РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

Источник: Воронин Н.Н. Московский Кремль (1156–1367 гг.). В кн.: Материалы и исследования по археологии СССР, № 77 (Метательная артиллерия и оборонительные сооружения). М., 1958. С. 57-66. Все права сохранены.

Сканирование печатного материала и размещение его электронной версии в открытом доступе произведено: www.russiancity.ru («Русский город. Архитектурно-краеведческая библиотека»). Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2006 г.

 

 

Н.Н. Воронин

Московский Кремль (1156–1367 гг.)


-52-

I. ВВОДНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

        В истории военно-инженерного искусства древней Руси XII-XVII вв. кремлю Москвы принадлежит, бесспорно, одно из важнейших мест. Однако он предстает перед нами в своем позднейшем, современном виде, в каком он вышел из рук зодчих и инженеров Ивана III. Его архитектурный образ осложнился в XVII столетии, усилившем чисто художественные качества крепости и придавшем ей декоративный облик; позднейшие разрушения и реконструкции XVIII-XIX вв. внесли в ансамбль кремля Москвы много фальшивых элементов. Тем не менее Московский кремль XV-XVII вв. является крупнейшим памятником истории русского крепостного строительства, послужившим образцом для многих крепостей Русского государства, создававшихся в XVI-XVII вв. Этот выдающийся памятник всегда привлекал пристальное внимание исследователей истории русского архитектурного и военно-инженерного искусства XV-XVII вв., много сделавших для его понимания и оценки места этого памятника в развитии русской строительной культуры.
        Однако не меньший интерес представляет вся предшествующая история Московской крепости с момента ее возникновения в XII в. и до XIV столетия, как раз в то время, когда Москва, выросшая из маленькой укрепленной княжеской усадьбы в крупный город, стала во главе борьбы за объединение феодальной Руси и превратилась в ведущий центр складывавшегося Русского государства. В этом процессе немалую роль сыграло военно-инженерное обеспечение приоритета и силы столицы Московского княжества, развитие и усиление ее крепости - кремля. Поэтому представляет большой научный интерес мобилизация всех возможных, к сожалению, обычно отрывочных и смутных сведений и данных, способных хотя бы в общих чертах осветить древнейшую историю Московского кремля и в особенности сооружение белокаменной крепости Москвы в 1366-1367 гг., явившейся крупнейшим военно-инженерным мероприятием, равного которому не знало русское зодчество той поры.

II. КРЕПОСТЬ МОСКВЫ В XII в. - ПОЛОВИНЕ XIV в.

        Москва, которой суждено было великое будущее, начинала свою историю очень незаметно. Как и Тверь, она выросла в лоне Владимирского княжества. Как и Тверь, она старше первого летописного упоминания о ней в 1147 г. Здесь не только была усадьба Юрия Долгорукого, где он принимал Святослава черниговского; здесь, на берегу Москвы-реки расположился значительный ремесленный поселок, возникший в начале


-53-

XII в.1) В 1156 г., по распоряжению князя Юрия из Киева, князь Андрей Боголюбский строит здесь, на холме в устье р. Неглинной, деревянную крепость включающуюся в систему обороны западного пограничья Владимирского княжества 2). Лежащий на пути к Чернигову и Рязани городок приобретает важное стратегическое значение. В 1177 г. его сжигает Глеб рязанский 3), но крепость восстанавливается вновь, и городская жизнь возрождается. Наследники Всеволода ценят Москву: Владимир Всеволодович предпочитает ее Юрьеву-Польскому 4).
        Периметр стен крепости (рис. 1) составлял около 510 м; это был небольшой, но крепкий сторожевой городок, какие в XII в. создавало Владимирское княжество в наиболее ответственных пунктах своих границ - типа построенного Андреем Боголюбским городка над Сунгиревским оврагом под Владимиром 5). Угол кремлевского мыса в устье Неглинной в древности был круче и выше, - он был спланирован при постройке в 1847 г. Большого кремлевского дворца 6). Восточная граница первой крепости Москвы проходила по линии западной стены позднейшего храма Спаса на бору, где при строительных работах были обнаружены следы рва и вала 7). Предположение, что крепость, сооруженная Андреем Боголюбским в 1156 г., охватила большую территорию по сравнению с усадьбой Юрия Долгорукого, в связи с чем образовалась "вторая линия" обороны примерно по направлению от современной Троицкой к Тайницкой башне,- лишено оснований 8).
        Конечно, усадьба Долгорукого имела какие-то ограждения, но настоящую крепость создали только владимирские горододельцы князя Андрея. Можно думать, что эта маленькая крепость имела двое ворот: одни - к реке и броду, на месте существующих Боровицких, другие - посередине восточной стены, в сторону "приступа" 9). В целом это было очень серьезное оборонительное сооружение, так что татары при осаде Москвы вынуждены были применить метательные стенобитные орудия 10). К этому времени Москва обладала и монументальными деревянными храмами: татары "град и церкви святыя огневи предаша и манастыри вси и села пожгоша" 11). Очевидно, все эти церковные постройки размещались уже за стенами крепости, на ее посаде.
        Дожившее до XV в. предание говорит, что первой церковью, построенной внутри крепости, был деревянный храм Иоанна Предтечи: "Глаголють же, яко то пръвая церковь на Москве; на том месте бор был, и церковь та в том лесе срублена была тогды..." 12). Полагая, что место позднейшего каменного храма совпадало с древним, можно видеть, что он занимал видное положение в первоначальной крепости, несколько ближе к ее возвышенному юго-западному углу 13). По весьма вероятному предположению, около церкви Иоанна Предтечи размещался и древнейший княжеский двор 14).
        Возможно, что с кратким княжением в Москве брата Александра Невского - Михаила Хоробрита (1247 г.) было связано сооружение второго деревянного храма во имя покровителя княжеской власти - архангела Михаила 15); в нем в начале XIV в. были погребены князь Даниил и его сын Юрий. Этот храм, получивший функции усыпальницы, был уже вынесен за черту крепости и стоял на месте существующего Архангель-
        __________
        1) М.Г. Григорьев. Древняя Москва. Сб. "По следам древних культур. Древняя Русь". М., 1953 стр. 352-354.
        2) С.П. Бартенев. Московский кремль, т. I. М., 1912, стр. 10; М. Н. Тихомиров. Основание Москвы и Юрий Долгорукий. ИОИФ, 1948, № 2, стр. 143-148; И. Е. Забелин. История города Москвы. М., 1905, стр. 66.
        3) ПСРЛ, т. I, стр. 323.
        4) Летописец Переяславля-Суздальского. М., 1851, стр. 110-112.
        5) Н.Н. Воронин. Из ранней истории Владимира и его округи. Труды Владимирского музея (печат.).
        6) И.Е. Забелин. Ук. соч., стр. 60.
        7) С.П. Бартенев. Ук. соч., т. I, стр. 5.
        8) Там же, стр. 9 и 195; т. II, стр. 30. М. Г. Рабинович предполагает, что ров, обнаруженный к западу от собора Спаса на бору, принадлежал старому городищу дьякова типа, лежавшему на мысу в устье Неглинной. Однако городок в устье Сунгиревского оврага, сооруженный в то же примерно время (в середине XII в.) под Владимиром, был также невелик и имел довольно глубокие рвы. М. Г. Рабинович. О начальной истории Московского кремля. ВИ, 1956, № 1, стр. 127 и 129.
        9) С.П. Бартенев. Ук. соч., т. I, стр. 5; И.Е. Забелин. Ук. соч., стр. 61.
        10) М. Н. Тихомиров. Древняя Москва. М., 1947, стр. 19.
        11) ПСРЛ, т. I, стр. 461
        12) Там же, т. XVIII, стр. 214.
        13) А.И. Успенский. Судьба первой церкви на Москве. М., 1901.
        14) И.Е. Забелин. Ук. соч., стр. 606, 607.
        15) Там же, стр. 79.


-54-

Рис. 1
Схема развития крепости Москвы 1156-1367 гг.
I - кромка кремлевского холма; II - контур крепости и ров 1156 г.; III - контур крепости и ров 1339-1340 гг.; IV - стены и башни кремля 1366-1367 гг. Храмы XII - XIV вв.; 1 - деревянная церковь Иоанна Предтечи; 2 - деревянная церковь архангела Михаила и каменный Архангельский собор, 1333 г.; 3 - Успенский собор, 1326-1327 гг.; 4 - церковь-колокольня Ивана Лествичника, 1329 г.; 5 - придворный собор Спаса на бору, 1330 г.; 6 - собор Чуда архангела Михаила, 1365 г.; 7 - трапезная Чудова монастыря.
Башни Московского кремля 1366-1367 гг.; 8 - круглая угловая башня; Константино-Еленинские ворота ("Нижние" или "Тимофеевские" ворота); 10 - Фроловские ворота; 11 - Никольские ворота; круглая угловая башня; 13 - Ризположенские (Богородицкие) ворота и мост через р. Неглинную; 14 - Боровицкие ворота; 15 - круглая угловая башня ("Свиблова стрельница"); 16 - "Чешьковы ворота"


-55-

ского собора - на южной кромке городского холма 16). Так, уже в первых деревянных постройках Москвы намечаются важные точки будущего кремлевского ансамбля.
        По-видимому, в конце XIII в. вне крепости, над прибрежным посадом основывается Богоявленский монастырь также с деревянным храмом 17).
        С конца XIII в. начинается быстрый экономический и политический рост Москвы. В начале XIV в. территория княжества возрастает почти в 2 раза за счет присоединения Коломны, Переславля и Можайска. Первая четверть XIV в. занята напряженной борьбой с Тверским княжеством, разжигаемой Ордой. Московское правительство опирается в этой борьбе на поддержку горожан и умело использует в интересах усиления великокняжеской власти народные восстания против татар.
        Разгром Твери в 1327 г. московской ратью был крупный вехой в процессе усиления Москвы 18); этот процесс был поддержан и переносом в 1326 г. в Москву кафедры русского митрополита: Москва становилась общерусским церковным центром. Эти обстоятельства и обусловили возобновление белокаменного строительства в Москве в 1326 г., значительно позднее, чем в Твери. До этого года Москва была целиком деревянной.
        В короткий срок мастера Ивана Калиты создают 4 каменных храма, полагающих начало "белокаменному" ансамблю московского центра. В 1326-1327 гг. строится первый Успенский собор. В 1329 г. к востоку от него сооружается церковь-колокольня Ивана Лествичника. В следующем 1330 г. строится храм Спаса на княжеском дворе. Наконец, в один сезон - летом 1333 г. на южной кромке кремлевского холма, на месте первоначальной деревянной церкви сооружается собор архангела Михаила, ставший княжеской усыпальницей. Все эти храмы стояли на месте существующих позднейших соборов, только в отношении места церкви-колокольни Ивана Лествичника источники разноречат, хотя можно думать, что она стояла, если не на месте существующего "столпа" Ивана Великого, то где-то поблизости от него.
        Для нашей темы очень важно отметить, что все эти каменные храмы строятся вне старой крепости XII-XIII вв., фактически на открытом месте, "на площади" - факт, единственный в своем роде, свидетельствующий об уверенности московской княжеской власти в том, что после разгрома Твери в 1327 г. на некоторое время никакая опасность не угрожает Москве; это та "великая тишина", о которой говорят близкие современники Калиты 19). Собор Спаса на бору, подобно Десятинной церкви Киева, стал по другую сторону засыпанного рва старой крепости Москвы. Только после окончания постройки всех храмов становится на очередь расширение территории крепости.
        За полтора столетия со времени постройки и до начала XIV в. стены московской крепости перестраивались, по меньшей мере, дважды. Еще в 1177 г. их сжег Глеб рязанский, после чего они были восстановлены и доставили много труда монголам. После уничтожения ими крепости она, - вероятно, в конце XIII в., - снова была восстановлена, так что рать князя Михаила тверского, дважды приступавшая к Москве - в 1305 и 1308 гг., не смогла ее взять: "Не взяв града, ничтоже успев, отьиде". Таким образом, в XII-XIII вв. московская крепость трижды строилась заново. При этих перестройках она, скорее всего, сохраняла старые размеры и очертания крепости 1156 г.20)
        Первоначальная крепость XII-XIII вв. имела примерно треугольную форму (см. рис. 1). Южная ее стена выходила на склон холма к Москве-реке 21), западная обращалась к берегу р. Неглинной; восточная стена, выходившая на полевую сторону, была защищена дополнительно рвом, отрезавшим крепость от плато холма. Как мы говорили, крепость имела двое ворот: одни помещались в ее юго-западном углу, выводя к реке и броду через нее (Боровицкие ворота); вторые ворота были в восточной "приступной" стене.
        __________
        16) ПСРЛ, т. VII, стр. 199; т. XVIII, стр. 85; А. Лебедев. Московский кафедральный Архангельский собор. М., 1880, стр. 13-17; ср. И. Е. Забелин. Ук. соч., стр. 71, 72.
        17) М.Н. Тихомиров. Древняя Москва, стр. 151.
        18) Там же, стр. 32-34.
        19) ПСРЛ, т. VII, стр. 185; т. XXIII, стр. 97. Ср. М.Г. Рабинович. Ук. соч., стр. 129.
        20) П.В. Сытин. История планировки и застройки Москвы, т. 1. МГ, 1950, стр. 27.
        21) Полагаем, что южная стена первоначальной крепости шла не у подножия или посередине склона холма, а по его кромке, как это было обычно в крепостях XII-XIII вв. В этом мы расходимся с реконструкцией первой крепости другими авторами.


-56-

Рис. 2.
Часть дубовой стены из раскопок XIX в. в Кремле, предположительно связываемая со стеной постройки Ивана Калиты 1339-1340 гг. (Из собрания ГИМ)
1 - вид с внешней стороны; 2 - схема врубки, вид с внутренней стороны; 3 - вид с торца

        Старые стены крепости, называемые источниками еще не "кремлем", а "кремником", сгорели в 1331 г.22); их разрушение довершил пожар 1337 г., когда "Москва вся погоре" и в том числе погибли 18 храмов. В пожар 1343 г. сгорело уже 28 церквей. К востоку от Кремля рос посад23). Эти цифры свидетельствуют о продолжавшемся, наряду с каменным, крупном деревянном строительстве в Москве, причем последнее явно преобладало.
        Через 2 года после пожара 1337 г., 25 ноября 1339 г. Иван Калита закладывает новую крепость: "Того же лета заложен град Москва дубов... и.срублен бысть тое же зимы в великое говениё...", т. е. в великий пост, 31 марта 1340г.24)
        Остатки западной стены кремля Калиты были обнаружены при постройке Большого дворца со стороны р. Неглинной; она шла с отступом в 3 сажени внутрь параллельно существующей западной стене Кремля. "Основание прежней деревянной кремлевской стены показывает, что Кремль, до постройки каменной стены Димитрием Донским, был гораздо менее в объеме. Ныне еще хранятся несколько дубовых дерев, лежавших одно на другом стеною, до 22 аршин в земле"25). Конструкция стены из этого описания не ясна. Очевидно, это не рубка стен срубами типа городен, так как на протяжении 22 аршин встретились бы перпендикулярные врубки клеток; по описанию же бревна просто лежали "одно на другом стеною". Как крепилась эта стена, мы не знаем. Если стена Калиты была просто гигантским "забором" из горизонтальных бревен, то тогда понятна колоссальная их толщина - до 1 аршина в отрубе 26).
        Находящийся в экспозиции ГИМ фрагмент деревянной стены (рис. 2) лишь предположительно связывается со стеной крепости Калиты (в записи значится, что стена "найдена во время земляных работ в Кремле") . Действительно, он отличается от описанной "циклопической" рубки из аршинных в отрубе бревен - толщина бревна равна 35-40 см. Этот фрагмент представляет собой угловую часть стены или башни. Угол равен 135°; следовательно, можно предположить, что это часть восьмигранной башни. Особенно интересна сложная врубка с "зубом", обеспечивающая жесткость конструкции.
        Протяжение стен новой крепости значительно превосходило периметр первоначальной: теперь длина стен равнялась 780 саженям (1670 м). Быстрота сооружения такой стены за зиму 1339-1340 гг. свидетельствует о значительных и умелых кадрах горододель-цев, которыми располагала Москва. Крепость Калиты (см. рис. 1) не только охватила вновь созданный ансамбль белокаменных храмов, но выступила далеко на восток от него, оставляя свободную от крупных построек площадь. Вдоль восточной стены кремлевского треугольника был вырыт глубокий ров, просле-
        __________
        22) ПСРЛ, т. XVIII, стр. 91.
        23) Там же, т. VII, стр. 205; т. XVIII, стр. 94.
        24) Там же, т. XVIII, стр. 92; И.Е. 3абелин. Ук. соч., стр. 82.
        25) А. Вельтман. Описание нового императорского дворца в Кремле Московском. М., 1851, стр.V-VI.
        26) И. Е. Забелин. Ук. соч., стр. 82.


-57-

женный в 1874 г. при обновлении Малого (Николаевского) дворца; здесь при земляных работах была вскрыта трасса древнего рва - материк оказался на глубине 9-13 аршин от дневной поверхности27). Видимо, южная стена крепости спустилась к подножию холма, чтобы открыть вид на белокаменные храмы.
        Разросшаяся крепость, конечно, имела несколько башен. Об их количестве и размещении у нас данных нет, и здесь возможны лишь гипотезы. На юго-западном углу крепости, вероятно, была проезжая Боровицкая башня. Несомненно, что, по меньшей мере, одна проезжая башня выводила из кремля и на восточную "приступную" сторону, к Великому посаду. Эта башня, скорее всего, стояла на той же оси, на которой позднее стали Спасские ворота крепости Донского и Ивана III. Любопытно, что построенная примерно на пересечении этой оси со стеной Калиты позднейшая церковь Крутицкого подворья была посвящена Благовещению.Не было ли это памятью о надвратной церкви главных ворот кремля 1339 г., посвященной, подобно церкви на Золотых воротах Киева, Благовещению? На большом протяжении восточной стены обращенной к равнинному и не защищенному естественными препятствиями участку, кроме проездной, было, конечно, размещено несколько башен; сосредоточение башен на уязвимом фронте крепости было характерным приемом русских горододельцев этой поры 28).
        Такова была крепость Москвы накануне крупных событий в истории русского народа.

III. МОСКОВСКИЙ КРЕМЛЬ 1366-1367 гг.

        Наметившееся усиление Москвы протекало в крайне сложной и напряженной обстановке. Исподволь назревали и копились силы для сопротивления татаро-монгольскому игу и борьбы с ним. Возросшая агрессивность Литовского княжества требовала бдительности и готовности к отпору. Временно усилились соперники Москвы - Тверское, Рязанское и Суздальско-Нижегородское княжества, где, как и в Москве, укрепилась княжеская власть и было достигнуто известное внутреннее единство.
        В этой напряженной боевой обстановке, естественно, первоочередной заботой московского правительства было укрепление городов княжества и прежде всего самой Москвы. Ее усиление вызвало активность противников, стремившихся подорвать оборону Москвы. Едва ли случайно в 1343, 1354, 1365 гг., примерно раз в 10 лет, Москва становилась жертвой страшных пожаров, во время которых, несомненно, часто выгорали и укрепления дубового кремля Калиты 29). По-видимому, эти пожары были не "несчастными случаями", но диверсиями, организованными врагами Москвы. Поэтому на другой год после пожара 1365 г., в начале зимы 1366 г. "князь великый Димитрей Ивановичь, погадав с братом своим с князем с Володимером Андреевичем и со всеми бояры старейшими и сдумаша ставити город камен Москву, да еже умыслиша, то и сотвориша. Toe же зимы повезоша камение к гордоу" 30). К весне следующего, 1367 г. запасы камня были достаточны, чтобы начать строительство белокаменной крепости. Ее закладка вызвала страх и злобу врагов Москвы. Значение этого мероприятия московского правительства ярко выразила Тверская летопись: "Того же лета на Москве почали ставити город камен, надеяся на свою на великую силу, князи Руськыи начаша приводити в свою волю, а который почал [и] не повиноватися их воле на тых почали посягати злобою" 31).
        Строительство было проведено с исключительной быстротой; летопись отмечает, что после закладки кремль "начаша делати безпрестани" 32). Уже к 1368 г. он был готов. Его
        __________
        27) С. П. Бартенев. Ук. соч., т. I, стр. 15, 16; И. Е. Забелин. Ук. соч., стр. 82.
        28) В. В. Косточкин. Ивангород и его место в развитии русского крепостного зодчества XV- XVII веков (Автореферат диссертации). М., 1953, стр. 7; его же. Оборонительные системы русских крепостей XIV -начала XVI в., СА, 1957, № 1, стр. 133, 137.
        29) ПСРЛ, т. VII, стр. 209; т. VIII, стр. 9 и 13.
        30) ПСРЛ, т. XV (Рог.), стр. 83; т. XVIII, стр. 106. К постройке Успенского собора в 1471 г. камень также заготовляли и .возили зимой. И. Е. Забелин. Ук. соч., стр. 112.
        31) ПСРЛ, т. XV (Рог.), стр. 84.
        32) Там же, т. VIII, стр. 8.


-58-

не смогла взять литовская рать: "Олгерд же стоял около города три дни и три нощи, остаток подгородья все пожже, многи церкви и многи манастыри пожегл и отступи от града, а града кремля не взя и поиде прочь" 33).
        Площадь кремля (см. рис. 1) теперь значительно расширилась в северо-восточном и восточном направлениях, захватив в черту новых стен территорию торга, располагавшегося под стенами крепости Калиты. В общем периметр стен теперь почти совпадал в плане со стенами кремля Ивана III 34); это позволяло делать несколько преувеличенный вывод, что существующие башни стоят "на месте древних стрельниц каменной твердыни Димитрия Донского" и что последняя имела то же количество башен за исключением угловой северной 35).
        Данные письменных источников позволяют с относительной точностью восстановить как контур стен, так и расположение башен кремля 1367 г. Рассмотрим эти данные, начав с юго-восточного угла и восточной "приступной" стены.
        На юго-восточном углу крепости должна была находиться угловая круглая башня, защищавшая южный участок восточной стены и подступы к береговой низине перед южной стеной. Эта башня стояла на месте Беклемишевской башни (см. рис. 1, 8) 36). "Сказание о Мамаевом побоище" называет три проездных башни восточной стены, через которые шли войска на Куликово поле: Константино-Еленинская,Фроловская (Спасская) и Никольская 37).
        Константино-Еленинская проездная башня (см. рис. 1, 9), называемая так по имени близ расположенной церкви, именовалась раньше "Нижними" или "Тимофеевскими" воротами по имени жившего около ворот окольничего князя Димитрия Ивановича - Тимофея Васильевича Воронцова-Вельяминова 38). Новая стрельница 1490 г. возводилась над существовавшими к тому времени "Константино-Еленинскими вороты" 39).
        Так же точны сведения о Фроловских воротах. Во время осады Москвы Тохтамышем знаменитый Адам-суконник находился "над враты над Фроловскими" 40). Столетием позже, в пожар 1488 г. у Фроловских ворот сгорели "мосты три", т. е. деревянные настилы 3 ярусов боя башни 41), что позволяет судить об устройстве и большой высоте прикрывавшей ворота башни. Рассказ летописи о постройке в 1491 г. стрельниц у Фроловских и Никольских ворот отмечает, что последние зодчий "не по старой основе заложил" 42), что, следовательно, Фроловская башня стала на старой основе башни 1367 г. (см. рис. 1, 10).
        Таким образом, южный участок восточной стены кремля 1367 г. точно совпадает с современной кремлевской стеной, равно как и 3 башни стоят на старых местах.
        Новое место Никольских ворот показывает, что северная часть "приступной" стены 1367 г. не совпадает с существующей. Их место (см. рис. 1, 11) легко и точно определяется указанием летописи, что построенная в 1458 г. на подворье Симонова монастыря церковь Введения находилась "у Николских ворот" 43). Здесь же в XVI-XVII вв. проходила Никольская улица44). Следовательно, от Спасской (Фроловской) башни стена 1367 г. поворачивала к западу и выходила на Неглинную на месте Средней Арсенальной 45) башни нынешнего Кремля, где следует предполагать круглую угловую башню 1367 г. (см. рис. 1, 12)
        Меньше всего известно о западной стене крепости 1367 г. Существующая стена, обращенная к Неглинной, начатая постройкой в 1495 г., была поставлена "не по старой основе,- града прибавиша" 46). Поэтому летописные записи о строительстве этой стены не сообщают ничего об оставшейся в стороне стене 1367 г. и ее башнях. Нет о ней и слу-
        __________
        33) ПСРЛ, т. XVIII, стр. 108.
        34) П.В. Сытин. Ук. соч., т. 1, стр. 30, 31; "История Москвы", т. 1. М., 1952, планы II и III.
        35) С.П. Бартенев. Ук. соч., т. I, ст;р. 3 и 20.
        36) Там же, стр. 201.
        37) С.К. Шамбинаго. Сказание о Мамаевом побоище. СПб., 1907, стр. 25.
        38) ПСРЛ, т. VIII, стр. 181; С.П. Бартенев. Ук. соч., т. I, стр. 218; И. Е. Забелин. Ук. соч., стр. 138, 616-618.
        39) ПСРЛ, т. VIII, стр. 219.
        40) Там же, стр. 44.
        41) Там же, т. VI, стр. 238.
        42) Там же, стр. 38; И. Е. Забелин. Ук. соч.. стр. 138.
        43) ПСРЛ, т. VIII, стр. 147; ср. у С.П. Бартенева: Никольские ворота "находились... ближе к середине Кремля, чем нынешние" (ук. соч., т. I, стр. 172).
        44) С.П. Бартенев. Ук. соч., т. I, план Кремля.
        45) Там же, т. I, стр. 31, 32, 224.
        46) ПСРЛ, т. VIII, стр. 230.


-59-

чайных упоминаний летописца. Западный фронт крепости был хорошо прикрыт широким болотистым ложем р. Неглинной, и подступ к стене был затруднен. Возможно, что этот большой участок стены до Боровицких ворот не имел башни. Однако есть основания предполагать, что здесь, примерно на месте Троицких ворот, стена крепости 1367 г. прерывалась проездной башней, носившей имя Ризположенских или Богородицких ворот, с каменным же мостом через Неглинную, выводившим на новгородскую Волоцкую дорогу (см. рис. 1, 13). Как считают, название башни было связано с церковью Ризположенья в Занеглименье 47). Но не будет, натяжкой допустить, что это посвящение подражало надвратному храму Волховских ворот Новгородского детинца.
        Боровицкая воротная башня, наличие которой мы предполагали уже в крепости XII в. и кремле Калиты, в крепости 1367 была несомненно (см. рис. 1, 14). В записи о постройке в 1461 г. церкви Иоанна Предтечи "на бору" указано, что эта башня стояла "у Боровитских врат" 48).
        Юго-западная угловая башня строилась в 1488 г. "вверх по Москве, где стояла Свиблова стрельница" 49), бывшая угловой башней крепости 1367 г. (см. рис. 1, 15).
        Таким образом, южная стена 1367 г., закрепленная угловыми башнями, совпадает со стеной нынешнего Кремля. Совпадает и Тайницкая башня этой стены, сооруженная в 1485 г. "у Чешьковых ворот", т. е. на месте или около Чешковой проездной башни 1367 г., выводившей к воде, на москворецкий "подол" 50) (рис. 1, 16). Полагаем, что и москворецкое "корабельное пристанище" под стенами крепости было прикрыто боковыми стенами, закрывавшими доступ на этот участок в случае военной опасности. (Эти предполагаемые части показаны на рис. 1 жирным пунктиром).
        Так реконструируется план крепости 1367 г. см. (рис. 1). В этом виде ее периметр составлял около 2000 м. Крепость имела, несомненно, 8 башен, а может быть, и 9 башен (если допустить наличие одной башни посередине западной стены). Из них пять было сосредоточено на восточной "приступкой" стене. Такая концентрация башен на наиболее угрожаемом фронте - характерный прием военно-инженерного дела XIV в. (ср., например, Изборск). Однако в высокой степени интересно, что три из 5 башен - проездные; все они действовали как ворота даже в условиях крайней опасности. Во время героической обороны Москвы от Тохтамыша горожане "сташа на всех воротах градскых и сверху камением шибаху" 51). При всей боевой мощи надвратных башен (трехъярусные бои) и наличии в башнях "железных (т. е. окованных железом) врат" 52) очевидно, что такой прием, ослаблявший "приступную" стену, был применен сознательно в расчете на активную оборону крепости, на тактику массированных ударов по противнику путем одновременного в трех пунктах броска значительных воинских сил. С другой стороны, в мирных условиях эти многочисленные "врата" столицы Московского княжества, через которые вели в кремль пути-дороги, как бы символизировали централизующую силу и значение Москвы, собиравшей под свою могучую руку разрозненные русские земли.
        Можно думать, что подобно другим русским крепостям, сооруженным до появления огнестрельного оружия, московская крепость 1367 г. имела стены сравнительно небольшой толщины. В силу этого при частых пожарах, разрушавших деревянные связи каменных стен, стены частично обваливались и заменялись уже деревянными. Так, в пожар 1445 г., причинивший большие разрушения кремлю, "стены градные падоша во многих местех" 53), и при налете татар царевича Мазовши осаждающие сосредоточивали свои усилия на тех участках, "где несть крепости каменыя" 54). Понятно, что после многих заделок деревом
        __________
        47) С.П. Бартенев. Ук. соч., т. I, стр. 161; И.Е. Забелин. Ук. соч, стр. 417; ПСРЛ, т. XXII, стр. 510. Каменный мост через Неглинную "в середине Москвы" строил Борис Годунов. (А. Дмитриевский. Архиепископ Елассонский Арсений... Киев, 1899, стр. 96).
        48) ПСРЛ, т. VIII стр. 149; ср. С.П. Бартенев. Ук. соч., т. I, стр. 185.
        49) ПСРЛ, т. VIII, стр. 217; И.Е. Забелин. Ук. соч., стр. 137.
        50) ПСРЛ, т. IV, стр. 155; т. VI, стр. 237; И.Е. 3абелин. Ук. соч., стр. 137.
        51) ПСРЛ, т. VIII, стр. 43.
        52) Там же, стр. 44.
        53) Там же, стр. 113. Тверская летопись точно отмечает причину разрушения стен: "Камень развалился" - известняк при обжиге крошился. (Там же, т. XV, стр. 492).
        54) ПСРЛ, т. VIII, стр. 124.


-60-

московская крепость показалась Амвросию Контарини "деревянной" 55).
        По-видимому, стены 1367 г. были также сравнительно невысоки. Описание осады кремля войсками Тохтамыша в Ермолинской летописи отмечает, что татарам удавалось сбивать его защитников со стен "еще бо граду тогда ниску сущу" 56). Это свидетельство следует понимать не как указание на незаконченность еще в 1382 г. постройки 1367 г., а как пояснение, сделанное писцом списка летописи, сравнивавшим в конце XV в. старые крепостные стены со стенами, "поновленными" Ермолиным в 1462 г., и стенами нового кремля, постройка которого началась в 1485 г. со стрельницы у Чешковых ворот, достигавшими высоты 12-13 м.
        Не совсем ясен характер завершения стен. Источники говорят о деревянных частях вверху стен (в пожар 1445 г. "ни единому древеси на граде остатися") 57) и о настенных "заборолах" 58), т. е. как бы о деревянных брустверах, шедших по верху стен. Можно думать, что последний термин следует отнести к поэтическому языку автора "Задонщины", а не к реальной стене Московского кремля. Скорее всего его стены имели зубчатый верх, какой известен, например, по Пороховской крепости. Несомненно, боевой ход и прикрывала "кровля градная". Башни также имели зубчатый верх и деревянные шатровые кровли.
        Так выглядела крепость Москвы 1367 г. Ниже мы увидим реальный масштаб тех грандиозных работ, который скрыт за краткими и скупыми фразами летописи о постройке крепости.

IV. ОБЩИЙ ОБЗОР КРЕПОСТНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА МОСКВЫ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIV В.

        Дополнением к твердыням Московского кремля было основание во второй половине XIV в. ряда монастырей к северу и югу от Москвы, образовавших как бы кольцо вспомогательных фортов. Неподалеку от старого места Данилова монастыря, на противоположном берегу Москвы-реки между дорогами на Коломну и Серпухов, был основан Симонов монастырь (до 1379 г.) 59); севернее - на берегу Яузы, у Владимирской дороги стал (около 1360 г.) Андроников монастырь60): на севере - меж Дмитровской и Ярославской дорог возникли Петровский, Рождественский (около 1386 г.) и Сретенский (около 1395 г.) 61) монастыри. Далее, с востока в 1394 г. было предпринято незаконченное сооружение рва от Кучкова поля к устью Яузы 62). К юго-западу от кремля, против Крымского брода, около 1360 г. возник Зачатьевский монастырь 63). К XIV-XV вв. относят сооружение вала в Занеглименье (по западной части современного Бульварного кольца) 64). Само расположение названных монастырей говорит об их оборонительном значении, поэтому следует их представлять в виде маленьких деревянных "кремлей". Позднее эти монастыри отметил С. Герберштейн: "Недалеко от города находятся несколько монастырей, каждый из которых представляется чем-то вроде отдельного .города" 65). Памятуя все эти факты, мы сможем представить себе непрерывность строительной деятельности в самой Москве, не говоря уже о постоянном "восстанови-
        __________
        55) "Путешествие Амвросия Контарини". "Библиотека иностранных писателей о России", СПб., 1836, стр. 108; И. Е. Забелин. Ук. соч., стр. 136.
        56) ПСРЛ, т. XXIII, стр. 128.
        57) Там же, т. VIII, стр. 113.
        58) В.П. Адрианова-Перетц. Задонщина. Труды отдела древнерусской литературы, т. VI, Л.. 1948, стр. 229.
        59) В.И. Троицкий и С.А. Торопов. Симонов монастырь. М., 1927, стр. 3, 4; Н.А. Гейнеке. По Москве. М., 1917, стр. 359.
        60) ПСРЛ, т. XI, стр. 32. В Андрониковом монастыре останавливался Димитрий Донской по пути с Куликова поля через Коломну; под монастырем на берегу стояли его полки. (С. К. Шамбинаго. Ук. соч:, стр. 52, 53).
        61) Ср. ПСРЛ, т. XXI, стр. 438.
        62) ПСРЛ, т. VIII, стр. 64.
        63) Н.А. Гейнеке. Ук. соч., стр. 355 и сл.
        64) П.В. Сытин. Ук. соч., т. 1, стр. 30-41.
        65) С. Герберштейн. Записки о московитскях делах. СПб., 1908, стр. 99.


-61-

тельном строительстве" жилищ и хором после опустошительных пожаров.
        Кроме этих работ по укреплению столицы, московское правительство осуществило в эти же годы постройку двух крупных крепостей на важнейших в XIV в. стратегических направлениях: к Литве и к татарскому "полю".
        В 1369 г. был срочно укреплен кремль Переславля-Залесского - "того же лета и срублен бысть" 66). За этой краткой фразой летописца скрывается огромная работа по постройке рубленых стен и башен на древних переславских валах XII в. общим протяжением до 2,5 км, т. е. больше кремля Москвы. Под "городом" существовали его форпосты-монастыри - старый Никитский и новые, возникшие в первой половине XIV в., - Горицкий и Федоровский. Новая крепость Переславля отразила натиск походов Дмитрия суздальского в 1371 г. и литовской армии Кейстута в 1373 г. 67)
        На юге князь Владимир Андреевич в 1374 г. "заложи град Серпохов в своей отчине и повеле в едином дубу срубити его" 68).
        Возможно, что в это же время возобновлялись древние укрепления Коломны 69).
        Однако среди всех этих работ сооружение белокаменного кремля Москвы было крупнейшим: оно вызывало чувство гордости и изумления у ближайших современников. В "Повести о житии и о преставлении великого князя Димитрия Ивановича", прославляющей героя Куликовской битвы, говорится, что он "славный град свой Москву стенами чюдными огради и во всем мире славен бысть" 70). В поэтических строках "Задонщины". также ярко выражена гордость "каменым градом Москвой", откуда рвутся на бой с татарами "соколи белозерстии и ястребы" 71).
        Московский кремль 1367 г. был не только крупнейшим военно-инженерным сооружением на Руси XIV в., вызывавшим страх и ненависть консервативных сил, отстаивавших порядки феодальной раздробленности; он был, очевидно, и выдающимся произведением архитектурного искусства. Его образ произвел сильное впечатление на великого художника Феофана Грека, который дважды изобразил его в своих росписях. Феофан написал в палатах князя Владимира Андреевича, сподвижника князя Дмитрия по строительству крепости, "в камене стене саму Москву", т. е. город, окруженный каменной стеной. Видимо, тот же образ белокаменной крепости Москвы Феофан передал в росписи Архангельского собора, где он, может быть, над гробницей Донского, "на стене написа град во градце шаровидно тюд-робну написавый" 72).
        Размах московского строительства особенно ярко ощутим при сравнении его с кратковременным строительством нижегородских соперников Москвы. Оно не пошло дальше восстановления белокаменных храмов XIII в. и сооружения одной церкви Николы на берегу реки; впрочем, ее постройка, может быть, принадлежала нижегородским купцам, а не князю Димитрию. Сооружение каменной крепости оказалось не под силу нижегородским феодалам, и ее строительство оборвалось в самом начале. Постройка в 1370 г. каменного храма в митрополичьем Благовещенском монастыре, - видимо, московскими руками и, возможно, в московских формах, - как бы подчеркивала преобладание Москвы и обреченность нижегородского сепаратизма. Не исключено, что и постройка на следующий год церкви Николы "на бечеве" (1371 г.) была делом московских мастеров.
        Какими же кадрами располагала Москва для этого большого строительства?
        __________
        66) ПСРЛ, т. VIII, стр. 16. "Заложи князь великий Димитрий Иванович город Переяславль новой, того же лета и окончиша". "Русский временник", т. I, M., 1820, стр. 224.
        67) ПСРЛ, т. VIII, стр. 19.
        68) Там же, стр. 21. Ермолинская летопись приписывает инициативу постройки Серпухова Дмитрию Ивановичу: "Князь велики Дмитреи заложи Серпохов и многу льготу даст хотящим жити". ПСРЛ, т. XXIII, стр. 118.
        69) Прибывший перед походом к Куликову полю в Коломну князь Димитрий Иванович был встречен епископом Евфимием "в башне городовой" или "во вратех градных". (ПСРЛ, т. XI, стр. 54; "Синопсис", СПб., 1807, стр. 147, 148). Эти укрепления погорели в пожар 1438 г., а в 1439 г. хан Мамутек "Досталь Коломны пожегл". (ПСРЛ, т. VIII, стр. 107).
        70) ПСРЛ, т. VI, стр. 104.
        71) В.П. Адрианова-Перетц. Ук. соч., стр. 201.
        72) И.Э. Грабарь. Феофан Грек. Казанский музейный вестник, 1922, № 1, стр. 5.


-62-

V. ОПЫТ РАСЧЕТА СТРОИТЕЛЬСТВА МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ 1366-1367 гг.

        Уже в 1365 г. в Москву были стянуты предназначенные для строительства кремля крупные строительные силы, использованные митрополитом Алексеем для постройки своего Чудова монастыря.
        Для того, чтобы судить о дейстзительных масштабах скрытых за скупой и краткой записью летописца работ по сооружению белокаменных стен и башен кремля, можно произвести примерный расчет потребного количества строительных материалов и рабочей силы на основе сделанной выше реконструкции плана кремля 1367 г. и аналогий крепостных сооружений XIV в.73)
        Изложим исходные данные, принятые нами для расчетов, оговаривая их условность.
        Общая длина стенных прясел кремля составляла 1898 м, что вместе с 9 башнями (по 9 м в поперечнике) дает 1979 м. Основные величины, принятые по аналогии с памятниками крепостной архитектуры, приведены в таблице.
        

Крепости

Толщина стен, м

Высота стен, м

Толщина зубцов, м

Высота зубцов, м

Глубина фундамента, м

Вынос фундамента, м

Прямоугольные башни (в плане), м

Круглые башни (диаметр), м

Толщина прямоугольных и круглых башен, м

Изборск, 1330 г.

-

-

-

-

-

-

Талавская башня, 8,5 х 9,5

Луковка (снаружи), около 9,5

-

Порхов, 1387 г.

Около 1,8

6-7

Около 0,7

2,8

-

-

-

Средняя башня (внутри), 6 х 7

Средняя башня, 1, 4;
Малая башня, 1,4

Новгород, 1335 г.

Около 3

-

-

-

-

-

-

-

-

Новгород, XIV в.

Около 4

-

-

-

-

-

-

-

-

Новгород, Окольный город

-

-

-

-

Более 2,3

-

9 х 9;
9,7 х 12,1;
9,5 х 8,8;
10,5 х 9,7

-

1,2; 1,4; 2,45

Нижний Новгород, начало XVI в.

-

-

-

-

3,13

0,28 - 0,3

-

-

-

Ивангород, конец XV в.

Более 3

-

-

-

-

-

-

-

-

Ивангород, XVI-XVII вв.

-

-

Около 1

3,25

-

-

-

-

-

Московский кремль, 1367 г.

2

8

0,7

2,5

2,5

0,3 (ширина фундамента 2,6)

9 х 10,5

9 (снаружи)

2



        При расчете кубатуры земли, вынутой из рвов фундамента, принимаем, что в основании ров под стеной был равен ширине фундамента, т. е. 2,6 м, а вверху расширялся на 0,6 м с каждой стороны, т. е. ширина его устья равнялась 3,8 м. Под башнями же рылся котлован с основанием, равным площади башни, и также с расширением кверху на 0,6 м с каждой стороны.
        Все башни имели сильный вынос в сторону поля, что характерно для Порхова и Изборска 74).
        __________
        73) Приводимые ниже расчеты сделаны по моим указаниям кандидатом искусствоведения, архитектором В. В. Косточкиным и военным инженером Я. Н. Трофимовым, которым приношу сердечную благодарность.
        74) МИА СССР, № 31, 1952, стр. 154 и 169.


-63-

Рис. 3
Схема конструкции стен и башен Московского кремля 1366-1367 гг.

        Стены с внутренней стороны не имели аркад, как это было в Порхове, Изборске, Ивангороде. Структура стены была трёхслойная: две внешние облицовочные стены с толщиной камня, равной в среднем 0,3 м, и внутренняя забутовка в 1,4 м.
        Считаем, что прямоугольные проездные башни были пятиярусными, причем нижний сквозной ярус был более высоким и имел каменный свод, а остальные четыре были более низкими с 3 бревенчатыми накатами ("мостами"). Высоту прямоугольных башен принимаем в 13 м и парапета - в 2,5 м, всего- 15,5 м. В круглых башнях считаем по 4 яруса 75; их высоту принимаем меньшей, чем у прямоугольных башен (10,55 м и парапет- 2,5 м), всего-13,05 м. Связь башен с боевым ходом стен осуществлялась, по-видимому, через 3-й ярус. Конструкция стен и башен представлена на рис. 3.
        При указанных принятых размерах мы получаем следующие объемы работ и материалов (в кубических метрах):

Объем рвов под стенами

15 184,0

Объем рвов под прямоугольными башнями

1791,9

Объем рвов под круглыми башнями

613,2

Всего

17 589,1


Объем бутовой кладки фундаментов стен

12 337,0

" " " " прямоугольных башен

865,8

" " " " круглых башен

270,21

Всего

13 473,01


Объем облицовочной кладки стен и башен

14 371,15

" бутовой " " "

26 146,27

Всего

40 517,42


Общий объем каменной кладки

53 990,43

В том числе стенной (облицовочной)

14 371,15

" " " бутовой

39 619,28



        __________
        75) Талавская башня Изборска при высоте около 15 м имела 4 "моста", т. е, была пятиярусной (МИД СССР, № 31, 1952, стр. 172); башня Луковка той же Изборской крепости, при высоте от современного уровня земли около 13 м, имела сводчатый подвал и над ним - 3 бревенчатых "моста", т. е. также была пятиярусной (там же, стр. 172-174); у Малой башни Порхова было 5 ярусов, у Средней - 4 яруса (там же, стр. 155 и 157).


-64-

        При последующих расчетах потребности рабочей силы мы исходим из продолжительности рабочего дня в 10 часов 76).
        В результате произведенного расчета общая потребность в тесаном и бутовом камне для кладки выразилась в 49,4 тыс. куб. м (при исчислении в плотном теле).
        Хотя специальных анализов камня раннемосковских построек не производилось, в науке установилось наиболее вероятное предположение, что ломка камня производилась "в подмосковных Мячковских и других тамошних каменоломнях" 77). Действительно, Мячковские карьеры были недалеко от Москвы - около 50 км по Москве-реке - и были богаты как мягким, так и твердым кремнистым известняком. Мы не знаем из источников, сколько времени ушло на ломку камня; известно лишь, что его вывозили зимой 1366-1367 гг. Ломка камня еще в середине XIX в. производилась крестьянами в зимнее время по окончании сельскохозяйственных работ. Думаем, что работа по заготовке камня шла либо одновременно с его вывозкой, либо была проведена зимой 1365 - 1366 гг. Всего выломка указанного выше количества камня требовала 41,5 тыс. человеко-дней. Если принять, что ломка была проведена в течение 5 зимних месяцев, т. е. 120 дней, в Мячковских карьерах должно было работать ежедневно 346 человек.
        Для кладки фундаментов и стен требовалось 16 730 куб. м известкового раствора, для чего нужно было выломать 1940 куб. м известняка. Эта работа ломщиков выражалась в 837 человеко-днях. Процесс обжига (кладка печи, насадка камня, обжиг и выгрузка извести) требовал 1620 человеко-дней, гашение кипелки в тесто - 968 человеко-дней, приготовление теста - 8300 человеко-дней. Всего - 11 725 человеко-дней.
        Транспортировка заготовленного камня шла по зимнему пути, и скорее всего - по льду Москвы-реки. Общий вес камня равнялся 112,5 тыс. тонн. При нагрузке на обычную крестьянскую подводу в 0,49 т получаем общее количество 230 тыс. подвод. В день подвода могла сделать менее полоборота до Москвы; на вывозку этого количества камня требовалось 548 тыс. коне-дней и столько же человеко-дней возчиков. При 120 зимних днях ежедневно должно было работать 4560 подвод. Такой поезд при установке подвод "в затылок", одна к другой, занял бы 20,5 км, а при вывозке за один рейс- 1035 км.
        Средний размер камня для кладки лицевых плоскостей стен мы принимаем следующий: глубину и высоту - по 30 см и длину - 50 см. Грубая теска по лекалу и наугольнику производилась еще на месте, у каменоломен. На эту часть работы требовалась 101 тыс. человеко-дней. Далее на получистую теску постелей камня нужно было 128 тыс. человеко-дней и, наконец, на чистую теску лицевой плоскости - 50 тыс. человеко-дней. Таким образом, на обработку стенного камня, потребного для сооружения Московского Кремля, было затрачено 279 тыс. человеко-дней.
        Следует учесть и работу кузнецов по наварке (1 раз в неделю) и оправке (4 раза в день) инструмента каменотесов, выражавшуюся в 30,7 тыс. человеко-дней.
        Рытье рвов объемом 17,6 тыс. куб. м и обратная засыпка требовали следующей затраты труда (в человеко-днях).:

Рытье рвов

3 840

Засыпка с утрамбовкой

329

Разравнивание излишков земли

37

Всего

4 206



        Для подвозки материалов к стенам при среднем расстоянии от стены до середины штабеля около 22 пог. м нужно было бы 3940 человеко-дней.
        При объеме кладки бутовых фундаментов в 13 473 куб. м требовалась затрата труда (в человеко-днях):

Работа каменщиков

5 600

" подсобных рабочих

4 420

Всего

10 020



        Для возведения лесов с наружной и внутренней сторон стен и башен при площади на-
        __________
        76) Основные пособия: Н.И. Рошефор. Иллюстрированное урочное положение на общестроительные работы, части I и II. М., 1928; Нuttе. Справочная книга для инженеров, архитекторов, механиков и студентов, ч. III. M., 1917; Справочник строителя. М., 1947; Справочник по сельскохозяйственному строительству, т. I. M., 1950. Подобный приводимому ниже расчет был сделан нами в отношении церкви Покрова на Нерли. См. Н.Н. Воронин. Памятники Владимиро-Суздальского зодчества XI-XIII вв. М., 1945, стр. 49.
        77) И.Е. Забелин. Ук. соч., стр. 87; В. Киприянов. Описание Московской губернии в строительном отношении. СПб., 1856, стр. 40 и 90. Вопрос об использовании более близких Дорогомиловских каменоломен остается неясным.


-64-

ружной облицовки в 23825 кв. м нужна была работа плотников в объеме 4682 человеко-дней.
        Процесс лицевой кладки и забутки стен и башен требовал следующей затраты труда (в человеко-днях):

Работа каменщиков

51 350

" подсобных рабочих

39 500

Всего

90 850



        Если подытожить приведенные данные, то получим следующие цифры трудовых затрат (в человеко-днях):

Ломка камня

42 337

Грубая теска камня в карьере

101 000

Доставка камня на 50 км

548 000

Обжиг известняка

1 620

Гашение извести-кипелки

968

Приготовление раствора

8 300

Рытье рвов и котлованов с последующей засыпкой

4 206

Подвозка камня к стенам

3 940

Кладка бутовых фундаментов

10 020

Теска постелей и лица камня

178 000

Кузнечные работы (оправка инструмента)

30 690

Устройство лесов

4 682

Лицевая кладка стен и зубцов

67 500

Забутка стен и зубцов

23 350

Всего

1025 тыс.



        Средняя численность рабочих на основных строительных работах при продолжительности летнего сезона в 168 дней составляла 1970 человек.
        Таковы масштабы лишь основных работ по сооружению Московского кремля, в которых не учтены большие плотничные работы по устройству "мостов" башен и кровель крепости, ворот и др.

VI. ВЫВОДЫ

        Приведенные расчетные данные по Московскому кремлю, при всей своей относительности, дают ясное представление о широких материальных возможностях Москвы и, главное,- о количестве строительных кадров, обеспечивших "скоростную" реализацию огромной инженерно-архитектурной программы. Для постройки кремля, действительно, "отовсюду собраны были во множестве мастера каменного дела" 78).
        На обширной военно-инженерной работе, проводившейся московским правительством, несомненно, выросли очень значительные кадры крепостных зодчих, горододельцев. Ими очень дорожали, стремясь при военных столкновениях забирать у противника этих мастеров. По крайней мере несколько позже сын Донского Василий I в договоре с князем Владимиром серпуховским (около 1390 г.) оговаривал: "А кого собе вымемь огородников и мастеров, и мне князю великому з братьею два жеребья, а тобе, брате, того треть" 79).
        Что касается рядовой рабочей силы и транспортных средств, то они, конечно, мобилизовались обычным путем - сгоном феодально-зависимых крестьян. Вспомним, что "городовое дело" в Новгороде осуществлялось крестьянством волостей "елико их есть во всей Новгородской земли и области, а Новгородские люди толико кто пригожь с торговых с рядов нарядчики были"; в 1430 г. "пригон был крестианом к Новугороду, город ставити, а покручал четвертый пятого..." 80). В Москве дело обстояло, наверное, также. Располагая достаточными кадрами зодчих и каменщиков и неисчерпаемыми резервами простой рабочей силы, москвичи начинали работу с твердой уверенностью в ее реальности и имели полное основание надеяться "на свою на великую силу" 81). Сарказм тверского летописца, бросившего эту фразу в связи с началом строительства Московского кремля, был опрокинут действительностью.
        Эти мастера сохранялись в Москве и позже, может быть, работая на стройке не известных нам сооружений. Во всяком случае, о значительности строительных кадров, находившихся в распоряжении московского
        __________
        78) И.Е. Забелин. Ук. соч., стр. 87.
        79) Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. М., 1950, стр. 39 (позднее термин "огородник" приобретает современное значение; см. там же, стр. 301, 306, 308, 346); Б.А. Рыбаков. Ремесло древней Руси. М., 1948, стр. 564.
        80) Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.- Л., 1950, стр. 416
        81) ПСРЛ, т. XV (Рог.), стр. 84.


-66-

правительства и позднее - в конце 70-х годов, свидетельствует быстрота постройки большого Успенского собора в Коломне. Равный по своим размерам первоначальному Успенскому собору во Владимире, имевший к тому же поместительный подклетный этаж, собор Коломны был сооружен в один строительный сезон, тогда как Владимирский собор в условиях расцвета XII в. строился 3 года.
        Как и во Владимирской земле XII-XIII вв., монументальное строительство Москвы второй половины XIV в. оставалось исключительно в руках княжеской власти и церкви и носило целеустремленный государственный характер. Как и на первом этапе своего развития, так и во второй половине XIV в. московское зодчество развивалось в теснейшей связи с традициями прошлого и практическими и идейно-политическими задачами настоящего. И традиционные, и новые черты в зодчестве закономерно сочетались с действительностью.
        Менее всего было связано с традицией военно-инженерное строительство Москвы. Оно должно было отвечать современным условиям и приемам военного дела. Однако центральное сооружение рассматриваемой поры - Московский кремль 1367 г.- в отношении его общего замысла все же был близок, например, крепости Изборска. Он также следует принципу концентрации башен на наиболее ответственной линии "приступной" стены, обращенной к равнинному участку, тогда как хорошо защищенные Москвой-рекой и болотистой долиной р. Неглинной южную и западную стороны зодчие оставляют с малым количеством башен. Дерзким новшеством московской крепости является помещение на приступной стене трех проездных башен, рассчитанных на активную оборону и массированную вылазку на всем фронте большого количества войск. В общей композиции плана нельзя не отметить зарождения черт некоторой регулярности, отчасти обусловленной формой самого участка в устье Неглинной: план сравнительно прямолинеен, середину южной стены занимает Тайницкая башня, также относительно равномерно расположены проездные башни восточной стены.
        При всех своих боевых качествах стены и башни Московского кремля ставились и с учетом чисто художественных условий архитектурного ансамбля. Наиболее существенно, что южная стена крепости прошла не по склону холма, а у его подножия, открыв вид на кромку берега и расположенные на его высоте здания. Это был сознательный архитектурный прием.
        Любопытно, что как при Калите, ставившем свои храмы вне стен старой крепости XII-XIII вв., так и при Донском еще до постройки Московского кремля 1366- 1367 гг. в 1365 г. строится белокаменный собор митрополичьего Чудова монастыря; его ставят поблизости от будущей "приступной" стены крепости с ее 3 воротами. Собор как бы "охраняет" их. Существенно также, что он посвящается покровителю княжеской власти и воинских сил - архистратигу Михаилу 82), хотя этому "небесному полководцу" уже был посвящен собор Калиты. Постройка второго и, видимо, более обширного храма Михаила как бы освящала сооружение новой крепости и ставила ее под защиту "небесных сил". Не случайно, что позже соперники Москвы - тверские князья также отдадут в своем строительстве дань этому воинскому культу.
        Московский кремль 1366-1367 гг.- крупнейшее военно-инженерное сооружение Руси XIV в.- сыграл огромную роль в "возвышении Москвы". Он стал не только неприступной твердыней, на которую опиралась энергичная политика Москвы, нанесшей на Куликовом поле решителньый удар татаро-монгольскому владычеству и заложившей основу объединения русских земель. Московский кремль стал полным глубокого идейного смысла образом могущества русского народа. Величие его "чюдных стен" и башен пленяло мысль художников и, писателей, видевших в московском белокаменном "граде" символ грядущего возрождения Руси.
        __________
        82) По возвращении с Куликова поля, князь Димитрий "вниде в монастырь, в церковь архистратига Михаила, небесного воина, и бьет челом святому образу: заступний еси во век". (С.К. Шамбинаго. Ук. соч., стр. 53). Любопытно, что на шлеме легендарного героя Куликовской битвы троицкого-монаха Осляби было изображение архангела Михаила, как и на знаменитом шлеме, приписывавшемся Ярославу Всеволодовичу: "Бе на нем шелом въоружен архангильскаго образа". (С.К. Шамбинаго. Ук. соч., стр. 42).


 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский