасные птицы. Декоративная система собора состояла как бы из трех ярусов: нижний представлял «землю», второй — от пояса до закомар — «земную церковь», третий — от закомарных композиций до главы — «небо». Все это, конечно, едва ли входило в заданную мастерам церковно-политическую официальную программу убранства собора. Именно, скорее всего, сами мастера разработали замысел цветущего убора его стен, явившегося не нейтральным «фоном», но полным смысла отражением народного полуязыческого мировоззрения, народного искусства, где еще цвело неувядаемое «древо жизни» — символ «матери земли», «великой богини».

Так в резном уборе Георгиевского собора не только получила ясное выражение прогрессивная историко-политическая концепция, но и резко усилились народные русские черты. Они сказались в фольклорном переосмыслении образов звериной орнаментики, в сказочной фантастике бесконечно разнообразного узорочья, которое своим обилием едва не затмило назидательные задачи, поставленные князем перед мастерами. Во всем этом, как и в изменении самой архитектуры храма, в особенности в его примечательном, свободном от хор и светлом интерьере, нельзя не видеть отражения вкусов и художественных идеалов народа, горожан, приобретавших все большее значение в жизни Руси XIII столетия.

Вопрос о мастерах, создавших Георгиевский собор — это подлинное чудо искусства, — волновал уже старых летописцев. Один из них, прочитав надпись под композицией «Распятия», что этот «крест» поставлен Святославом, вывел отсюда заключение, что сам князь и был мастером! Конечно, это догадка летописца, но Святослав, вероятно, имел большое влияние на разработку замысла своего собора. Он много повидал на своем веку — был в Новгороде Великом, воевал в Прибалтике, княжил в Переславле-Южном, совершил поход на болгар. По мнению другого летописца, знавшего легенду о привозе в XII веке белого камня во Владимир из земли болгар, автором Георгиевского собора был болгарский мастер. То, что мы

-289-


знаем теперь о владимиро-суздальской архитектуре, позволяет твердо ответить на вопрос о мастерах последнего памятника этой блистательной художественной школы. Их искусство столь органично наследует и развивает традиции XII столетия, оно столь прочно связано со всей русской культурой предмонгольской поры, что сомнения в том, что в основном это были русские, главным образом владимиро-суздальские мастера, не возникает. В их руках, как и прежде, были разнообразные образцы — произведения русского и зарубежного прикладного искусства, ткани, миниатюра и др. Но теперь не их обилие создавало поразительное богатство и единство сложнейшего по замыслу резного убора храма. Секрет его идейной полноты и художественного совершенства заключался в стремительном творческом росте народных мастеров, мысль и память которых были насыщены глубоко освоенным и претворенным опытом их предшественников и современников. Расчет показывает, что над исполнением «резной одежды» собора работало две артели. Одна, числом в 12 мастеров, резала горельефные фигуры, другая — числом 18—24 мастера — исполняла растительный орнамент. При этом за единством целого не скрывались индивидуальные манеры резчиков; анализ фигурных рельефов обнаруживает руку одиннадцати мастеров. Главный из них — Бакун — счел себя вправе оставить свой автограф на северном притворе.

Георгиевский собор был лебединой песней владимиро-суздальского искусства. Через четыре года после завершения его убранства на Русь обрушились полчища монголов...

-290-


  ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

 

Вот и закончилось наше путешествие по древним городам Владимирской земли. Мы осмотрели столько памятников замечательных и разных, памятников семи столетий, что нельзя не сказать о самом важном в этом множестве впечатлений, полученных всего в четырех древнерусских городах.

Главнейшее место в этих сокровищницах русского искусства принадлежит прославленным памятникам зодчества, скульптуры, живописи и прикладного искусства XII—XIII веков. Перед нашими глазами прошли лучшие произведения владимирских мастеров от древнейшей постройки — церкви в Кидекше до их последнего творения — Георгиевского собора в Юрьеве-Польском. Их разделяет промежуток времени менее столетия. Но какой стремительный путь прошло за столь короткий срок это искусство, каждый шаг которого отмечен ценностями мирового значения! Причиной этого было то, что художественное творчество теснейшим образом связывалось с жизнью, с ее прогрессивными течениями. Владимир был ранним центром «собирания» сил Русской земли, союз сильной княжеской власти и горожан был основой этих, пусть обреченных и преждевременных, но передовых и дорогих народу устремлений. К единству звало русских князей и «Слово о полку Игореве», видевшее во владимирском князе Всеволоде III силу, способную возглавить объединение. Владимирское искусство служило этому народному делу своими могучими средствами. Владимирские мастера, выходцы из среды горожан, плоть от плоти и кровь от крови «мизиньных людей», которые, по свидетельству летописи, «уразумеша и яшася по правду крепко», были сознательными участниками развертывавшейся общественно-политической борьбы.

И не случайно, что именно владимирские «каменьщики», строившие при Андрее и Всеволоде, были особенно ненавистны боярской знати, видевшей в вышедших из народа художниках-самородках лишь холопов... В этих условиях

-291-


архитектура теряла свою феодально-церковную ограниченность. Владимирские зодчие и каменщики видели в княжеских постройках и украшении городов и свое кровное дело. Строя храмы и дворцы, создавая и совершенствуя из десятилетия в десятилетие ансамбли городов и замков, они вкладывали в этот труд всю непочатую силу своего дарования, свои самобытные художественные вкусы. Под их нарастающим наплывом быстро растворялись и перерабатывались старые киево-византийские художественные традиции и творчески освоенный опыт романского искусства, нарастала светская не только феодальная, но и народная струя с ее тягой к человечности искусства, к праздничной украшенности и узорочью архитектуры, к коренному переосмыслению ее принципов и образа здания. Отсюда и идейная наполненность и художественное совершенство произведений владимирских мастеров. Пожалуй, ни одна архитектурная школа Руси XII—XIII веков не может равняться с Владимирской по богатству и различию образов, воплощенных в ее памятниках, по ясности выражения идейного содержания. Владимирское искусство развивалось в борьбе нового со старым, питалось этим новым, было передовым народным искусством. Эти качества владимирского искусства XII— XIII веков обусловили его непреходящую художественную ценность. Как подлинно классические произведения, его памятники волнуют и восхищают нас и теперь.

Стремительный прогресс владимирской художественной культуры как бы символизирует быстрый темп развития и высоту общего уровня культуры передовых центров Древней Руси. Можно утверждать, что если бы страшная катастрофа монгольского вторжения не разрушила этой культуры и не остановила ее роста, Русь шла бы в первых рядах европейской цивилизации и ход европейской истории был бы иным.

Но дело народа бессмертно, как бессмертен и сам народ. Поруганные завоевателями и опаленные огнем пожаров белокаменные храмы уцелели и стали символом этого бессмертия. Ими, как драгоценным и священным наследием, гордились и люди XIV—XV веков, когда возрож-

-292-


дение Руси в борьбе с монгольским игом, в борьбе за национальное объединение нашло прочную опору во владимирской культурно-политической традиции. Она была основополагающей и в области искусства. Московские и тверские зодчие этой поры изучали владимирские постройки, перенимая высокое мастерство своих предков. Выдающуюся роль во владимирском наследстве сыграл Георгиевский собор. Его многосложный резной убор был и в идейном и художественном отношениях как бы завещанием владимирских мастеров их потомкам и преемником. В нем была воплощена мечта об единой и могучей Русской земле, возглавленной сильным правителем; в нем была дана почти философская аргументация собирания Руси и помощи ему сил неба; его система подготовляла появление иконостаса. Зодчие Ивана Калиты обмеряли Георгиевский собор в Юрьеве-Польском, чтобы по его образцу построить в 1326 году первый храм возвышавшейся Москвы — Успенский собор. Строители придворного храма Рождества, созданного в 1393 году в Московском Кремле в память Куликовской победы, приходили на берег Клязьмы, чтобы осмотреть указанный им образец — дворцовый собор Боголюбовского замка. Вдохновенное искусство великого художника освобожденной Руси Андрея Рублева было многим обязано знакомству со скульптурной симфонией Георгиевского собора и росписью владимирского Успенского собора XII века. В канун образования Русского централизованного государства при Иване III во Владимир и Юрьев посылают В.Д.Ермолина для реставрации священных для Москвы памятников XII—XIII столетий, а псковские зодчие и приглашенный из Италии архитектор Аристотель Фиораванти едут во Владимир, чтобы изучить Успенский собор, указанный в качестве образца для нового Успенского собора Московского Кремля. Вплоть до XVII века мы слышим в русской архитектуре могучее эхо владимирского искусства то в повторении излюбленных деталей, то в композиции дворцовых или монастырских ансамблей с их переходами и сенями, восходящими в своем замысле в далекую древность — к дворцовым ансамблям Андрея Боголюбского и Всеволода III.

-293-


Дольше всего держатся владимирские традиции в народном искусстве, где в резьбе крестьянских изб живут в новых стилистических формах сказочные чудища и звери и цветут фантастические цветы, которые были увековечены в камне и живописи народными мастерами XII—XIII веков. Привязанность народа к образам владимиро-суздальского искусства лишний раз свидетельствует о его народных корнях.

Об этой теснейшей связи старого и нового, о нерушимой органической преемственности и развитии древнерусского искусства говорят и прошедшие перед нашими глазами многочисленные памятники Владимирской земли XVI—XVIII веков. Особенно ярко эта картина выражена в Суздале, где можно воочию ощутить многовековой творческий процесс, перекличку поколений народных мастеров, передающих с рук на руки свои достижения, непрерывно совершенствующих их и идущих пусть медленно, но неизменно вперед. Интерес виденного нами в Суздале особенно велик потому, что это памятники глухого городка, «отсталой художественной провинции» Русского государства, которые очень редко попадают в «большую» историю искусства, выявляющую генеральные линии его развития на важнейших памятниках крупных центров. Но при внимательном рассмотрении этих «уездных» памятников оказывается, что и здесь народ неустанно строит, украшает свой город, мастера изучают древние здания, используют их приемы в новых постройках, проявляют необычайную изобретательность в композиции и украшении по существу однотипных сооружений — храмов, — так что каждый из них хорош по-своему, а все вместе связаны в многосложном и прекрасном ансамбле города.

Художественное богатство древнерусской культуры многогранно. Мы могли осознать это, внимательно изучая прошедшие перед нами памятники семи столетий. Это богатство пленяет и в большом и в малом. О нем можно написать книгу. Скажем здесь о немногом.

Мы не раз говорили о значении традиции. Она не была результатом отвлеченной теоретической концепции. Сила

-294-


традиции определялась условиями самого средневекового творчества, развивавшегося на базе освоения предшествующего опыта, освоения «образцов».

Уважение к труду предков, вдумчивое изучение и развитие наследства не порождало, однако, бездушного копирования и эклектизма. Напротив, древние мастера всегда вносили в свои постройки свое, новое и живое, отвечающее новым вкусам новых людей, счастливо избегая ремесленности и штампа. Рассматривая памятники древнего искусства Владимирской земли XII—XVIII веков, мы могли говорить о большей или меньшей одаренности мастера, но никогда не имели оснований сказать, что тот или иной мастер не художник. Это тем более удивительно, что творчество зодчих вращалось в кругу ограниченного количества типов построек или живописных композиций и было крепко связано каноническими нормами господствующей феодальной идеологии.

«Подводя итоги всему, что сделано Россией в области искусства, — писал И.Э.Грабарь, — приходишь к выводу, что это по преимуществу страна зодчих». В справедливости этого мудрого определения убеждает все виденное нами. Прежде всего это сказалось в сложнейшей области архитектурного творчества — градостроительстве. На примере Суздаля и Владимира мы могли не раз наблюдать, как любовно и вдумчиво из поколения в поколение развивали древнерусские зодчие величественные панорамы городов, как, возводя новые постройки, они чутко улавливали ритм и масштабы зданий, созданных их отцами и дедами, гармонию земного рельефа и ландшафта, так что и теперь эти даже фрагментарно уцелевшие древние ансамбли поражают своей целостностью и кажутся нам творением одного зодчего, возраст которого исчисляется столетиями. С этим широким пониманием градостроительных задач и взаимодействия здания с ансамблем и природой были связаны важнейшие особенности древнерусской архитектуры.

Полихромия монументальных зданий была средством их выделения из среды рядовой деревянной застройки города. Позолоченные верхи храмов и дворцов играли

-295-


в лучах солнца и посылали свои слепящие рефлексы в далекие просторы, усиливали роль здания в широком ландшафте, его пространственное звучание. Высокие шатры колоколен с их оконцами-слухами служили не только акустическим целям — резонации звона, но прежде всего формировали и определяли силуэт города, или, как говорил летописец, — «величество града украшаху». Они выделяли его из среды природы. Понимание этих задач влекло русских зодчих к разработке нарядных и динамичных верхов храмов с их причудливыми главами или целыми соцветиями таких глав, с живописной композицией венчающих частей. Благодаря всему этому даже лежащий на небольшой возвышенности Суздаль мы увидели как некий неясный, но захватывающий мысль сказочный мираж за много километров пути. В этой широте пространственного звучания древнерусское зодчество уподоблялось русскому колокольному звону, который был титанической древней музыкой, пронизывавшей своими поющими волнами недоступные глазу дали. И здесь сказалось мудрое активное начало древнерусской художественной мысли: архитектура, город — владели пространством, подчиняли его себе, входили действенным и органическим слагаемым в чудесный и задушевный пейзаж родной земли. Поэтому уроженец владимирского края — русский поэт XIII века — обратил к своей Родине проникновенные слова глубокой любви и восхищения ее красотой:

«О светло-светлая и украсно украшеная земля Русская!
И многыми красотами удивлена еси:
Озеры многыми удивлена еси,
Реками и кладезями местночестьными,
Горами крутыми, холмы высокыми,
Дубравами чистыми, польми дивными...
Городы великими, селы дивными...»

«Городы великие», виденные нами, до краев наполнены «многими красотами», созданными русским народом, в этом и заключается для нас их подлинное величие. Памятники древнего искусства — драгоценные документы

-296-


многовековой художественной культуры народа. Они объявлены «неприкосновенным всенародным достоянием» и находятся под охраной социалистического государства. «... мы храним... — писал А.В.Луначарский, — не чудесную усопшую красавицу — мы храним действенное сокровище, представляющееся каким-то скопищем золотых зерен, которые должны дать всходы сторицей в уме и сердце масс...». Такими скопищами золотых зерен являются и наши древнерусские города, еще сохранившие многие памятники, воспитывающие и оттачивающие наш художественный вкус, нашу гордость великим русским народом, его могучим и неиссякаемым талантом, нашу любовь к родной земле, к России.

-297-


  ЛИТЕРАТУРА

ОБЩИЕ ТРУДЫ

Н.П.Кондаков и И.Толстой, Русские древности в памятниках искусства, вып. VI, Спб., 1899.

А.Бобринский, Резной камень а России, вып. I, M., 1916.

A.Анисимов, Домонгольский период древнерусской живописи. — «Вопросы реставрации», т. II, М., 1928.

F.Нalle, Russische Romanic, Die Bauplastik von Wladimir, Susdal, Berlin, 1929.

История русского искусства, т. I, M., 1953; т. III, M., 1955.

История русской архитектуры, M., 1956, стр, 87—268.

Н.Н.Воронин, Зодчество северо-восточной Руси XII—XV веков, т. I, XII столетие, М., 1961; т. II, XIII—XV столетия, М., 1962.

B.И.Антонова и Н.Е.Мнева, Государственная Третьяковская галерея. Каталог древнерусской живописи, т. I, II, М., 1963.

 

ВЛАДИМИР

 

И.Дмитриевский, О начале Владимира, что на Клязьме, Спб., 1802.

В.Трутовский, Краткий отчет о реставрации владимирского Успенского собора. — «Древности» (Труды Московского археологического общества), т. XVI, М., 1900, стр. 1—41.

В.Косаткин, Димитриевский собор во Владимире, Владимир, 1914.

Л.А.Мацулевич. Хронология рельефов Димитриевского собора во Владимире-Залесском., — «Ежегодник Российского института истории искусств», т. I, Пг., 1922, стр. 253—299.

Н.В.Малицкий, Поздние рельефы Димитриевского собора в г. Владимире. — «Труды Владимирского научного общества по изучению местного края», вып. V, Владимир, 1923, стр. 3—46.

И.Э.Грабарь, Фрески Димитриевского собора во Владимире. — В кн.: И. Грабарь, О древнерусском искусстве. М., 1966, стр. 47—66.

И.Э.Грабарь, Андрей Рублев. — Там же, стр. 112—208.

Н.Н.Воронин, Скульптурный портрет Всеволода III. — «Краткие сообщения Института истории материальной культуры АН СССР», вып. XVIII, М., 1947, стр. 61—65.

Э.А.Рикман, Изображение бытовых предметов на рельефах Димитриевского собора во Владимире. — «Краткие сообщения Института истории материальной культуры АН СССР», вып. XLVII, M., 1952, стр. 23—40.

В.И.Казаринова, К вопросу о тектонике в архитектуре. — «Вопросы теории архитектурной композиции», вып. I, M., 1955, стр. 28—37 (о Димитриевском соборе).

M.B.Алпатов, Андрей Рублев, М., 1959.

-298-


В.Н.Лазарев, Андрей Рублев, М., 1960.

B.П.Даркевич, Подвиги Геракла в декорации Димитриевского собора во Владимире. — «Советская археология», 1962, № 4.

Н.А.Демина, «Троица» Андрея Рублева, М., 1963.

C.Чураков, Андрей Рублев и Даниил Черный. — Журн. «Искусство», 1964, № 9, стр. 61—69.

 

БОГОЛЮБОВО

 

В.Доброхотов, Древний Боголюбов-город и монастырь, М., 1852.

М.И.Рзянин, Покров на Нерли, М., 1941.

 

СУЗДАЛЬ

 

Анания Федоров, Историческое собрание о граде Суздале. — «Временник Общества истории и древностей Российских», т. 22, М., 1855, стр. 1—210.

В.Т.Георгиевский, Суздальский Ризположенский женский монастырь. — «Труды Владимирской ученой архивной комиссии», кн. II, Владимир, 1900, стр. 87—190.

Суздаль и его достопамятности. — «Труды Владимирской ученой архивной комиссии», кн. XIV, М., 1912.

М.Достоевский, Суздаль, М., (б. г.).

В.Т.Георгиевский, Памятники старинного русского искусства Суздальского музея, М., 1927.

К.К.Романов, Вновь открытые рельефы Суздальского собора. — «Сообщения Государственной Академии истории материальной культуры», 1931, № 3, стр. 16—21.

А.Д.Варганов, Фрески XI—XIII вв. в Суздальском соборе. — «Краткие сообщения Института истории материальной культуры АН СССР», вып. V, Л., 1940, стр. 39—40.

А.Д.Варганов, Суздаль. М., 1944.

А.Д.Варганов, К архитектурной истории Суздальского собора. — «Краткие сообщения Института истории материальной культуры АН СССР», вып. XI, М.— Л., 1945, стр. 99—106.

Е.С.Медведева, О датировке врат Суздальского собора. — Там же, стр. 106—111.

Ф.Я.Мишуков, К вопросу о технике золотой и серебряной наводки по красной меди в Древней Руси. — Там же, стр. 111—114.

Н.П.Сычев, Предполагаемое изображение жены Юрия Долгорукого. — «Сообщения Института истории искусств АН СССР», М., 1951, вып. 1, стр. 51—62 (о фресках Кидекши).

Н.Н.Воронин, Археологические заметки. — «Краткие сообщения Института истории материальной культуры АН СССР», вып. 62, М., 1956. стр. 23—28.

A.Д.Варганов, Суздаль. Владимир, 1957.

B.И.Павличенко, Вопросы композиции архитектурного ансамбля. — «Вопросы теории архитектурной композиции», вып. 2, М., 1958, стр. 135—141 (об ансамбле Спасо-Евфимиева монастыря).

-299-


Е.М.Караваева, Градостроительное развитие Суздаля. — «Исследования по истории архитектуры и градостроительства», М., 1964, стр. 147—181.

 

ЮРЬЕВ-ПОЛЬСКОЙ

 

К.К.Романов, Георгиевский собор в г. Юрьеве-Польском. — «Известия археологической комиссии», вып. 36, Спб., 1910, стр. 70—93.

К.К.Романов, «Святославов крест» в г. Юрьеве-Польском. — «Сборник археологических статей в честь А.А.Бобринского», Спб., 1911, стр. 199—211.

К.К.Романов, К вопросу о технике выполнения рельефов собора Георгия в г. Юрьеве-Польском. — «Seminarium Kondakovianum», т. II, Прага, 1928, стр. 149—160.

К.К.Romanov, La colonnade du pourtour de la cathèdrale de St. Georges à Juriev-Polskij. — «Récuel Uspenskij», Paris, 1932, т. II, p. 54-67.

Г.К.Вагнер, Скульптура Владимиро-Суздальской Руси, г. Юрьев-Польской, М., 1964.

-300-


  СПИСОК ИЛЛЮСТРАЦИЙ

LISTE DES ILLUSTRATIONS

 

ВЛАДИМИР

VLADIMIR

 


1.


План Владимира. XII—XIII вв.
Plan de Vladimir. XIII—XIIIes siècles.

19


2.


«Чертеж» Владимира. 1715 (Ленинград, Библиотека АН СССР).
«Epure» de Vladimir. 1715 (Léningrad, Bibliothèque de l'Académie des sciences de l'URSS)

25


3.


Золотые ворота. 1164. Угловые башни и надвратная церковь XVIII—XIX вв.
Les Portes d'Or. Les tours angulaires et l'église qui les surmonte. XVIII—XIXes siècles.

30—31


4.


Церковь Николы в Галеях. 1732—1735.
Eglise Saint Nicolas à Galeia. 1732-1735.

34


5.


Успенский собор. Вид с востока.
Cathédrale de l'Assomption. Vue Est.

37


6.


Успенский собор. План.
Cathédrale de l'Assomption. Plan.

38


7.


Успенский собор. Западный фасад.
Cathédrale de l'Assomption. Façade Ouest.

42


8.


Три отрока в пещи огненной. Фрагмент. Рельеф северной стены Успенского собора. 1158—1160.
Trois adolescents dans les flammes. Détail. Relief du mur Nord de la cathédrale de l'Assomption.
1158—1160.

43


9.


Резная маска. Рельеф Успенского собора. 1158—1160.
Masque sculpté. Relief de la cathédrale de l'Assomption.
1158—1160.

43


10.


Успенский собор. Северный фасад. 1158—1160.
Cathédrale de l'Assomption. Facade Nord. 1158—1160.

45


11.


Цата, писанная золотом, из Успенского собора, XII в. (Владимир, Музей).
«Tzata», or Cathédrale de l'Assomption. XIIe siècle (Musée de Vladimir).

46

 -301-



12.


Большой сион из Успенского собора. XII—XV вв. (Оружейная палата Московского Кремля).
Le Grand Sion. Cathédrale de l'Assomption XII—XVes siècles (Salle des armures du Kremlin de Moscou).

46


13.


Икона Владимирской богоматери. Начало XII в. (Третьяковская галерея).
Icône de Notre Dame de Vladimir. Début du XIIe siècle (Galerie Tretiakov).

47


14.


Фреска Успенского собора. Фрагмент. 1189.
Fresque de la cathédrale de l'Assomption. Detail. 1189.

 43


15.


Внутренний вид Успенского собора.
Intérieur de la cathédrale de l'Assomption.

51


16.


Шествие праведных. Фреска Успенского собора. 1408.
Cortège des Justes. Fresque de la cathédrale de l'Assomption.
1408.

52


17.


Апостол. Фрагмент фрески «Страшный суд» Успенского собора. 1408.
L'apôtre. Détail de la fresque du Jugement dernier, cathédrale de l'Assomption.
1408.

55


18—19.


Старцы из фрески «Шествие праведных» Успенского собора. 1408.
Vieillards de la fresque de cortège des Justes, cathédrale de l'Assomption.
1408.

56—57


20.


Апостол и ангелы. Фрагмент фрески «Страшный суд» Успенского собора. 1408.
L'apôtre et les anges. Détail de la fresque du Jugement dernier, cathédrale de l'Assomption.
1408.

58


21.


Иоанн Креститель и архангел. Фреска Успенского собора. 1408.
Saint Jean Baptiste et l'arghange.
Fresque de la cathédrale de l'Assomption. 1408.

60


22.


 
Главы Успенского собора.
Coupoles de la cathédrale de l'Assomption.

64—65


23.


Димитриевский собор. 1194—1197. Вид с востока.
Cathédrale Saint Dmitri. 1194—1197. Vue Est.

68


24.


Портал Димитриевского собора.
Portail de la cathédrale Saint Dmitri.

72


25.


Львы. Рельеф в пяте арки Димитриевского собора.
Lions. Relief de la cathédrale Saint Dmitri.

73

-302-



26—27.


Пояс северной стены Димитриевского собора.
Arcature aveugle du mur Nord de la cathédrale Saint Dmitri.

73, 75


28—29.


Детали фасадов Димитриевского собора.
Détails de la façade de la cathédrale Saint Dmitri.

 74, 76


30.


Голубь на кресте Димитриевского собора.
Colombe sur la croix de la cathédrale Saint Dmitri.

78


31.


Димитриевский собор до реставрации XIX в. (Рисунок начала XIX в.).
Cathédrale Saint Dmitri avant la restauration de XIXe siècle (dessin du debut du XIXe siècle).

79


32.


Внутренний вид Димитриевского собора.
Intérieur de la cathédrale Saint Dmitri.

82


33.


Апостолы. Фрагмент фрески «Страшный суд» Димитриевского собора. XII в.
Apôtres. Détail de la fresque du Jugement dernier.
Cathédrale Saint Dmitri. XIIe siècle.

84—85


34.


Ограда Рождественского монастыря. Начало XVIII в.
Clôture du monastère de la Nativité. Début du XVIIIe siècle.

88


35.


Собор Рождественского монастыря. 1192—1195. Перестроен в 1859—1864 гг. (не сохранился).
Cathédrale du monastère de la Nativité. 1192—1195. Reconstruite en 1859—1864 (non conservée).

89


36.


«Тощая свеча» из Богородицкой церкви. XVII в. (Владимир, Музей).
«Tostchaja svetcha», église de la Sainte Vierge.
XVIIe siècle (Musée de Vladimir).

92


37.


Богородицкая церковь. 1649.
Eglise de la Sainte Vierge.
1649.

93


38.


Успенский собор Княгинина монастыря. XV—XVI вв.
Cathédrale de l'Assomption, monastère Kniaguinine. XV—XVIes siècles.

95


39.


Страшный суд. Фрагмент фрески Успенского собора Княгинина монастыря. 1647—1648.
Le Jugement dernier. Détail de la fresque de la cathédrale de l'Assomption, monastère Kniaguinine.
1647—1648.

96


40.


Никитская церковь. 1762—1765.
Eglise Saint Nikita.
1762—1765.

100

-303-


БОГОЛЮБОВО

 BOGOLIOUBOVO

 


41.


Икона Боголюбовской богоматери. Фрагмент. XII в. (Владимир, Музей).
Icône de Notre Dame de Bogolioubovo. Detail. XIIe siècle. (Musée de Vladimir).

 110


42.


Дворцовый собор Боголюбовского замка. XII в. — 1751. Переход и лестничная башня. XII в.
Cathédrale du polais, chateau de Bogolioubovo. XIIe siècle.—1751. Passage et tour de l'éscalier du XIIe siècle.

113


43.


Резной камень дворцового собора. XII в. (Владимир, Музей).
Pierre ciselée de la cathédrale du palais. XIIe siècle (Musée de Vladimir).

116


44.


Резная маска дворцового собора. XII в. (Владимир, Музей).
Masque sculpté de la cathédrale du palais. XIIe siècle (Musée de Vladimir).

117


45.


Майоликовая плитка дворцового собора. XII в. (Владимир, Музей).
Plaque de majolique de la cathédrale du palais. XIIe siècle (Musée de Vladimir).

117


46.


Дворцовый собор. XII в. Реконструкция автора.
Cathédrale du palais. XIIe siècle. Reconstitution de l'auteur.

118


47.


Круглый столб и остатки алтарной преграды дворцового собора.
Colonne et vestiges de la mur d'autel de la cathédrale du palais.

119


48.


Лестничная башня. XII в. Вид с запада.
Tour de l'éscalier. XIIe siècle. Vue Ouest.

121


49.


Окно лестничной башни.
Fenêtre de la tour de l'éscolier.

122


50.


Знак мастера на камне кивория
Emblème du maitre sur une pterre de eiborium.

124


51.


Тройное окно лестничной башни.
Fenêtre triple de la tour de l'éscalier.

125


52.


Боголюбовский дворец. 1158—1165. Реконструкция автора (вариант).
Palais de Bogolioubovo. 1158—1168. Reconstitution de l'auteur (variante).

126

-304-



53.


Храм Покрова на Нерли. 1165.
Eglise de Pokrov de lo Sainte Vierge sur la Nerl. 1165.

123-129


54.


Храм Покрова на Нерли. Вид с запада.
Eglise de Pokrov de la Sainte Vierge sur la Nerl. Vue Ouest.

130


55.


Храм Покрова на Нерли. Деталь фасада.
Eglise de Pokrov de la Sainte Vierge sur la Nerl. Détail la façade.

131


56.


Вымостка холма у храма Покрова на Нерли (раскопки 1955 г.).
Pavés sur le monticule de l'église de Pokrov de la Sainte Vierge (fouilles de 1955).

134


57.


Храм Покрова на Нерли. Реконструкция автора (вариант).
Eglise de Pokrov de la Sainte Vierge sur la Nerl. Reconstitution de l'auteur (variante).

135


58.


Храм Покрова на Нерли. Вид с юга.
Eglise de Pokrov de la Sainte Vierge sur la Nerl. Vue Sud.

135


59.


Резной камень храма Покрова на Нерли.
Pierre ciselée. Eglise de Pokrov de la Sainte Vierge sur la Nerl.

136

 

СУЗДАЛЬ

SOUZDAL


60.


План Суздаля. XI—XVII вв. (по А.Д.Варганову).
Plan de Souzdal. XI—XVIIes siècles (d'après A. Varganov).

148


61.


Кремлевский ансамбль. Вид до реставрации собора.
Ensemble du Kremlin. Vue avant la restauration de la cathédrale.

156—157


62.


Рождественский собор. Фрагмент южного портала.
Cathédrale de la Nativité. Détail du portail Sud.

160


63.


Рождественский собор. Фрагмент южного фасада.
Cathédrale de la Nativité. Détail de la façade Sud.

162


64.


Роспись аркосолия Рождественского собора XIII в.
Fresque de la cathédrale de la Nativité. XIIIe siècle.

165


65.


Фреска Рождественского собора. XIII в.
Fresque de la cathédrale de la Nativité. XIIIe siècle

167


66.


Западные «златые врата» вратам Рождественского собора. Фрагменты. 1230—1233.
Porte Ouest peinte en or de la cathédrale de la Nativite. Détails. 1230—1233.

171

 

-305-



67—69.


 Западные «златые врата» вратам Рождественского собора. Фрагменты. 1230—1233.
Porte Ouest peinte en or de la cathédrale de la Nativite. Détails. 1230—1233.

172—173


70.


Архиерейские палаты. Вид с запада. XV—XVIII вв.
Palais de l'archevêque.
Vue Ouest. XV—XVIIIes siècles.

176—177


71.


Архиерейские палаты. Восточный фасад. Реконструкция А. Д. Варганова.
Palais de l'archevêque. Façade Est. Reconstitution de A. Varganov.

177


72.


Церковь Николы из села Глотова. 1766.
Eglise Saint Nicolas. Village de Glotovo.
1766.

178


73.


Никольская церковь. 1720—1739.
Eglise Saint Nicolas. 1720—1739.

181


74.


Козьмодемьянская церковь. 1725.
Eglise Saints Kozma et Damion. 1725.

184


75.


Предтеченская церковь. 1720.
Eglise Saint Jean Baptiste.
1720.

137


76.


Входо-Иерусалимская и Пятницкая церкви. 1707—1772 (фото 1910 г.).
Eglises de l'Entrée à Jérusalem et du Vendredi Saint.
1707—1772 (photo de 1910).

190


77.


Цареконстантиновская церковь. 1707.
Eglise du Saint Empereur Constantin.
1707.

191


78.


Воскресенская церковь. 1720.
Eglise de la Résurrection.
1720.

191


79.


Ансамбль церквей Лазаря и Антипия. 1667, 1745.
Ensemble des églises de Saint Lazare et de Saint Antipe.
1667, 1745.

192


80.


Церковь Антипия. 1745. Главка и прорезной гребень.
Eglise Saint Antipe. 1745. Coupole et crête ciselée.

194


81.


Святые ворота Ризположенского монастыря. 1688.
Porte Sainte du monastère de Rizpolagenie. 1688.

197


82.


Ризположенский собор Ризположенского монастыря. Начало XVI в.
Cathédrale de Rizpologenie du monastère de Rizpologenie. Début du XVIe siècle.

198


83.


Троицкий собор Ризположенского монастыря. Конец XVII в. (не сохранился, фото 1910 г.).
Cathédrale de la Trinité du monastère de Rizpologenie. Fin du XVIIe siècle (ne s'est pas conservée, photo de 1910).

198

-306-



84.
 


Паперть Ризположенского собора Ризположенского манастыря. 1688.
Parvis de la cathédrale de Rizpolagenie monastère de Rizpologenie.
1688.

198


85.


Александровский монастырь. Конец XVII в.
Monastère Saint Alexandre. Fin du XVIIe siècle.

202—203


86.


Покровский монастырь.
Monastère de Pokrov.

206—207


87.


Тихвинская церковь. Конец XVII в. (фото 1910 г.).
Eglise Tikhvinskaia. Fin du XVIIe siècle (photo de 1910).

 208


88.


Собор и колокольня Покровского монастыря. 1510—1518, XVII в.
Cathédrale et clocher du monastère de Pokrov.
1510—1518. XVIIe siècle.

213


89.


Галерея собора Покровского монастыря. 1510—1518.
Galerie de la cathédrale du monastère de Pokrov. 1510—1518.

214—215


90.


Зачатьевская трапезная церковь (1551) и часозвоня Покровского монастыря.
Eglise de la Conception du monaslère de Pakrov et son clocher.

215


91.


Святые ворота Покровского монастыря. 1518.
Porte Sainte du monastère de Pokrov. 1518.

 215


92.


Ограда Покровского монастыря и вид на Сласо-Евфимиев монастырь.
Cloture du monastère de Pokrov et vue sur le monastère Spasso-Evfimiev.

218—219


93.


Проездная башня Спасо-Евфимиева монастыря. XVII в.
Tour du monastère Spasso-Evfimiev.
XVIIe siècle.

223


94.


Крепостная стена Спасо-Евфимиева монастыря. Вид с северо-запада.
Rempart du monastère Spasso-Evfimiev. Vue Nord-Ouest.

224


95.


Надвратная церковь Спасо-Евфимиева монастыря. XVI— XVII вв.
Eglise portale du monastère Spasso-Evfimiev.
XVI—XVIIes siècles.

227


96.


Крепостная стена Спасо-Евфимиева монастыря. XVII в.
Rempart du monastère Spasso-Evfimiev.
XVIIe siècle.

227


97.


Звонница Спасо-Евфимиева монастыря. XVI—XVII вв.
Clocher du monastère Spasso-Evfimiev. XVI—XVIIes siècles.

228

-307-



98.


 Собор Спасо-Евфимиева монастыря. 1564.
Cathédrale du monastère Spasso-Evfimiev. 1564.

231


99.


Алтарная фреска собора Спасо-Евфимиева монастыря. 1639.
Fresque de l'autel de la cathédrale du monastère Spasso-Evfimiev.
1639.

232


100.


Смоленская церковь. 1696—1707.
Eglise de Notre Dame de Smolensk.
1696—1707.

236


101.


Смоленская церковь. Северный фасад.
Eglise de Notre Dame de Smolensk.
Façade Nord.

237


102.


Жилой дом. XVII—XVIII вв.
Maison habitée. XVII—XVIIIes siècles.

239


103.


Архитектурный ансамбль в Кидекше. XII—XVIII вв.
Ensemble architectural de Kidekcha. XII—XVIIIes siècles.

242—243


104—105.


Фрески церкви Бориса и Глеба в Кидекше. XII в.
Fresques de l'église des Saints Boris et Gleb à Kidekcha.
XIIe siècle.

244—245


106.


Церковь Бориса и Глеба в Кидекше. 1152.
Eglise des Saints Boris et Gleb à Kidekcha.
1152.

246


107.


Апсиды церкви Бориса и Глеба в Кидекше.
Abside de l'église des Saints Boris et Gleb à Kidekcha.

247

 

ЮРЬЕВ-ПОЛЬСКОЙ

YOURIEV-POLSKOI

 


108.


Церковь Сновицкого монастыря под Владимиром. XVII в. (по старой литографии).
Eglise du monastère Snovitzki, environs de Vladimir. XVIIe siècle (d'après une vieille litographie).

257


109.


Михайло-Архангельский монастырь. XVII—XVIII вв.
Monastère de l'Archange Michel. XVII—XVIIIes siècles.

261


110.


Колокольня Михайло-Архангельского монастыря. XVII в.
Clocher du monastère de l'Archange Michel. XVIIe siècle.

262


111.


Георгиевский собор. Вид с запада. 1230—1234. Перестроен в 1471 г.
Cathédrale Saint Georges.
Vue Ouest. 1230—1234. Reconstruit en 1471.

265


112.


Георгиевский собор. Южный фасад.
Cathédrale Saint Georges. Façade Sud.

266


113.


Георгиевский собор. План.
Cathédrale Saint Georges. Plan.

268

-308-



114.


Южный портал Георгиевского собора.
Portail Sud de la cathédrale Saint Georges.

269


115.


Угловая капитель Георгиевского собора.
Capitèle angulaire de la cathédrale Saint Georges.

272


116.


Георгиевский собор. Южный фасад.
Cathédrale Saint Georges. Façade Sud.

273


117.


Рельеф Георгиевского собора.
Relief de la cathédrale Saint Georges.

274


118.


Георгиевский собор. Северный фасад.
Cathédrale Saint Georges. Façade Nord.

 276


119.


Св. Георгий. Рельеф Георгиевского собора.
Saint Georges. Relief de la cathédrale Saint Georges.

277


120.


Клиновидная маска из Георгиевского собора.
Masque cunéiforme. Cathédrale Saint Georges.

277


121.


Георгиевский собор. Аркатурно-колончатый пояс северной стены
Cathédrale Saint Georges. Arcature du mur Nord.

278—279


122.


Георгиевский собор. Западный фасад. Реконструкция Г. К. Вагнера.
Cathédrale Saint Georges. Façade Ouest. Reconstitution de G. Wagner.

231


123.


Преображение. Рельеф Георгиевского собора. Реконструкция К. Романова.
Transfiguration. Relief. Cathédrale Saint Georges. Reconstitution de K. Romanov.

232


124.


Деисус. Рельеф из Георгиевского собора.
Déisis. Relief. Cathédrale Saint Georges.

284—285


125.


Рельеф Георгиевского собора.
Relief de la cathédrale Saint Georges.

287

 

Фото 8, 9, 10, 11, 30, 31, 43—45, 47, 50, 51, 55, 56, 59, 102, 109, 119 исполнены по негативам Н.Н.Воронина; 25, 73, 76, 83, 87, 101 — Института археологии АН СССР; 35 — И.Ф.Борщевского; 17, 18, 19, 20, 39 — В.В.Робинова; 65, 67 — В.Е.Гиппенрейтера; 75, 100, 106, — Ю.П.Вишневского; 7, 14, 24, 36, 61, 62, 63, 64, 68, 69, 96, 98, 99, 103, 104, 105, 107, 111, 112, 114, 115, 116, 117, 118, 120, 121, 124, 125 — Д.А.Егорова (специально фотографировавшего памятники для первого издания настоящей книги).

Остальные фото принадлежат А. А. Александрову, которым проведена специальная фотосъемка для настоящего издания книги.

Список иллюстраций переведен на французский язык Анн Карив.

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский